ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ужалила ли змея? -- не знаю. Я предоставил это провидению, защелкнув свою сумочку... Тогда стена обрушилась в устрашающем грохоте, а клуб провалился во тьму...

Уже на улице меня нагнал Артур, он был зол.

-- Проклятье! Струсили! Почему так рано?

Я отвечал, не взглянув на него, не замедляя шаг:

-- Мне надоело видеть смерть...

Я заканчиваю, дамы и господа... Моя история может показаться Вам неполной и недосказанной, на многие Ваши вопросы при огромнейшем моем желании все же не в силах дать ответы... Увы, слишком тесно в ней от загадок... Каким образом спаслись со станции Артур Крайс и Ежи Стовецки? Или происшедшее с Анри Ростоком... -- разве не абсурд? И не был ли Крайс сам мутантом от рождения -- одолевали меня сомнения... Но совсем не для того заговорил я о тайнах.

Через день, когда я и Элен покидали Париж, на мое имя пришла бандероль. Это оказалась видеокассета, мне думается, отснятая Симоной. Опуская все лишнее, скажу лишь: мотоциклисты, привезшие Пат в гостиницу, были... полагаю, вы догадались... -- циклопами. Но какое значение это имело после всего случившегося... после второй Варфоломеевской ночи...

42.

Теперь нас стало четверо.

Наша обитель -- уютная пещера, узким хвостом своим потерявшаяся где-то во чреве скалы; пол устлан, словно роскошной периной, но это сено и сверху огромные медвежьи шкуры. Здесь очень жарко. Ведь мы на экваторе, и прохлада только нежна. Вокруг джунгли. Непролазные дикие джунгли, с бесновато кричащими обезьянами. И всего в ста метрах вечность грохочущий водопад. Мы оторвались от мира и не жалеем. Мы были здесь счастливы и может быть еще будем... У нас свое хозяйство: несколько коз, исправно дающих молоко, небольшой огородик, всегда под рукой лес, где бродит и летает мясо, к тому же. однажды попробовав удить рыбу, я вошел во вкус... Ну, да ладно об этом.

Порой бывает трудно справляться с накатывающейся депрессией. Это только так кажется, что жизнь, пусть даже с любимым человеком, на сказочном необитаемом острове прекрасна и удивительна. Но проходят дни, месяцы, годы -- и мечта, наверное, едва ли не каждого жителя мегаполиса оборачивается ловушкой, и можно, если очень захотеть, просто сойти с ума. В такие минуты я воздаю хвалу Господу, что у меня есть солнечные батареи, вставляю в гнездо музыкального центра компакт-диск и под заученные мелодии предаюсь воспоминаниям. Вспоминаю годы дружбы и прощание с Филидором, оставшегося с безнадежно больной женой, порой Роберто, его незрячие, но полные слез глаза после смерти Лауры, Патрицию, впрочем всех... и гильотину, и САМУЮ ДОЛГУЮ НОЧЬ.

Нет! Мы оторвались от всего мира и не жалеем. Мы были здесь счастливы и, может быть, будем.

Теперь нас стало четверо. Схватки у Элен начались вчера утром. Около четырех часов дня она родила мальчика, орущего крепыша. А через шесть часов -- второго ребенка, точную копию младенца, появившегося на свет на борту "Виктора Гюго". Но жить они будут оба, и вместе. Я и Элен сделаем все, чтобы они стали братьями, и не только по крови.

45
{"b":"49811","o":1}