ЛитМир - Электронная Библиотека

Путники снова пустились в дорогу. Пенелопа не произнесла ни слова, не спросила Деймиена, как он себя чувствует, не посочувствовала перепуганному Саше и раненому Эгану. Правда, руку ему она перевязала.

– Ты можешь вернуться, – сказал Деймиен Эгану. – Наймешь лодку, поднимешься вверх по реке, а там тебе окажут настоящую помощь.

Эган ответил ему сердитым взглядом.

– Бросить тебя из-за раны, от которой не споткнется и кролик? Перестань кудахтать как курица.

Деймиен улыбнулся. Эган, как всегда, был великолепен.

А вот Вулф исчез. Посмотрел на их пораженные лица, когда они тащили тело Фелсана, и с диким воплем убежал в лес. Больше они его не видели.

– Не беспокойся о нем, – пытался успокоить Пенелопу Деймиен. – Эти горы – его дом. Он отсюда родом.

А Петри добавил:

– Должно быть, отправился повидать мамашу.

Эган же мрачно заметил:

– Лишь бы он не привел ее к нам в гости.

Они шли весь день и весь вечер. Пенелопа вскоре устала, Деймиен обнял ее за талию, чтобы поддержать, она посмотрела на него невидящими глазами. Ей надо было отдохнуть, но Деймиен не хотел устраивать ночевку в лесу. Вдруг разбойники надумают напасть на них ночью? У кого-нибудь из них может не оказаться предрассудков Фелсана насчет лишних убийств.

Ближе к закату возница, который ехал в соседнюю деревню, согласился подвезти Пенелопу в своей телеге с мешками репы. Деймиен поднял девушку и посадил на мешки. Пенелопа даже не сопротивлялась. Сашу он тоже заставил ехать, хотя тот отчаянно возражал и утверждал, что прекрасно себя чувствует. Однако, оказавшись в повозке, он сразу заснул мертвым сном.

Деймиен отвел Пенелопу в единственный городской трактир, попросил хозяина приготовить для нее ванну и теплую постель. Хозяин и его жена пристально всматривались в лицо постояльца, явно пытаясь определить, кто он такой. Рядом была граница с Нвенгарией. И в любой день здесь ждали появления принца и принцессы.

К счастью, хозяева промолчали. Хозяйка помогла Пенелопе помыться и уложила ее в постель.

Деймиен присоединился к ней поздно ночью, думая, что она спит, но как только он разделся и нырнул под грубое одеяло, она обняла его за шею и всхлипнула.

– Ш-ш… – Он умелой рукой расплел ей косу и погладил по волосам. – Все позади, любовь моя.

Она зажмурила глаза и отчаянно разрыдалась.

– Милая моя. – Деймиен мягко притянул ее к себе и крепко обнял. – Все позади. Ты ведь так испугалась. А я и правда совсем не хотел умирать.

Пенелопа громко всхлипывала.

– Что со мной?

– Ничего особенного, любовь моя. – Он улыбнулся ей в волосы. – Просто в тебе говорит нвенгарская кровь.

Наверное, его слова успокоили Пенелопу, а может быть, ее измотали пережитый ужас, слезы, любовь, но постепенно ее рыдания стихли. Она еще всхлипывала, но старалась дышать глубже, чтобы скорее успокоиться. Однако прошло еще немало времени, прежде чем Деймиен опустил ее, сонную, на простыню. Голова Пенелопы бессильно упала на подушку. Деймиен обнял ее и сам провалился в мертвый сон без сновидений.

Утром Пенелопа почувствовала себя лучше. Она умыла распухшее от слез лицо, снова надела платье, которое носила еще в Лондоне. Жена хозяина принесла ей на завтрак хлеб, домашнее масло, ветчину, яйца. Принцесса с аппетитом поела.

В маленькое оконце она заметила, что к харчевне приближается Деймиен с двумя лошадями. Петри и Эган ожидали его во дворе. О Вулфе по-прежнему ничего не было слышно.

Когда Пенелопа вышла во двор, Деймиен объяснил, что лошади предназначены ей и Саше. Остальным придется идти пешком, хотя путь предстоит неблизкий.

Петри подсадил Сашу в седло. Саша выглядел плохо – с бледным лицом, покрасневшими глазами. Он приник к лошади, как утопающий к перевернутой лодке. Деймиен, казалось, ничего не заметил.

Из дверей выскочила хозяйка и сунула Пенелопе пакет с лепешками, потом стиснула ее руку меж своих ладоней и поцеловала. Погладила ее ногу и что-то сказала на незнакомом языке.

