ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не нужно, ваша светлость, – быстро ответил маг. – Я – ваш слуга. И ваш маг. Не сомневайтесь ни минуты, я никогда вас не оставлю.

Александр позволил лицу смягчиться.

– Ну конечно, вы не станете делать ничего подобного.

И отвернулся, стараясь не показывать гнева. Недрак был дураком и романтиком. Сказки о пророчестве интересовали его больше, чем попытки великого герцога вытянуть страну из нищеты и разрухи, которые оставил после себя отец Деймиена.

Он не мог понять, почему такой человек еще жив, а Сефрония…

Сегодня днем, когда нвенгарское солнце заглянуло в долину, великую герцогиню Сефронию с миром похоронили. Стоял яркий солнечный день, день для радости и песен, когда на городской площади нвенгарские девушки бросают цветы нвенгарским мужчинам, когда горожане прогуливаются по нагретым улицам, улыбаются соседям, попивают кофе в кафе, наслаждаются теплом после суровой нвенгарской зимы.

Закрытый гроб из красного дерева установили у ворот мраморного мавзолея – усыпальницы великих герцогов нвенгарских и их семей. Александр в синем военном мундире с черной траурной повязкой на руке все время, пока священник служил заупокойную службу, смотрел на стебли травы, примятой гробом. Великий герцог держал за руку своего сына Алекса, который стискивал в ладошке маленький венок и ждал момента, когда надо будет положить его на гроб матери.

Гроб все время оставался закрытым. Сефрония очень просила мужа не позволять посторонним смотреть, во что превратилось ее тело. Александр исполнил последнее желание жены и не позволил ни одному человеку увидеть ее мертвой. Это самое меньшее, что он был обязан для нее сделать после того, как она семь лет терпела брак с ним.

Гроб внесли в ворота мавзолея и на толстых веревках опустили в каменную могилу. Александр за руку подвел Алекса к квадратной яме, взял мальчика на руки, тот по сигналу отца наклонился и уронил на полированный гроб свой веночек из красных цветов.

Затем герцог с сыном на руках отошел назад и ждал, пока его люди закроют и опечатают могилу. Раздался скребущий звук. Это каменная крышка скользнула на свое место. Холод. Пустота. Одиночество.

Вернувшись во дворец, Александр обнаружил, что смерть его жены ни на йоту не изменила привычного хода дел. Александра это бесило. Страна должна была хотя бы одним днем тишины почтить ее память. Но герцог знал: приказ соблюдать траур не добавит ему популярности. Народ желал все свободное время тратить лишь на подготовку встречи этого чертова принца Деймиена и его потерянной принцессы. В завтрашних газетах будет помещена точная гравюра с изображением Александра, возлагающего венок на могилу жены. Вся первая страница будет посвящена описанию церемонии и жизни великой герцогини. Люди, сколько хотят, могут восхищаться Деймиеном, но газеты контролирует Александр.

Великий герцог не был так уж удивлен, когда Недрак сообщил ему, что смешная идея послать логоша к Деймиену и Пенелопе не сработала. Это лишь увеличило суеверную преданность Недрака принцу и древнему пророчеству.

Если глава совета магов выступит против Александра, за ним последуют многие. Будь проклят этот человек и этот обычай, дающий так много власти одному идиоту. Недрак остался на своем посту еще со времен правления предыдущего принца-императора. Следующего главу совета магов Александр намеревался выбрать сам.

Герцог обернулся к Недраку.

– Вы хорошо поработали для меня, Недрак. Возможно, вам показалось, что я неблагодарен, но это потому, что я очень обеспокоен.

Недрак кивнул, клюнув на похвалу. Александр задумчиво покачал головой.

– Да, пожалуй, в награду я устрою банкет в вашу честь. Я давно уже об этом думаю.

Глаза Недрака сверкнули, его тщеславие было удовлетворено.

– О, благодарю вас, ваша светлость. Я действительно очень старался и много работал, чтобы утвердить ваше право на власть в Нвенгарии. – Он на мгновение замолчал. – Мне очень жаль, что логош не помог. Я был уверен, что он убьет принца Деймиена.

Александр пожал плечами.

– Идея была хорошая. Только вот жаль, что единственная тварь, которую вам удалось поймать, оказалась такой молодой. Но тут вы не виноваты.

