ЛитМир - Электронная Библиотека

Глаза Петри вспыхнули, раскаяние уступило место гневу.

– Я его выведу на чистую воду, сир. И с живого сдеру кожу.

– А теперь ты говоришь, как император Тит. До того как содрать с него кожу, приведи его ко мне, я задам ему пару вопросов.

– Да, сир. Я вас не подведу.

– Отлично. – Деймиен больше не мог выносить покаянного вида Петри и вышел из спальни.

Майкла Тэвистока он нашел в холле нижнего этажа. Майкл, увидев Деймиена, бросился к лестнице и ждал, пока принц спустится.

– Минуточку, сэр, – сдержанно проговорил он. Деймиен кивнул и жестом показал на дверь гостиной – поговорим там. Но оказалось, что в гостиной полным-полно хихикающих дам, которые еще более оживились, когда вошел Деймиен.

– Добрый вечер, ваше высочество, – едва ли не хором воскликнули дамы.

Деймиен поклонился, пытаясь сдержать нетерпение.

– Прошу прощения, – произнес он, приложил руку к сердцу, склонился в еще более глубоком поклоне. Хихиканье усилилось, сопровождаемое шорохом вееров и хлопаньем ресниц.

Деймиен прикрыл дверь. Тэвисток предложил выйти на воздух.

Как обычно, несколько лакеев оставили свои дела и двинулись следом, настороженные и готовые защищать своего господина.

– Когда вы уезжаете? – спросил Тэвисток.

Вечерело. Длинный летний день наконец подходил к концу. Облака, которые Деймиен заметил днем, почти рассеялись, лишь над горизонтом протянулось несколько золотистых полос. От дома убегала гряда пологих холмов, которые зеленой вереницей скрывались в туманной дымке.

«Плоские земли, – думал Деймиен, вспоминая острые как бритва пики родных гор, – черт возьми, как я соскучился!» Он прокашлялся.

– Немедленно. Завтра. Последняя церемония состоится сегодня вечером. Утром мы с Пенелопой и небольшой частью свиты уедем. Остальные отправятся нас догонять, когда будут готовы. Насколько я понимаю, они слишком здесь окопались.

Деймиен произнес это слегка извиняющимся тоном и пустил в ход свою обаятельную улыбку. Правда, она никогда не действовала на твердолобого Тэвистока. Меган заявила, что ее отец – веселый и жизнерадостный человек, но Деймиену как-то не случилось убедиться в этом самому.

– Вы с Пенелопой поженитесь в Нвенгарии? – спросил Тэвисток.

– Да, это будет самая красивая свадьба года. Не беспокойтесь.

– Это будет христианское бракосочетание? В храме? Или будет еще один нвенгарский ритуал?

Деймиен постарался удержать на лице обаятельную улыбку прекрасного принца.

– В соборе, с епископом.

Тэвисток остановился. Они находились недалеко от дома, в середине подъездной дорожки, на склоне зеленого холма, полого спускающегося к деревне.

– Пенелопа – английская девушка, несмотря на все ваши сказки о кольцах и происхождении. Лучше бы она вышла замуж в английской церкви, ритуалы которой она понимает.

Улыбка исчезла с лица принца.

– Обряд, который провели сегодня утром, связывает ее со мной так же крепко, как венчание в церкви. Свадьба в Нвенгарии лишь завершит его. Уверяю вас, это вовсе не хитрый трюк, устроенный для того, чтобы заполучить новую любовницу.

В мягких глазах Тэвистока сверкнул гнев.

– Это вы так говорите. Согласен, я не могу представить себе человека, который приложит такие усилия, чтобы заманить в постель невинную молодую леди. Факт остается фактом – она там оказалась. А вы не женаты. Если по дороге домой вам понравится какая-нибудь другая принцесса, и вы бросите Пенелопу, она останется без защиты, без чести.

– По закону моего народа она не лишилась чести, – заявил Деймиен. – Уверяю вас, это так и есть.

– Она ведь не принадлежит к вашему народу, принц Деймиен. Нвенгария – далекая страна, и большинство людей в Оксфордшире и даже в Лондоне никогда о ней не слышали. Английские гости, которых вы пригласили, уже начали сочинять шутки о деве, которая не устояла перед принцем. Они заключают пари о том, кто окажется в вашей постели после нее.

Деймиен почувствовал, как в нем разгорается гнев. Несдержанность ему досталась от отца.

