1
2
3
...
11
12
13
...
66

Меган все не убирала руку с плеча Деймиена.

– Ей и правда раньше не везло. Дважды. И очень серьезно. Теперь она боится кому-либо довериться.

Деймиена охватил гнев.

– Кто обидел ее?

– Глупые джентльмены без чувства чести. Мистер Уайт был хуже всех. Он заставил Пенелопу поверить, что искренне любит ее, хотя на самом деле не любил. А Магнус Грейди был просто противный. – Пальчики Меган сильнее вцепились в его рукав. – О, принц Деймиен, у вас мускулистые руки. Не говорит ли ваше пророчество, что вам можно жениться на будущей сводной сестре невесты, если сама невеста откажется?

Деймиен заглянул в ее дерзкие глаза и усмехнулся в ответ:

– К сожалению, нет.

– Ничего не поделаешь. – Она выпустила его руку. – Я видела, как вы смотрели на Пенелопу. Вы очень увлечены, правда? Я рада. Ей нужен мужчина, который влюбится в нее без памяти.

Деймиен как раз и влюбился в нее без памяти, в точности так, как говорилось в древнем пророчестве.

Он сам не верил в это пророчество и вообще никогда не верил ни в какую магию, считая, что совет магов – это лишь сборище шарлатанов, которые кроили свои предсказания так и эдак в зависимости от пожеланий принца-императора или герцога Александра.

Однако может быть – только может быть, – что на сей раз они оказались правы.

Деймиену нужна была Пенелопа и нужна не только по тем причинам, по которым мужчине бывает нужна женщина. И он размышлял, не перевесит ли в конце концов эта потребность вспыхнувшую в нем любовь?

Пенелопа скрылась среди деревьев, но он все еще продолжал чувствовать ее присутствие. Если бы он встретил ее год назад, то сразу заставил бы лечь и чудесно позанимался бы с ней любовью.

Нет, наверное, нет. Он понимал разницу между невинной девушкой и оголодавшей замужней дамой, а такие преследовали его толпами. Он бы смотрел на Пенелопу, страстно мечтал о ней, она царила бы в его сексуальных фантазиях, но он бы ее не тронул.

А теперь он ее хотел и мог получить. И получит. Заставит ее изменить свое «нет» на «да», тогда их обручат, и согласно нвенгарскому обычаю они станут любовниками.

В Нвенгарии помолвка соединяла так же законно, как и свадьба. Если пара была законно обручена, то нвенгарцы не считали ребенка, зачатого или даже рожденного до свадьбы, внебрачным.

Деймиен никогда особенно не задумывался об этом обычае, но сейчас мысль о нем доставляла ему удовольствие.

Она скажет «да», и он станет проводить все свое время в постели с ней, а Саша займется торжествами и празднествами в честь их помолвки.

Деймиен всему ее научит. Какой любовницей она станет! Панталоны на нем натянулись так, что стали причинять боль.

– Если хотите, я могу заключить в тюрьму джентльменов, которые разбили сердце Пенелопы, – вслух сказал он. – Могу приказать Саше бросить их в самый глубокий застенок, даже пытать.

– О! Звучит замечательно, – весело отозвалась Меган, только она не понимала, что Деймиен действительно может это сделать.

А вот отец Деймиена так и не понял, что если этого не делать, то будешь сильнее.

Вдруг Меган склонила голову на плечо и уперлась кулаками в бока.

– Мой отец прав в одном. Откуда мы узнаем, что вы – настоящий принц?

Деймиен заглянул в ее удивительно проницательные глаза на треугольном личике.

– Я думал, вы на моей стороне.

– На вашей. Но Пенелопа – моя лучшая подруга. А скоро станет сводной сестрой. Я хочу, чтобы она вышла замуж за принца, а не за проходимца.

– Понимаю вас. – Деймиен спустился со ступеней павильона и галантно предложил руку Меган. – Но я докажу.

– Как?

– Через неделю я устрою праздник для вашей семьи и ваших друзей. Для всей деревни. Саша уже начал приготовления. Приглашу множество знакомых из Лондона, включая человека, которому вы непременно поверите, если он скажет, что я – принц Деймиен Нвенгарский.

Глаза Меган сузились.

– Правда? И кто же этот человек?

– Принц-регент.

