ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Как я выгляжу? Вы могли бы меня полюбить?.. -- сказала девушка голосом Артура Крайса.

-- Вряд ли... Вы не в моем вкусе, Артур, -- немало удивившись этому превращению, ответил я.

-- Тогда держите пиццу, -- проходя мимо меня, нехорошо смеясь, сказал он.

За пиццу я схватился, как за спасательный круг, без лишних церемоний. А Крайс, небрежно бросив на мех оставшиеся у него коробки, подошел к зеркалу и, оглядывая свой новый облик, спросил, хорошо ли я себя чувствую.

-- Превосходно,.. -- коротко сказал я, всем своим видом показывая, что пицца для меня сейчас все.

-- Не надеялся, что найду Вас здесь.

-- Вы же оставили записку.

-- Однако еще вчера вечером...

-- Выходит, я провалялся двое суток... Кстати, спасибо, что поменяли повязку...

-- ...Вчерашний вечер я провел в "Парисе", -- сказал Крайс.

-- ...И?..

-- Попасть в него оказалось непросто. Он только для мутантов. Но для женщин и "голубых" вход свободен, поэтому не тревожьтесь: мое переодевание -- вынужденная мера, здесь (Крайс кивнул головой в сторону большой коробки) и для вас найдется маскарадный костюм... Далее,.. я видел там этого красавчика, которого так часто фотографировал Роже Шали (я понял, что он говорит о "Парисе"), как выяснилось, это хозяин клуба. Рядом с ним постоянно четверо его телохранителей... А хозяина зовут мсье Клайнфорд...

Мы замолчали на какое-то время. Крайс наконец отошел от зеркала и сел рядом со мной на ковер.

-- О Клайнофорде... Он очень азартен, прекрасно играет в бильярд, и, что самое приятное -- проигрывая, начинает много курить.

-- Что из этого?

-- В детстве мы забавлялись: какого-нибудь урода угощали сигаретой, а около фильтра был порох... Смешно? Но вместо пороха можно придумать и что-нибудь посмешнее.

-- Ну, а если Клайнофорд здесь не при чем? -- возразил я, не веря в то, что говорю.

-- Я иду туда сегодня вечером...

После этих слов Крайс взял листок бумаги и набросал план.

-- Смотрите, вот это вход, затем лестница вниз, справа перед дверью в клуб глубокая ниша, там расположен электрический щит, под ним оставим мину, ключ ее будет находиться в замочке сумочки...

Он попросил меня подать одну из коробок и достал из нее крохотную дамскую сумочку... И только тогда я понял -- это всерьез... А Артур вновь обратился к плану, применяя карандаш в качестве указки...

-- Как вы понимаете, от этой стены необходимо находиться подальше... вот здесь рядом бар, тут столики, здесь и здесь... а это бильярдные столы... Но я еще не спросил -- Вы намерены идти со мной? -- ОН не смотрел на меня.

-- "К чему?" -- спросил кто-то, кто сидел глубоко во мне...

-- ...Артур, все хотел Вас спросить, с Вами ведь что-то случилось... откуда это странное прозвище,.. -- невпопад спросил я.

-- Циклоп? -- злобно усмехнулся Крайс...

-- ...

-- Я вижу лишь правым глазом, банальная автомобильная катастрофа... Я иду туда сегодня вечером... Вы со мной?

Еще позавчера, после смерти Куена, я готов был на все; но теперь, когда время притупило ненависть, я, сам того не желая... сказал: "Да".

41.

Спустя два дня Париж опустел. Все, кто хотел покинуть его, уже сделали это. Военные, заполонившие улицы, парки, грозно стоявшие на охране зданий, перекрестков, дотошно проверяющие документы у каждого встречного, на площадях разворачивающие колонны танков и бронетранспортеров,-- вся эта огромная масса машин и людей в камуфляже теперь хранила покой мертвого города.

Около шести вечера того же дня мы, вырядившись должным образом, без проблем прошли в клуб. Не хочу и не буду описывать себя в платье и на каблуках -- это отнюдь не доставит мне удовольствия.

Только мы устроились за столиком в баре, заняв удобную позицию для наблюдения за бильярдными столами, как к нам тут же подсели двое омерзительного вида мутантов. Однако приходилось мириться и с этим. Время тянулось долго, секунды, обернулись минутами, минуты стали часами. Одно меня радовало -- "наши кавалеры" оказались весьма нестойкими перед виски и поэтому скоро не устающий наполнять их рюмки Крайс ласково уложил обоих на стол, обнимая за плечи. Мы же почти не пили.

Наконец я увидел Клайнфорда.

