ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темная ложь
Цветы для Элджернона
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Удочеряя Америку
Мертвый вор
Искушение Тьюринга
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
После тебя

Красота герцогини увяла, когда-то живое и подвижное лицо сейчас ссохлось, кожа плотно обтянула острые скулы, роскошные черные волосы пришлось сбрить из-за лихорадки, а отросшие прядки едва прикрывали кожу на голове.

Теперь она никому не позволяла входить в свои покои, кроме служанок и Александра. Она и Александра бы не впускала, но герцог настаивал на ежедневных визитах. Он никогда не был в нее влюблен, слишком фривольно вела себя герцогиня, чтобы вызвать в нем какие-то глубокие чувства, но она была его женой, и он не позволит ей умереть в одиночестве, всеми покинутой.

Сейчас он очнулся от размышлений и ответил на ее вопрос:

– Мои источники сообщают, что Деймиен нашел принцессу, и она согласилась выйти за него замуж. Кроме того, провалилось несколько покушений на него.

– О Господи! – Сефрония закусила губу. Она не очень-то разбиралась в этой истории с пророчеством, знала только, что Александру нужна смерть Деймиена.

– Один из убийц средь бела дня пытался нанести принцу удар ножом, телохранители его убили, – продолжал Александр. – Другой хотел застрелить, пока Деймиен купался в реке, но его спугнули одна молодая дама и другие гости, которые были в этот момент в доме. – Александр покачал головой. – Этим недоумкам нужна слава убийц принца-императора, но в основном они лишь выставляют себя дураками. Возможно, кому-нибудь из них все же повезет, но если Деймиен вернется в Нвенгарию, я буду просто вынужден иметь с ним дело.

– Бедный Александр. – Сефрония слабо улыбнулась. – Принц Деймиен – настоящая головная боль для тебя, так ведь?

– Он похож на своего отца. Ему так же везет. Но я сломаю этот побег семейного древа и избавлюсь от Деймиена. – Александр сжал кулак. – Больше никаких принцев-императоров. Нвенгария должна войти в современный мир. Сейчас мы отстаем, по крайней мере, на четыреста лет.

– А как же принцесса? – спросила великая герцогиня. – Или ты ее тоже сломаешь?

Александр криво улыбнулся.

– Такое варварство ни к чему. Она англичанка и ничего не понимает в нвенгарской неразберихе. Я просто отошлю ее домой. В любом случае она – самозванка.

– Ваши подданные могут считать иначе, – заметила герцогиня.

Иногда Сефрония видела самый корень проблемы. Если романтично настроенные нвенгары желают видеть потерянную принцессу, они сумеют убедить себя, что это она и есть.

– У меня есть доказательство, – отвечал Александр, думая о бумагах, спрятанных в его покоях. – Им не понравится обман, они ее не примут.

– Люди могут тебе не поверить. И разумеется, – добавила великая герцогиня, – ты всегда можешь сам на ней жениться.

В голосе Сефронии звучала глубокая грусть. Она тоже не любила Александра, но ей нравилось быть великой герцогиней, нравилось носить драгоценности, принимать гостей в своем роскошном дворце, нравилось быть законодательницей мод для Нвенгарии и соседних стран. Даже парижские дамы хотели знать, что именно носит Сефрония в данном сезоне. Она очень печалилась, что болезнь не позволяет ей выполнять свои обязанности.

– Я больше не женюсь, – бесстрастно произнес Александр. У него не было ни времени, ни желания заниматься ухаживаниями и женитьбой. – Нет необходимости. У меня есть сын. Этого мне достаточно.

– Это так, – с гордостью произнесла Сефрония. Она никогда не обращала особого внимания на своего маленького сына, которому сейчас было пять лет, но всегда гордилась тем, что произвела Александру здорового наследника по мужской линии. – Ты – красивый мужчина, Александр. Тебе будет нужна женщина.

Великий герцог покачал головой:

– Нет. Ни жена, ни любовница. У меня нет потребности удовлетворять похоть каждую ночь.

– Ты ведь такой сильный. – Она протянула исхудавшую руку и коснулась его колена. – Вот бы мне быть такой сильной, как ты.

