1
2
3
...
20
21
22
...
66

Деймиен спокойно цедил свое пиво, слушая смех и разговоры. Почувствовав, что время пришло, что завсегдатаи трактира, достаточно веселы и готовы восхищаться всем нвенгарским, он подошел к стойке и поднял руки, призывая селян к тишине. На это потребовалось немало времени, потому что тут же поднялся невероятный шум:

– Тихо, тихо! Принц будет говорить!

– Я-то молчу, ты сам замолчи!

– Если мы все замолчим, он сможет говорить.

Наконец Деймиен решил просто перекричать весь этот гвалт.

– Друзья мои! – громовым голосом воскликнул он, и все тут же затихли, повернувшись к принцу. – Благодарю вас за теплый прием, который вы оказали мне и моим людям. За те несколько дней, что я тут прожил, я успел полюбить вашу деревню.

Его слова вызвали новую волну ликования. Деймиен это предвидел, но, разговаривая с шумными толпами, он привык делать паузы, чтобы дать людям время успокоиться.

– Я получил известие, – продолжил Деймиен, – что принц Уэльский действительно посетит наш праздник.

Новая волна ликования. Англичане не очень-то жаловали своего толстого принца-регента, но визит королевской особы в их деревню – еще один повод для праздника. И для выпивки.

– Однако вы должны кое-что для меня сделать, – проговорил Деймиен.

Шум стих. На Деймиена с готовностью устремилось множество горящих энтузиазмом глаз.

– Вы должны принять принца со всем возможным почетом, – заявил Деймиен. – Должны встретить его радостными криками, английскими флагами, показать, как его любят в Англии. Думаю, он вас щедро вознаградит.

Один из фермеров в заднем ряду вскинул вверх руку с флягой и выкрикнул:

– Да здравствует принц Георг!

– Да здравствует принц Георг! Боже, храни короля!

Деймиен ждал с мягкой улыбкой на устах. Он хотел, чтобы в деле с Пенелопой жители оказались на его стороне, особенно если придется ее похитить. И вообще приятно заработать репутацию щедрого и благожелательного человека. Принц Деймиен давно научился покорять сердца даже тех людей, которые инстинктивно не любили, иностранцев и не доверяли им.

Кроме того, Деймиен нуждался в помощи самого принца-регента. Тот всегда с некоторой ревностью относился к светским успехам Деймиена, и вряд ли ему понравится, что Деймиен так легко завоевал симпатии его английских подданных в целой деревне. Сам Деймиен отлично понимал, что это совсем не так. Эти люди были солью земли. Они могли ворчать, что изысканные джентльмены из Лондона вконец обложили налогами их крошечные наделы, но, видит Бог, это были английские изысканные джентльмены, и английские налоги, и английские наделы. Не иностранцам указывать им, что делать!

К тому же в борьбе за нвенгарский трон Деймиену требовалась надежная поддержка Англии. Он не мог допустить, чтобы Англия стала на сторону Александра. Республики сейчас в моде, герцогский совет в руках у великого герцога, а совет магов он запугал.

Пусть принц Георг верит, что праздник устроен в его честь, и пусть Англия сохранит симпатию к нему, Деймиену.

– Благодарю вас, друзья мои, – обратился он к слушателям. Один из фермеров выкрикнул:

– Да здравствует принц Деймиен!

Стропила задрожали от восторженных криков. Деймиен вежливо поклонился, улыбнулся и отошел в сторону.

– Я не понял, что вы говорили, – по-нвенгарски заметил Петри, – но выглядело это впечатляюще.

За их спинами кто-то снова воскликнул:

– Трижды ура принцу Деймиену!

Толпа подхватила:

– Гип-гип ура!

И под те же выкрики, которые встретили их по приходе, Деймиен и Петри покинули таверну.

– Они – добрые люди, – отвечал Деймиен.

Петри с сомнением посмотрел на своего господина.

– Дело не только в том, что у них добрый нрав. Вы, сэр, монарх по рождению. Крестьяне в Нвенгарии кланяются вам не потому, что они обязаны кланяться. Здешние крестьяне и вовсе не обязаны этого делать, тем не менее, они выказывают вам уважение. И приязнь.

– Ты преувеличиваешь мои достоинства.

– Нет, это вы слишком скромны. Потому ваш отец и ненавидел вас. Люди вас любили, а его – нет. Вот он и бесился.

– Довольно об этом, – проворчал Деймиен.