Недрак возликовал. Александр с трудом сдерживал раздражение. Вот идиот. Романтичная драма – это как раз для Недрака. Александр же смотрел на вещи прямо и трезво. Деймиен падет, Александр об этом позаботится. Фактически он уже пал. Еще несколько ловушек, и Деймиен погибнет в глазах всей Нвенгарии. С ним все будет кончено.

Недрак неуверенно спросил:

– Я сегодня еще буду вам нужен?

Александр заложил руки за спину и отвернулся от мага.

– Нет. Вы достаточно поработали. Занимайтесь своими делами.

Такие распоряжения всегда раздражали Недрака. В конце концов, они ведь ровня.

– Хорошо, ваша светлость. – Он потрусил к двери, но вдруг приостановился. – Позвольте мне выразить самое искреннее сочувствие в связи со смертью великой герцогини.

Александр поднял взгляд. Недрак содрогнулся – даже в противоположном конце огромной комнаты он ощутил ледяной холод этих синих глаз.

– Благодарю вас, Недрак, – неожиданно мягко ответил Александр. Маг повернулся, чтобы уйти. – И вот еще что, Недрак.

– Да, ваша светлость.

– Больше не упоминайте о моей жене. Никогда. Вы поняли?

У Недрака пересохло в горле, он с усилием сглотнул.

– Да, ваша светлость.

Александр отвел взгляд. Недраку показалось, что захлопнулись створки глухих ворот. Он поспешно вышел в холл. Суровый, молчаливый стражник закрыл за ним дверь.

– Хладнокровный ублюдок, – пробормотал Недрак, направляясь в покои совета магов, но тут же с тревогой огляделся – не услышал ли кто. Затем подобрал полы усыпанной звездами мантии и побежал. У Александра везде шпионы.

Узнав, что Пенелопа приручила логоша, Саша пришел в неописуемое волнение. Она не только приручила этого мальчишку, Вулфа, но промыла и перевязала его раны, и теперь они уже закрылись и почти исчезли. Вулф, в свою очередь, не отходил от нее ни на шаг.

– Это есть в пророчестве, сир, – трещал без умолку Саша. – «И принцесса будет исцелять больных и приручать диких зверей». Сир, я раньше не понимал этих слов, насчет диких зверей. Думал, имеетесь в виду вы. – Он покраснел. – О, я не хотел вас…

Деймиен улыбнулся, но на сердце у него было тяжело.

– Что же, я и правда вел довольно дикую жизнь, пока не умер мой отец. Но это пророчество сбывается что-то уж очень буквально.

– Все-все сбывается, ваше высочество, – со счастливым вздохом произнес Саша. – Все сбывается.

В доме начали просыпаться от колдовского сна, с трудом открывали глаза, пошатываясь, вставали на ноги, хватались за головы. Мейтерс, с негодованием выгоняя слуг из спален, обнаружил двух хорошеньких служанок в обществе Руфа и Майлза и устроил им нагоняй. Руф и Майлз, слегка притихшие, но явно довольные собой, вернулись к своим обязанностям.

Петри же, наоборот, мучался угрызениями совести и раскаянием.

– Я предал вас, – говорил он, застилая кровать в спальне Деймиена, подбирая разбросанные вещи и рассеянно раскладывая их по местам. – Никогда в жизни, никогда я не засыпал, охраняя вас. Даже когда мы вместе просили милостыню. Логош мог вас убить во сне, а я спал и не сумел бы этого предотвратить. – Петри расправил плечи. – Вы можете казнить меня, сир. Я это заслужил.

– Ради Бога, Петри, оставь. Мы все поддались чарам. Прекрати устраивать драмы, прошу тебя. Ты – единственный трезвомыслящий человек во всем этом сумасшедшем доме.

– Вы не поддались.

– Поддался. Я и сам не знаю, что меня разбудило, но я спал также крепко, как и все остальные. Пенелопа проснулась, только когда я ударил в стену. И ты тоже.

Петри покачал головой, в глазах у него была тоска.

– Нет, сир, я проснулся, когда закричала принцесса. Логош мог задушить вас прежде, чем я добежал бы до вас.

– Прекрати заниматься самобичеванием. Если хочешь сделать что-то полезное, найди мага, который навел чары. У этого дела явно нвенгарский привкус, так что это кто-то из нас.

37
{"b":"499","o":1}