– Она говорит: «Езжайте с Богом», – перевел Саша, с усилием произнося слова. – Говорит, что надеется, Господь благословит ваш союз с вашим мужем и вашим королевством. Она знает, кто мы.

– Она хорошая женщина и никому ничего не скажет, – убежденно проговорила Пенелопа и благодарно улыбнулась женщине, которая отошла на шаг, низко ей поклонившись.

На следующий день, когда они приближались к перевалу, начался снег.

– Что за черт? – воскликнул Эган, увидев первые снежинки.

– В горах такое бывает, – коротко объяснил Петри. – Снегопады даже в середине лета. Но скорее всего ненадолго.

Саша поднял голову. Сегодня он чувствовал себя уже лучше, но двигался по-прежнему с осторожностью.

– Это необычный снегопад.

– То есть опять магия? – фыркнул Петри. – Здесь все время идет снег. Чуть-чуть припорошит, и все.

Пенелопа чувствовала, как остывает воздух, и сомневалась, что Петри прав. Она вспомнила, как однажды проводила зиму в Шотландии, в доме одного из друзей отца. Тогда в воздухе тоже ощущалось это морозное пощипывание. Дул легкий, нерезкий ветер, и снег падал часами. На следующий день земля покрывалась пушистым белым одеялом – отличное место для детских игр. Но тогда, если она замерзала, то всегда могла убежать в дом, где ее ждал отец, сесть у огромного очага, жарить каштаны и пить горячий чай с корицей.

Здесь негде было укрыться. Они провели ночь на дне глубокого ущелья, где кучка жалких домишек сгрудилась вокруг общего база для свиней и овец. Они едва втиснулись на чердак одной лачуги и легли спать голодными, поскольку местным жителям нечем было поделиться. Деймиен оставил хозяевам монетку.

Вся деревня, если можно ее так назвать, состояла всего из десятка домов.

Путешественники настойчиво карабкались в горы. Воздух становился все холоднее. Несмотря на уверения Петри, снег продолжался. Сначала, касаясь земли, он таял и оставлял грязные лужицы. Затем снежинки стали падать быстрее, присыпая белой мукой листья и мелкую поросль. Постепенно и незаметно картина менялась, снег уже ложился на землю, сначала белыми островками среди темного покрова из веток и палой листвы, но вскоре Пенелопа заметила, что следы Деймиена четко отпечатываются на плотном белом ковре.

Через час снег уже набивался ему в сапоги. Пенелопа, дрожа, плотнее завернулась в шаль. На ней было льняное платье – наряд для теплого летнего дня. Чтобы разогнать кровь, она старалась шевелить пальцами на ногах.

Рядом с ней шел Эган, сначала он тер руки, потом сунул их себе под мышки.

– Этот чертов холод лезет мне под килт.

Пенелопа хотела ответить, но у нее так дрожали губы, что она не могла произнести ни слова. Эган снял с себя плед и обернул им ее плечи.

– Уже недалеко, – сказал Деймиен. – До перевала всего несколько часов, не больше.

Но уже через час поднялась метель, солнце скрылось за вершинами гор. Ветер крепчал, вокруг стояла непроглядная белая мгла, начался буран.

– Придется остановиться, – закричал Петри.

Пенелопа почти не видела Деймиена, который вел под уздцы ее лошадь. Эган приткнулся слева, а Сашина лошадь казалась размытым черным пятном справа.

– Еще немного, – не оборачиваясь, ответил Деймиен.

С тех пор как они покинули реку, Деймиен говорил только по-нвенгарски, как будто не помнил английских слов. Даже наедине с Пенелопой он использовал лишь родной язык, полагая, что она понимает.

– Тебе надо было жениться на Анастасии, – в сердцах воскликнула она прошлой ночью, стараясь подобрать нвенгарские слова, чтобы ее речь звучала приемлемо. – Она знает все про Нвенгарию и может окрутить любого дипломата.

– Но она – не принцесса из пророчества, – возразил Деймиен, поцеловал Пенелопу и заснул.

Завтра – Иванов день. К утру им надо быть в Нарато, явиться во дворец и показать народу Деймиена, что пророчество сбылось. Если они сейчас остановятся, то опоздают.

– Сир, – снова проговорил Петри.

Деймиен резко обернулся.

56
{"b":"499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний рыцарь
Мы были лжецами
Мой звездный роман
Рождественские истории. Девочка из лунного света
Демон никогда не спит
Девушка Online. В турне
Доктрина смертности (сборник)
Зыбучие пески