ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоящий в двух ярдах от них Эган расхохотался.

– Сначала, парень, сделай из нее честную женщину.

Пенелопа вспыхнула и отпрянула от Деймиена. Эган ухмыльнулся. Меган хихикала. Вулф напряженно смотрел на всех, как будто не зная, что с ними делать.

Деймиен накрутил на палец прядь золотистых волос.

– Сделаю, как только найду викария. Спасибо Эгану, который был командиром у сына епископа на Пиренейском полуострове. Теперь у меня есть специальное разрешение, и завтра утром мы станем мужем и женой. – Глаза принца светились от радости. – То есть по английским законам. Тогда все будут довольны. – И он одарил Пенелопу удовлетворенной улыбкой – прекрасный принц снова устроил все, как хотел.

Конечно, Пенелопа могла бы заупрямиться и сказать, что он так и не спросил ее согласиями выставить его дураком, однако хорошо воспитанная Пенелопа Траск никогда бы так не поступила. Однако искушение было велико. Но даже эту мысль Деймиен прогнал – взял и поцеловал ее ладонь, сунул себе под руку и повёл невесту к дому. Его улыбка обещала ей самые греховные удовольствия, которыми она тем не менее будет наслаждаться в полной мере, когда они по-настоящему поженятся.

* * *

Позже, пока леди Траск исполняла роль хозяйки в комнате для карт, Пенелопа зашла в спальню к матери, взяла то, что ей было нужно, и направилась в покои Майкла Тэвистока.

В доме было тихо. Гости в большинстве своем играли в карты и бильярд или бродили по садовым аллеям при свете бумажных фонариков. Вулф отправился спать в свою маленькую каморку в мансарде так же охотно, как возился в грязи, ел и принимал ванны. Мальчик наслаждался всеми благами обычной жизни так истово, что Пенелопе даже становилось чуть-чуть стыдно, что она сама принимает их как должное.

Именно потому, что в доме было так тихо, девушка, приблизившись к дверям спальни Майкла, смогла услышать разговор Деймиена и хозяина комнаты.

– Сегодня вечером все закончится, – говорил Деймиен. – Мы поженимся, завершится ритуал обручения. Должен признаться, что испытываю облегчение.

Пенелопа застыла, положив пальцы на ручку двери.

– Насколько я понимаю, Пенелопа – тоже, – отвечал сухой голос Майкла. – Вы подвергли ее нешуточным испытаниям.

– Но она выдержала все с честью. – Деймиен помолчал и продолжил после паузы. Голос его зазвучал тише, как будто он встал и подошел к окну: – Завтра мы поженимся и на следующий день уедем.

– Вы слишком ее торопите, разве не так? Дайте бедной девочке день-другой, чтобы свыкнуться с ролью вашей жены.

– Но у меня нет этого дня. Я должен представить Пенелопу в имперском замке в Иванов день, а время летит слишком быстро. Мне пришлось потратить столько дней, убеждая ее, и вас, и всех в этом доме, что у меня серьезные намерения. У меня есть причины для спешки.

Майкл задумчиво ответил:

– Я их понимаю. Этот ваш Александр, пожалуй, не даст вам второго шанса привлечь на свою сторону нвенгарский народ. Но неужели вы не можете дать ей ни дня, чтобы подготовиться, проститься со всеми?

Деймиен что-то ответил, но Пенелопа не расслышала, ее напугали шаги за спиной, то ли гостя, то ли прислуги. Разве можно, чтобы увидели, как она подслушивает под дверью! А потому она повернула ручку и вошла, не дожидаясь приглашения.

Майкл удивленно поднял глаза, но, увидев, что это Пенелопа, облегченно вздохнул. Деймиен повернулся от окна. Его синие глаза смотрели твердо и уверенно, казалось, он ничуть не был смущен ее появлением.

Пенелопа прикрыла за собой дверь.

– Надеюсь, – ядовито сказала она, – ты позволишь по крайней мере сложить чемодан. Мне понадобится смена белья.

Деймиен не сдвинулся с места и отвечал ей спокойно, будто не замечая ее раздражения:

– Мы возьмем с собой столько вещей, сколько будет легко увезти, а остальной багаж отправится со свитой. Они будут передвигаться медленно, а мы с тобой и Петри поедем в карете и верхом. И видимо, возьмем с собой Вулфа, раз он не отходит от тебя ни на шаг.

– Ты все так хорошо спланировал, – резким тоном заметила Пенелопа. – И так надолго.

Деймиен смотрел на нее спокойным взглядом.

– Поверь, мне хотелось бы задержаться и еще несколько дней пользоваться здешним гостеприимством, но у меня нет выбора.