Он накрыл ладонью ее руку. Пальцы жены показались ему иссохшими палочками. Сама Сефрония удовлетворяла свою похоть в головокружительных романах со знаменитыми повесами и сердцеедами, которым было лестно оказаться в постели жены самого могущественного человека в Нвенгарии. Она всегда соблюдала внешние приличия и не наносила открытого ущерба имени Александра, но ему были известны имена всех ее любовников. И он приглядывал за ними на случай, если кто-нибудь из этих денди окажется негодяем и попытается через жену добраться до него самого. Однако Сефрония была очень осторожна, в этом Александр на нее полагался.

– Ты тоже была сильной, – отвечал он. Сефрония посмотрела на него с нежностью.

– У тебя когда-нибудь были любовницы?

– Одна или две.

– Хорошо. Я рада, что ты не был одинок.

Ее сочувствие позабавило Александра. Сам он никогда не был ни сентиментален, ни чувствителен. Он получал от женщин удовольствие, но голову не терял. Ему нравились красивые женщины, он восхищался ими, но для ощущения полноты жизни женщина ему не требовалась. Его брак с Сефронией был династической необходимостью, и оба они это знали.

В глазах великой герцогини появилось задумчивое выражение.

– Мы были такой красивой парой, да, Александр? Я под руку с тобой на всех балах, раутах и других придворных развлечениях. Ты – самый красивый мужчина в Нвенгарии, а я – самая красивая женщина. Нам все завидовали.

– Да, – отвечал он, вспоминая, как сияли жемчужины в ее густых черных волосах, как элегантно облегали платья изящные плечи и грудь, как гордо сидела ее голова на стройной шее. Он сопровождал ее в придворном мундире, со всеми нвенгарскими регалиями, с орденской лентой. Они были самой могущественной парой в королевстве.

Их повсюду приглашали. Говорили, что хозяйки модных домов в отчаянии запирались в спальнях и неделями не показывались на люди, если Александр или Сефрония отказывались от их приглашения. Сефрония танцевала, смеялась, флиртовала. Ее имя было у всех на устах. Если бы Александру довелось взять ее с собой в Париж, Рим или Лондон, она бы штурмом взяла местное общество, заставив его клевать у себя с ладони.

Даже ее беременность явилась светским событием. Она стала законодательницей новой моды, заставив своего портного изобретать фасоны платьев, скрывающих полнеющую фигуру.

В любовных делах великая герцогиня вела себя крайне аккуратно, ни разу не забеременела от другого мужчины. Понимала, что поместить чужого ребенка в детскую герцогского дворца не только трудно, но и опасно. Его отец может воспользоваться ребенком, чтобы получить власть или возможность манипулировать Александром. Политики в Нвенгарии всегда балансировали на лезвии ножа.

Великая герцогиня вздохнула.

– Я понимаю, балы и суаре не имели для тебя большого значения, но для меня они составляли смысл жизни. Были сценой моих триумфов.

Александр стиснул ее руку.

– Я всегда гордился тобой, Сефрония.

В глазах женщины заблестели слезы.

– Где они все сейчас? Все те мужчины, которые заявляли, что любят меня и покончат с собой, если я не покину тебя ради них? С тех пор как я заболела, ни один из них не пытался меня увидеть. Ни один. Только ты.

– Я твой муж, – просто ответил он. Сефрония коротко рассмеялась.

– Никто бы не винил тебя, если бы ты меня покинул. У тебя доброе сердце.

– Думаю, ты единственный человек, полагающий, что у меня доброе сердце.

– Ты добрый. В глубине души. Я и раньше это в тебе замечала. – Она слабо пожала руку мужа. – И я бы хотела, чтобы ты нашел себе кого-нибудь, кто принес бы тебе счастье. Не власть, не успех, просто счастье. Я этого не сумела.

– Я достаточно счастлив, – возразил Александр. У него есть Нвенгария, чтобы ею править. Эта задача отнимает все его время и все силы. – Не думаю, что у правителей есть время на счастье. Мы правим, и только это важно.

– Я понимаю. Но ты заслужил, чтобы кто-нибудь тебя любил. – Она забрала у него руку и положила себе на грудь. – Я желаю тебе именно этого. И ты победишь Деймиена, я знаю, победишь.

Александр поднялся. Он давно научился замечать, когда она слишком устала, чтобы продолжать разговор. Ему не хотелось смущать жену, позволив ей задремать в его присутствии, а потому герцог обычно вставал и прощался вовремя.

27
{"b":"499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Арктическое торнадо
Ищу мужа. Русских не предлагать
Дюна: Дом Коррино
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Когда говорит сердце
Энцо Феррари. Биография
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!