ЛитМир - Электронная Библиотека

Пенелопа поднялась вместе со всеми. Ее рука лежала на Сашином плече. Она не сказала ни слова, но ее распахнутые глаза говорили сами за себя. Девушка поняла, что произошло, что сделал Саша и почему он это сделал.

Руф увел слуг с носилками. В тот же миг Деймиен стиснул Пенелопу в объятиях. Она прижалась к его груди. Мягкие, душистые волосы касались подбородка Деймиена. От девушки пахло розами и солнечным светом.

Деймиен поцеловал ее жестким, требовательным поцелуем, в котором смешались его гнев и страх. И черт с ними, с этими сельчанами, пусть любуются!

– Ты не ранена? – хрипло спросил он.

Пенелопа молча покачала головой. Ее рука без перчатки лежала у него на груди; серебряное кольцо мягко светилось на солнце. Кольцо говорило, что эта девушка принадлежит Нвенгарии и ее принцу. Деймиен сильнее стиснул Пенелопу в объятиях. Его губы прижались к шелковым прядям ее волос. Ему было необходимо дотронуться до нее, а потом три дня безвылазно провести с ней в постели, не отнимая рук от ее тела, наслаждаясь каждым дюймом этой безупречной кожи.

Если бы Саша умер, Деймиен заставил бы Александра заплатить за это собственной жизнью.

Если бы умерла Пенелопа, Деймиен умер бы сам. После того, как убил Александра.

И при чем тут пророчество, при чем заклинания? Просто ему нужна Пенелопа, нужна постоянно, на всю жизнь.

Деймиен взял в ладони ее лицо.

– Я не мог добежать до тебя вовремя.

В глазах Пенелопы застыло тревожное выражение. Побелевшими губами девушка произнесла:

– Я видела, как он хотел ударить тебя ножом. Зачем?

Внезапно рядом раздался голос Меган:

– О, простите, простите, простите. Деймиен, с вами часто такое случается?

Она отбросила с лица рыжую прядь и зачарованно уставилась на несостоявшегося убийцу, который все еще лежал на брусчатке мостовой. Глаза мужчины были открыты, на губах запеклась кровь.

– Чаще, чем хотелось бы, – отвечал Деймиен.

– Он ведь мертв, да? – Меган прижала ладонь к горлу. – Ужасно.

Деймиен чуть заметно пожал плечами.

– Я ведь принц-император Нвенгарии.

Конечно, Деймиен понимал, Меган этим не удовлетворится, но в толпе у нее не было шансов наброситься на него с расспросами.

Завсегдатаи трактира и нвенгарские слуги, которые не отправились с Руфом и Сашей, пялились на убитого. Деймиен его не знал, но тот явно был нвенгаром. Типичные для нвенгара глаза, лепка лица, осанка.

Кто-то спросил:

– Что нам с ним делать?

Другой, оказавшийся констеблем прихода, почесал в затылке.

– Ну, мы все видели, что он сам покончил с собой. Коронер, возможно, захочет провести следствие, но тут и так все ясно. Иностранец. Возбужден. Пытался убить его высочество, а когда не получилось, покончил с собой. Без сомнения, он из этих, из радикалов.

– Я хочу навестить Сашу. – Пенелопа попыталась вывернуться из рук Деймиена. Тот понимающе кивнул, быстро поцеловал в висок, еще раз погладил ее по спине и лишь тогда отпустил.

– Пойдите с ней, Меган, – попросил принц.

Меган с трудом оторвала глаза от убитого. В ее взгляде отражался весь пережитый ужас, но девушка расправила плечи и заботливо взяла Пенелопу за руку.

Тесно прижавшись друг к другу, обе леди направились к таверне.

Глава 10

Пенелопа прижимала бинт к Сашиной ране, чувствуя невыносимую тяжесть в груди. Этот человек спас ей жизнь. Неужели ценой собственной?

Хозяин уже послал за хирургом, мистером Фиппсом из Кумб-Степпинга. Тот жил в трех милях от Литтл-Марчинга.

Саша запротестовал слабым голосом, когда они сняли с него сюртук, жилет и рубашку. Он так и не успокоился, пока Меган не согласилась отойти от кровати и повернуться спиной.

А вот Пенелопу он просто молил остаться. Крепко схватил за руку, как будто ему становилось легче от одного ее присутствия. У девушки не хватило бы духу покинуть своего спасителя.

Сейчас он спокойно лежал вниз лицом, с закрытыми глазами, но не спал, дыхание было ровным, только немного тяжеловатым. Может быть, им повезет, и рана окажется не смертельной?