С появлением хозяина клуба хлопнула пробка шампанского, пенящееся вино пролилось на дубовый паркет, наполнило бокалы. Господин Клайнфорд, кроткой улыбкой поприветствовав завсегдатаев, сразу прошел к бильярдному столу и весело сказал голубоглазому циклопу напротив, через зеленое сукно:

-- Фрэнк! Ящик шампанского! По рукам?!

Я узнал этот голос... маски, убийцы из дома Томашевского,.. и.

-- Клайнфорд ли его настоящее имя? -- прошептал я на ухо Крайсу.

-- Вы знаете его?

-- Не уверен, он очень молод и изменил внешность... Возможно, он -- Ежи Стовецки. Если Вы вспомните тот инцидент на станции...

-- Я понял, о ком Вы говорите...

-- ...Что ж, придется спросить у него, так ли это... Морис, как договорились: когда все случится, захлопните свою сумочку и уносите ноги. Встретимся на улице.

Артур Крайс встал из-за столика и быстро направился к Фрэнку. Голубоглазый циклоп все еще раздумывал над предложенным пари, когда из-за его спины возник мой сообщник.

-- Ящик шампанского мелковато... Моя ставка -- жизнь!

Все замерли, улыбка слетела с лица Клайнфорда. Округлился глаз Фрэнка.

-- Кто эта мадемуазель? -- произнес Клайнфорд, обращаясь ко всем.

-- Ах, Ежи, Ежи... -- ядовито засмеялся Крайс.

В этот момент я стоял уже гораздо ближе к ним и не мог не заметить как, пусть всего на мгновение, вспыхнули глаза Клайнфорда.

-- Ах, Крайс, Крайс... -- парировал Клайнфорд.

-- Итак, кажется, я не ошибся, -- продолжал Артур Крайс, -- если выиграю я, Вы оставляете меня в покое, если нет... тогда я Ваш. Уж очень надоело прятаться по углам.

-- Вот познакомьтесь, Рэм, -- сказал Клайнфорд телохранителю с перекошенным уродливым лицом, справа от себя, -- это и есть Артур Крайс, которого Вы упустили...

-- Боитесь проиграть? -- настаивал на своем Артур, наверное, чувствуя, что почва уходит у него из-под ног.

Но Клайнфорд, впрочем, Стовецки, не отвечал. Он щелкнул пальцами -- ему поднесли полный бокал--и, наслаждаясь вкусом шампанского, Ежи взглядом искал меня... Это должно было быть... Мы встретились, глаза в глаза.

-- Вы полагаете, вашей жизни достаточно, Крайс, -- произнес он.

-- Мой добрый друг! Не прячьтесь за спинами, -- уже обратился только ко мне Ежи Стовецки.

-- Вы как будто родились заново,.. -- я вышел вперед, срывая с головы дурацкий парик.

-- Что поделать, того требовали обстоятельства... Но это я, смею Вас уверить?.. Так Вы играете, Крайс? Жизнь Ваша и Вашего приятеля -- против свободы для вас обоих?

-- Принимаю пари...

Я никогда не любил бильярд. Я никогда в нем не разбирался, но никогда в жизни не следил за игрой с таким азартом. Кажется, я даже забыл об объявленных ставках, как будто меня ничуть не волновала моя собственная судьба. Я ждал только одного -- чтобы Ежи начал проигрывать...

Крайс закурил первым, хотя, насколько я понимал, в партии все складывалось как нельзя лучше именно для него.

-- Дайте и мне! -- тотчас откликнулся Ежи.

"Дайте и мне!" -- эхом мысленно повторил я.

Крайс протянул Стовецки пачку сигарет, затем снова взялся за кий.

Стовецки курил нервно, лицо было сосредоточено, взгляд метался от кия к разбегающимся шарам, вдруг исчезающим в лузе, и каждый точный удар Крайса заставлял Ежи глубоко затянуться. Замечу, Артур Крайс не стал испытывать судьбу и потушил свою сигарету.

Скоро я поймал себя на том, что перестал смотреть на поле, что смотрю на сигарету Стовецки, и взгляд мой, откровенный до безумия, он не мог не прочесть. В глазах Ежи отразилось недоумение, он оторвал фильтр от губ, и глянул на него так, будто увидел змею; потом непонимающе посмотрел на меня, поднес сигарету ко рту, наверное, не осознавая своей тревоги...

44
{"b":"49811","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Командор войны
В тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
Инсектопедия
Покажи свою работу: 10 способов сделать так, чтобы тебя заметили
Барракуда forever
Даже не думай влюбляться
Введение в психоанализ (сборник)