– Кто смеет говорить такие вещи? – Он сам удивился холодности своего тона.

– Во-первых, принц-регент. Он высказывал предположение, что Пенелопа неравнодушна ко всем принцам. Вы вызовете его на дуэль? – Тэвисток был так рассержен, как будто готов был сделать это сам или вызвать Деймиена.

– Проклятие! – в бешенстве воскликнул Деймиен и добавил несколько фраз по-нвенгарски. Телохранители посмотрели на него с беспокойством.

Тэвисток продолжал:

– Я не считаю себя образцом приличного поведения. Вы знаете, что мы с матерью Пенелопы любовники. Единственное, что меня извиняет, – это возраст. Леди Траск – вдова. К тому же, надеюсь, мы вели себя прилично. Пенелопа же – молодая девушка, ей есть что терять.

– Что вы от меня хотите?

– Женитесь на ней, – бесстрастно произнес Тэвисток. – Устройте английскую свадьбу здесь, в деревне.

– У меня нет времени. Время летит, а дорога домой – длинная.

Темные глаза Тэвистока смотрели твердо и непреклонно.

– Сейчас здесь в гостях множество могущественных и влиятельных людей. Уверен, любой из них поможет вам получить специальное разрешение. Задержка продлится не более одного-двух дней.

Деймиен стиснул кулаки, но продолжал соблюдать вежливость. Нужно, чтобы эти люди были на его стороне, позволили ему увезти Пенелопу, и не только из-за пророчества. Он любил ее, хотел и отдавал себе отчет в том, насколько сильно хотел.

– Я поговорю с Эганом Макдональдом, – сказал Деймиен. – Он сумеет получить специальное разрешение от того, кто выдает их в вашей стране. Эганом все восхищаются.

– Хорошо. – Карие жесткие глаза ничуть не смягчились.

Деймиен догадался:

– Вы ждете, что до тех пор я буду держаться подальше от Пенелопы. Что она будет спать одна.

– Так будет лучше всего.

Принц вздохнул.

– Это жестоко. Жестоко требовать такого от мужчины, Тэвисток, будь он хоть нвенгаром, хоть англичанином.

Тэвисток пожал плечами.

– Меня очень беспокоит доброе имя семьи Траск. Я не желаю видеть, как они будут скомпрометированы и станут притчей во языцех для местных кумушек.

– Я тоже. Хорошо. Ваша взяла. Я женюсь на Пенелопе в вашей английской церкви по вашему английскому разрешению. Когда все это закончится, бедная девушка уже трижды выйдет за меня замуж.

– Зато это уймет болтунов.

Деймиен подумал о ритуале омовения, который должен пройти сегодня вечером, и закрыл глаза в болезненном предвкушении.

Саша распорядился установить специальный бассейн в одном из помещений в цокольном этаже. По традиции на церемонии присутствует целая толпа родственников и друзей жениха и невесты, они пьют вино и подбадривают молодых. Щадя скромность Пенелопы, Деймиен уговорил Сашу свести число зрителей до трех человек: его самого, матери Пенелопы и Меган.

Он так давно мечтал стать позади Пенелопы в глубокой ванне и провести ритуальной губкой по ее плечам и спине. Ее волосы будут виться от влаги, прилипать мокрыми прядями к голой, раскрасневшейся от горячей воды коже. Он обольет ее тонкой струйкой чистой воды, а вслед за струйкой начнет действовать его язык. Его руки прикроют ее груди. Вожделение выгнет дугой ее тело.

Унимая разыгравшееся воображение, Деймиен открыл глаза. Тэвисток внимательно наблюдал за ним.

Деймиен с деланным безразличием махнул рукой в знак согласия.

– Хорошо, я скажу Саше, что церемония откладывается.

– Пенелопа, ты только представь, я все-таки буду подружкой невесты у тебя на свадьбе!

Меган порывисто обняла Пенелопу в саду дома Трасков. Пенелопа ответила на объятие, но тут же молча высвободилась. Недалеко от них сидел на пустой клумбе Вулф и увлеченно копался в земле.

Ему нравилось копать, как почти каждому мальчишке этого возраста, рыть крошечные окопы, сооружать из липкой черной земли странные крепости. Его раны заживали с поразительной быстротой. И Саша, и он сам приписывали это целительной силе истинной принцессы.

38
{"b":"499","o":1}