1
2
3
...
40
41
42
...
66

– За Пенелопу и прекрасного принца! – Огненные брызги сверкнули на хрустале поднятых бокалов.

Эган поставил бокал на стол и воскликнул:

– А теперь отпустим эту бедную пару, чтобы они занялись тем, к чему так стремятся. Пусть отправляются в брачную постель.

Джентльмены во главе с принцем-регентом разразились оглушительным хохотом. Пенелопа отчаянно покраснела. Дамы тоже засмеялись. Меган хихикала, а русская графиня с надеждой смотрела на Эгана.

Поднялся Деймиен и поднял свой бокал. За столом наступила тишина.

– Я благодарю своего друга Эгана за столь лестные слова. Эган стремится поскорее завершить эту церемонию, чтобы вернуться к поискам хотя бы одной капли нвенгарского виски, самого могучего напитка на свете. Оно существует только в легендах, но Эган желает доказать, что легенда говорит правду. Этому он готов посвятить всю свою жизнь.

Хохот эхом прокатился вокруг стола. Эган ухмыльнулся, но не обиделся, понимая, что Деймиен хочет на несколько минут отвлечь внимание от себя самого.

– Глоток каждому, кто поможет мне найти это чудо, – провозгласил он. Джентльмены снова засмеялись.

Когда все успокоились, Деймиен продолжал:

– Моя невеста и я завтра отправляемся домой, а потому мы должны попрощаться. – Те, кто этого не знал, недовольно зашумели. Счастливое лицо Меган затуманилось слезами. – Вы радушно принимали меня и моих людей. Я никогда не забуду вашей доброты. – Принц поднял бокал. – Ворота моего замка всегда для вас открыты.

Это приглашение вызвало новый взрыв веселья и даже аплодисменты.

– Вы были мне добрыми и верными друзьями, и я хочу вас отблагодарить, – продолжал Деймиен. – Саша подготовил подарки, которые он вручит сегодня вечером. – Принц лукаво оглядел гостей. – Сам я буду занят.

– Вы такой шутник, принц Деймиен, – тихонько сказала леди Траск. Майкл Тэвисток улыбнулся, удовлетворенный тем, что настоял на свадьбе.

Да, сегодня все были довольны принцем Деймиеном. Однако особа, расположения которой ему хотелось добиться больше всего, спокойно сидела рядом, иногда сдержанно улыбалась и не говорила ни слова. Он чувствовал, как в ее глазах вспыхивают непонятные искры, но не искры любви. Значит, она с ним в чем-то не согласна.

Пенелопа умела себя вести на людях. Под руку с Деймиеном она обошла зал, прощаясь с теми, кто специально приехал, чтобы на нее посмотреть. Регент даже поцеловал ей руку и окинул похотливым взглядом.

С семьей она будет прощаться завтра, но с гостями она больше не увидится, а потому прошло немало времени, прежде чем Деймиен сумел увести Пенелопу из комнаты.

Среди гостей появился Саша. Руф и Майлз несли наполненные корзины. Сейчас будут вручаться подарки, к тому же каждому предназначена короткая речь, так что какое-то время все будут заняты.

У основания лестницы Деймиен притянул к себе Пенелопу и поцеловал, не давая ей времени для спора, который был у нее на уме. Она хотела его так же, как и он ее. Напрягшиеся соски, проступившие сквозь лиф желтого свадебного платья, не оставляли в этом сомнения.

Деймиену хотелось раздеть ее, медленно, неспешно снимая каждый предмет туалета, и смотреть, как на полу растет ворох одежд. Он хотел ворваться в нее, овладеть ею с неосознанной мужской жестокостью. «Моя женщина, моя принцесса, моя жена».

Но сначала ритуал. Деймиен прервал поцелуй.

– Приготовься, – тихонько сказал он. – Я к тебе приду.

Пенелопа удивленно на него посмотрела, потом кивнула и отвернулась, явно забыв, о чем хотела с ним спорить. Когда она заспешила к лестнице, Деймиен слегка ее шлепнул, за что получил гневный взгляд, в котором все же ясно читалось желание. Да, этот ритуал будет прелестен.

Горячая вода стекала по спине Пенелопы. Меган поливала ее из ковшика. Внезапно ковшик выскочил у нее из рук, и вода, расплескавшись, забрызгала Пенелопу, Меган и леди Траск. Пенелопа подумала, что мать вскрикнет, сетуя, что пропало ее новое платье, но она уже хлебнула шампанского и, как и Меган, удовлетворилась веселым хихиканьем.