Пенелопа снова и снова перебирала в голове страшные события этого дня. Вот убийца кладет руку на плечо Деймиена. Потом замахивается ножом. Сама она замирает от ужаса. Она слишком далеко и ничем не сможет помочь! Сейчас принц умрет на ее глазах!

Никогда прежде Пенелопа не испытывала такого потрясения. Что-то сдавило ей горло. Время словно застыло. Она видела, как нож медленно, с неотвратимой точностью, приближается к сердцу Деймиена.

Когда Петри оттолкнул принца, а убийца вывернулся из рук слуги, Пенелопа как будто снова вернулась к жизни. Даже вид сумасшедшего, летевшего к ней с ножом, боль в окровавленных ладонях, которые она ободрала о каменную стенку колодца, не так испугали Пенелопу, как мысль, что Деймиен сейчас погибнет.

Девушка опустила взгляд на тяжелое кольцо у себя на руке. Старинное серебро тускло поблескивало. Пенелопа десятки раз видела его на пальце у матери, а еще раньше кольцо носила ее бабушка. Может быть, оно как-то связано с ее страстной потребностью знать, что у Деймиена все хорошо.

Пенелопа почувствовала, как в комнату вошел Деймиен. Слуги расступились.

– Саша, старый друг! – В голосе Деймиена звучали мягкие нотки, которых Пенелопа прежде не слышала. – За эту услугу я никогда не сумею расплатиться с тобой. Тебя будут чествовать на городской площади в Нарато. Мы устроим парад в твою честь.

Похоже, Деймиен сказал то, что нужно. Не стал высказывать ни благодарности, ни горя, ни сожаления. Сашино лицо вспыхнуло от радости.

– Я только исполнил свой долг, ваше высочество.

– Истинно так, но ты легко мог отступить в сторону и предоставить его телохранителям. Ведь это скорее их долг, а не твой.

– Пожертвовать собой – честь для меня.

– Я не позволю тебе жертвовать собой. Ты мне еще нужен. Скоро здесь будет хирург. Он заштопает тебя, и ты опять будешь проводить церемонии.

Деймиен говорил уверенным тоном, но Пенелопа видела, что он обеспокоен. Возможно, рана не задела важных органов, но она была глубокой и легко могла загноиться.

Саша погладил руку Деймиена.

– Не тревожьтесь, ваше высочество. Принцесса здесь, она меня исцелит.

Пенелопа удивленно посмотрела на раненого. Деймиен поймал ее взгляд и чуть заметно покачал головой.

– Не настолько ты плох, Саша. Хирург тебя вылечит.

– Мне не нужен хирург, если здесь принцесса. – Саша говорил со счастливой уверенностью.

– Деймиен, – прошептала Пенелопа. – Что это значит?

Саша услышал ее вопрос.

– Истинная принцесса Нвенгарии обладает даром исцелять больных и раненых.

Глаза Пенелопы расширились. Она открыла рот, чтобы возразить, – конечно, она умеет делать припарки или заваривать чай из трав, но это вовсе не означает, что она способна заживить глубокую рану или вылечить лихорадку.

Деймиен взял ее под руку и отвел в угол комнаты.

– Любовь моя, развесели его. Ты ему нужна.

Пенелопа смотрела на принца во все глаза.

– Ты что, с ума сошел? И когда ты собирался познакомить меня с этими обязанностями принцессы?

– Когда бы возникла необходимость. Как сейчас.

– Но я не могу исцелить его, – продолжала настаивать Пенелопа. – И что будет, если у меня ничего не получится? Он объявит, что я не настоящая принцесса?

– Нет, потому что ты его излечишь.

Она долго смотрела в его лицо, потом сказала:

– Но, Деймиен, я действительно не могу.

– Промой ему рану, потри спину. Сделай что-нибудь. Доверься мне.

Его взгляд потеплел. Когда он так смотрел, Пенелопе хотелось верить ему. Да, нельзя забывать, он – правитель, который умеет заставить людей делать то, что ему нужно.

Они оба стояли спиной к присутствующим в комнате. Пенелопа быстро обернулась и слегка коснулась губами его губ.

Это мимолетное прикосновение почти лишило ее последних сил, Пенелопе захотелось броситься в его объятия. Пусть он подхватит ее на руки, успокоит. Убийца так напугал ее не потому, что пытался убить ее, Пенелопу, а потому, что покушался на Деймиена.

22
{"b":"499","o":1}