Пенелопе не хотелось сразу смягчаться, хотелось показать решительность, но тут в его глазах вспыхнула лукавая искра, и она вспомнила чувственную истому вчерашнего послеполуденного времени, когда она лежала, окутанная его теплом, а их тела касались друг друга.

– Пойду укладывать вещи, – заспешила она, чувствуя, что краснеет. С пылающим лицом она подошла к Майклу и протянула ему тетрадь, которую держала под мышкой. – Прочтите отрывки, которые я отметила, – сказала Пенелопа. – Пожалуйста, прочтите их до того, как решитесь уехать.

Майкл молча взял у девушки тетрадь и с любопытством на нее посмотрел. Пенелопа развернулась и, бросив быстрый взгляд па Деймиена, вышла из комнаты.

В семь часов вечера следующего дня смущенный Деймиен стоял перед покрытым лилиями алтарем деревенской церкви в Литтл-Марчинге и произносил английские клятвы, надевая золотое кольцо на палец Пенелопы.

У него за спиной разливалось людское море. Его нвенгарская свита, дамы и джентльмены из Лондона и, наконец, сам регент в кресле-каталке.

– Этим кольцом я обручаюсь с тобой, – чистым голосом провозгласил Деймиен, – и обещаю принадлежать тебе телом и душой.

Пенелопа радостно смотрела на него.

Она ответила на все вопросы ясно и четко, не жеманилась и не стеснялась. Теперь ее брак стал законным в глазах английского общества и ее собственной семьи, и она могла высоко держать голову.

Обитатели деревни и гости из Лондона готовились к празднику в спешке. К ним присоединились нвенгары, которые не хотели оставаться в стороне ни от какого веселья. Когда Деймиен и Пенелопа вышли из церкви, их встретила буря ликующих возгласов, скорее всего подогретых немалым количеством уже выпитого вина.

В воздух, как цветные кусочки шелка, взлетели облака цветочных лепестков, они падали на мундир Деймиена, на свадебное платье Пенелопы, на ее блестящие волосы.

Вернувшись домой, молодые вынуждены были присутствовать на бесконечном ужине, выслушивая бесчисленные тосты. Деймиен держал под столом руку Пенелопы, но это прикосновение было их единственным утешением. Он понимал, что это лишь начало торжеств, которые продолжатся в Нвенгарии с куда большим размахом, если Саша все устроит по своему вкусу. Саша уже начал ежедневные уроки с Пенелопой, стараясь вдолбить в ее голову азы сложного нвенгарского языка. Деймиен не сомневался, что она окажется на высоте. Она очень упряма, его принцесса.

Несмотря на все это, Деймиен рассчитывал проводить много времени наедине с ней. Частью многочисленных обязанностей Петри было обеспечивать своему господину уединение, когда тот в нем нуждался. Никто не проскочит мимо бдительного Петри, надежного слуги и верного друга.

Деймиен снова задумался о колдовском сне, который охватил весь дом. Расследование показало, что до деревни он не добрался. Под его влияние попали лишь дом Трасков и находящиеся в нем люди. Саша со всем старанием пытался изловить мага, который навел чары, и Петри тоже, однако до сей поры им не удалось добиться никаких успехов.

Лишь бы никому не вздумалось колдовать во время ритуала омовения, думал Деймиен. Саша дал ему несколько амулетов, в основном каких-то перьев и костей, перевитых цветными проволочками. Саша утверждал, что они будут отпугивать заклинания. Чтобы не вступать с ним в споры, Деймиен сунул эти странные вещицы под подушку и разложил в углу ванной. Сам он не слишком в них верил, но решил, что предосторожность не помешает.

Наконец со своего места поднялся Эган. На нем был его лучший килт, белая рубашка и фрак, с плеча свисал плед цветов Макдональдов.

– Друзья мои! – произнес он, слегка покачиваясь. Эган привез с собой свадебный подарок Деймиену – несколько бутылок крепкого ароматного шотландского виски и одну, разумеется, для себя. – Я поднимаю этот бокал за хорошего человека, доблестного принца, обаятельного мужчину и верного друга. – Он помолчал, затем ухмыльнулся и продолжал: – За мужчину, который так красив, что порой это ему мешает, и который сумел обольстить самую смелую, самую прекрасную женщину, которая когда-либо ступала по английской земле. Я предлагаю тост за Пенелопу и прекрасного принца.

40
{"b":"499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследие
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Вердикт
Папа, ты сошел с ума
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Все наши ложные «сегодня»
Мисс Магадан
Куриный бульон для души. Истории для детей