Им-то хорошо, думала Пенелопа. Они не стоят голыми в предбаннике на куске клеенки, дрожа от холода, пока во все стороны разлетается мыльная пена и вода. Рядом исходил паром небольшой глубокий бассейн, который распорядился построить Саша. Скоро войдет Деймиен, и начнется ритуал.

– Быстрее, – попросила Пенелопа.

– Пенни, дорогая, сейчас не время для девичьих страхов, – отвечала леди Траск. – Ты ведь уже была в его постели. Почему же ты так стесняешься?

– Это другое. Более…

– Официальное? – предположила Меган. – А несколько дней назад вы всего лишь нарушали правила.

Лицо Пенелопы вспыхнуло.

– Все знают, что мы собираемся делать. Мне кажется, они все ждут. Тогда это было нашим личным делом. А сейчас я как будто на сцене.

– По крайней мере, Деймиен распорядился, чтобы, кроме нас, при этом никто не присутствовал, – заметила Меган. – Господи, Саша хотел пригласить человек двадцать и никак не желал понять, почему Деймиен возражает.

– Саша странный человек, – согласилась леди Траск и рассеянно выжала губку над плечом Пенелопы. – Он так любит церемонии.

– Зато он безобидный, – заявила Меган. – Деймиен говорит, он немного сдвинулся, потому что так долго был в тюрьме. О Господи, я бы тоже сошла с ума. – Внезапно ее лицо омрачилось. – Завтра последний день. И я больше никогда тебя не увижу, Пенни.

– Не говори так, – воскликнула Пенелопа и стиснула зубы. – Ты приедешь в Нвенгарию. Я приеду в Англию. Мы же договорились.

– Это так далеко, – грустно сказала леди Траск.

– Мама, ты облила все свое платье. Пожалуйста, не начинай плакать, иначе и я расплачусь, а у нас мало времени. Саша сказал, что Деймиен придет ровно в девять часов.

Леди Траск кивнула, по ее щекам побежали слезы.

– Ты моя дочь, Пенелопа. Конечно, я горюю, что ты меня покидаешь, хотя, разумеется, я рада, что ты сделала такую партию. Никогда бы не подумала, что ты сумеешь заарканить принца.

– Мама!

Леди Траск обняла Пенелопу, все еще покрытую мыльной пеной.

– О, моя дорогая! Я так тебя люблю. Я так счастлива.

– Я тоже, – сказала Меган и вдруг расплакалась и обняла Пенелопу с другого боку.

Они плакали и обнимали друг друга, пока все трое основательно не вымокли.

Высокие часы в холле мелодично отзвонили девять раз. Женщины отскочили друг от друга, их охватила паника.

– Подожди, – закричала Меган. – Ты еще в мыле. – Она плеснула вслед бросившейся к бассейну Пенелопе кувшин воды. Вода частично окатила широкой струей спину девушки, частично попала на голубую шелковую обивку стены.

Леди Траск вдруг весело захихикала.

– Отлично, Меган. Я всегда ненавидела эти обои. Их выбирал отец Пенелопы.

По двум ступенькам Пенелопа поднялась на возвышение, потом, расплескивая воду, опустилась на маленькую лавочку внутри бассейна.

И вовремя. В тот же миг дверь распахнулась, на порог ступил Деймиен в длинном, от шеи до щиколоток, пышном халате. Саша стоял у него за спиной, прикрыв глаза ладонями.

Деймиен окинул синим взором двух мокрых, улыбающихся женщин и пошел к сидящей в ванне Пенелопе, которая смущенно прижала руки к груди. Даже издали она ощутила, как напряглось его тело, хотя он не сделал ни одного лишнего движения.

– Леди Траск, мисс Тэвисток, – глубоким голосом проговорил Деймиен, – вы можете идти.

Меган и мать Пенелопы обнялись и захихикали.

– Оревуар, Пенелопа, – сказала Меган, затем обе, поддерживая друг друга, поспешно вышли из комнаты.

Деймиен не сводил глаз с Пенелопы, в его зрачках прыгали веселые чертики.

– Я сам справлюсь, Саша, – по-нвенгарски сказал он. Саша бросил на него взгляд между пальцев.

– Но, ваше высочество, ритуал нужно соблюдать. Я должен убедиться…

– Пенелопа понимает это. Она проследит, чтобы я все сделал правильно.

Саша быстро взглянул на Пенелопу. Из-за края бассейна виднелась лишь ее голова и шея. Он облегченно кивнул:

41
{"b":"499","o":1}