Петри знал его всю жизнь, а потому не обратил внимания на упрек.

– Вы не хотите слышать правду, в этом все дело. Посмотрите, вот кто вас обрадует.

Деймиен поднял взгляд и сразу забыл об излишне проницательных замечаниях Петри.

В дальнем конце Хай-стрит с корзинкой в руке показалась Пенелопа. Ее сопровождала Меган Тэвисток, которая уже заметила молодых людей и помахала им рукой.

Деймиен тоже поднял руку, Пенелопа не ответила на приветствие, но принц почувствовал на себе ее взгляд, и кровь быстрее понеслась по его жилам.

Саша, все еще с официальной лентой на груди, семенил за дамами, поодаль двигалась группа нвенгарских слуг.

Из таверны посыпались люди, распевая фривольную песенку о девице, у которой под окном прячется милый. Надо будет перевести ее для Петри, вот уж тот посмеется.

Вдруг Деймиен ощутил, как ему на плечо легла чья-то тяжелая рука. Все еще занятый мыслями о Пенелопе, принц решил, что кто-то из гуляк желает поблагодарить его за щедрость, но тут Петри с громким криком сильно толкнул его в сторону. Деймиен удержался на ногах, резко обернулся и увидел, как седоволосый мужчина с синими нвенгарскими глазами бросился к нему, замахнувшись огромным кривым ножом.

– Нвенгария! – прохрипел он.

Деймиен уклонился от удара, нож со свистом разрезал воздух. Сзади в убийцу вцепился Петри. Незнакомец отчаянно сопротивлялся, лицо его искажала бешеная решимость. Он убьет Деймиена или погибнет!

Зрители успели оценить ситуацию и, размахивая кулаками, ринулись на помощь.

Убийца ножом рассекал воздух перед лицом Петри, тот с проклятиями отскакивал при каждом взмахе. Обитатели деревни сгрудились вокруг нападавшего, пытаясь заслонить от него Деймиена, но толкались и мешали друг другу. В общей неразберихе убийца вдруг прыгнул в сторону и бросился по улице к Пенелопе.

– Саша! – закричал Деймиен.

Саша встрепенулся, поднял голову, рот у него открылся словно бы сам собой. Убийца быстро приближался. Пенелопа и Меган застыли на месте, ошарашенные и ничего не понимающие.

Деймиен бросился к ним, понимая, что не успеет. Нвенгарские лакеи, выученные защищать своих хозяев, тоже кинулись к месту событий, но они были слишком далеко. У Деймиена пересохло во рту, он увидел, как Саша сделал шаг вперед, закрывая собою Пенелопу.

Меган взвизгнула и спряталась за колодцем в конце улицы. Саша толкнул Пенелопу туда же. Убийца прыгнул. Саша в последний миг успел прикрыть девушку своим телом и принял удар на себя.

Через мгновение нвенгарцы уже схватили нападавшего. Завсегдатаи таверны, грозно рыча, как древние саксонские воины, бежали на помощь.

Убийца выдернул нож из раны на теле Саши, отчаянно крикнул: «Нвенгария!» – и вонзил окровавленное лезвие себе в грудь.

Саша медленно опускался на землю. На его спине расползалось большое кровавое пятно. Слишком большое.

Наконец подбежал Деймиен и подхватил верного слугу.

– Саша!

Пенелопа упала на колени, положила руку Саше на грудь, золотисто-зеленые глаза потемнели от боли, на ладонях алела кровь – девушка расцарапала их о каменную стену колодца.

Сердце Деймиена бешено колотилось, принца душила бессильная злоба. «Черт возьми, черт возьми, черт возьми все на свете!» Нвенгарский убийца здесь, в этой мирной маленькой деревушке! Не сумев убить Деймиена, он напал на Пенелопу!

– Саша! – бормотал он. – Не умирай! Не умирай, черт тебя возьми!

Саша с усилием приоткрыл глаза.

– Ваше высочество, – слабым голосом прошептал он, – мне не страшно умирать за вас.

– Ты не умрешь, друг мой, слышишь, ты не умрешь! – Деймиен сделал знак слугам. – Несите его в трактир, снимите с него рубашку. Остановите кровь.

Лакеи, которых Деймиен держал как раз для таких случаев, действовали очень слаженно. Через пару минут Руф уже соорудил носилки, на которые положили Сашу, мужественно пытавшегося сохранять спокойствие.

21
{"b":"499","o":1}