– О! – Меган задумалась, потом подала руку Деймиену, и они медленно пошли к дому. – Полагаю, это подействует. Конечно, при условии, что мы поверим, что он действительно принц-регент.

Около полуночи Майкл Тэвисток вошел в спальню леди Траск и запер дверь.

Леди Траск услышала его, но не обернулась, продолжая расчесывать волосы. Горничная помогла ей раздеться, надеть халат, а потом неслышно удалилась. Майкл должен был подойти, положить руки ей на плечи, приподнять ее голову и поцеловать. Леди Траск пребывала во взволнованном ожидании. Поцелуи Майкла жгли как огонь.

Но он ничего этого не сделал. Сложив на груди руки, он остался стоять у двери, наблюдая за нею в зеркало.

Она почувствовала острое разочарование. День выдался утомительный. Пенелопа вела себя ужасно, полностью игнорировала попытки леди Траск объяснить ей, что она никогда не получит лучшего предложения.

Майкл, к раздражению леди Траск, стал на сторону Пенелопы. Разве он может понять, что это такое: иметь дочь, которая уже отказала двоим абсолютно порядочным лондонским джентльменам с деньгами и связями. Конечно, ни мистер Уайт, ни этот ужасный Магнус Грейди не были столь красивы и обаятельны, как принц Деймиен, но все же… Отказать принцу – это уж слишком.

Леди Траск так ей и сказала. Майкл молча за всем наблюдал.

Хоть у Меган есть какой-то здравый смысл. Если Пенелопа не поостережется, Меган уведет Деймиена прямо у подруги из-под носа. И пророчество не поможет.

Весь оставшийся день и за обедом принц Деймиен говорил мало, только смотрел на Пенелопу. Он явно решился, вот в чем дело. Его не испугает девичье упрямство.

Саша весь день и весь вечер не прекращал посвящать слушателей в историю Нвенгарии и славного рода принца Деймиена. Леди Траск уже не знала, куда от него деваться. Молчание Майкла ее нервировало, и взгляд его темных глаз – тоже.

Вот и сейчас он ее нервирует.

Наконец леди Траск положила щетку и посмотрела на Майкла в зеркало. Он по-прежнему стоял, выпрямившись, в дальнем конце комнаты.

– Столько событий сегодня, правда? – оживленным тоном начала она.

– Симона, – строгим тоном проговорил Майкл, – перестань.

Его голос всегда очень сильно на нее действовал.

– Перестать – что? – Леди Траск поднялась из-за туалетного столика и повернулась к Майклу.

И как обычно, ее пронзила мысль о своей невероятной любви к нему. Он такой красавец. Такой высокий, сильный, мужественный. И ему нет дела до того, что ей уже пятьдесят и красота ее начала увядать. Каждый вечер леди Траск протирала лицо сливками и лимоном и считала, что оно оставалось таким же гладким, как у ее дочери. Казалось, Майклу тоже нравится ее кожа. Он так часто ее гладил, гладил везде, даже языком.

Ни один мужчина так не волновал ее прежде.

И он принадлежал ей одной. Человек вовсе не бедный, он мог выбрать любую красотку в Лондоне, тощую и костлявую, но он выбрал ее!

Леди Траск подошла к нему, положила руки на плечи.

– Дорогой!

Майкл не шевельнулся. Мускулы его были напряжены, и, похоже, он не собирался раздеваться. Женщина забеспокоилась:

– Дорогой, что случилось?

Мужчина продолжал хмуриться.

– Ты ведешь себя так, словно сегодняшний день – это лишь забавное развлечение, маленькое приключение для разнообразия. Но это не так. Дело обстоит очень серьезно.

– Я понимаю. – Ее глаза расширились. – Только представь себе, принц проделал весь этот путь, чтобы жениться на мне! Так смешно!

Взгляд Майкла оставался холодным.

– «Смешно» – не то слово, которое бы я употребил. Ты ведь могла бы пойти на это, правда?

Его взгляд начинал пугать леди Траск.

– Разумеется, нет. И ты это знаешь. Ты же слышал, как я ему отказала. – Она притворно хохотнула. – Майкл, любимый, неужели ты думаешь, что из-за шкатулки с рубинами или принца я бы согласилась расстаться с тобой? – Она положила голову ему на грудь, стала гладить его руки, слушая, как медленно и тяжело бьется его сердце.

12
{"b":"499","o":1}