ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если это был единственный обитатель таинственного убежища, тогда все в порядке. Дюк еще немного продвинулся вперед, чтобы убедиться в этом. С нового места ему было гораздо удобнее наблюдать за внутренностью пещеры – например, он прекрасно видел целый арсенал оружия, развешенного по стенам, заметил несколько вытесанных в скале помещений, что-то вроде пристроек к большому многокомнатному дому. Потом он рассмотрел трещину в верхней части пещеры, в которую проникал солнечный свет. Ему пришло в голову, что через эту трещину проникнуть в пещеру невозможно. Это была широкая щель с грубыми, острыми, необработанными краями, и красовалась она на высоте футов в шестьдесят, а то и семьдесят от дна пещеры. На такую высоту дым от очага поднимался медленно, истаивая по дороге и превращаясь в нежный туман – если, конечно, не раскладывался здоровенный кострище. Всего-то и надо было присматривать за размерами костра, чтобы столб дыма не выдал укрытие.

Но где же все-таки скрыт вход в это странное убежище? Ведь не пользуются же они постоянно тем опасным и непростым проходом, через который он проник сюда? И этой трещиной в своде тоже невозможно пользоваться. Значит, должен быть нормальный, обыкновенный вход, расположенный вверх по течению потока, вырывающегося наружу из-под нижней грани скалы, внутри которой крылась эта загадочная пещера.

Не было никакого сомнения в том, что Дюк пробрался в место, где обитал этот негодник – этот хладнокровный убийца, уничтоживший свору псов в имении Гатри и покушавшийся на жизнь самого хозяина Уильяма!

18. БЛЕФ

– Прекрасно, – произнес мягкий, глубокий голос, звучащий чуть ли не нежно. – Почему бы вам не спуститься вниз и не рассказать мне, кто вы такой, чужак?

Прошло некоторое время, прежде чем Дюк сообразил, что слова эти сказаны тем самым стариком, что расположился внизу, в кресле у очага. У него, должно быть, было исключительно острое зрение, потому что обычный человек вряд ли смог бы рассмотреть его в темной глубине пещеры.

Как бы там ни было, он решил принять приглашение. Недалеко от расселины, в которой он прятался, стоял складной стул, через спинку которого было переброшено пончо, похожее на то, которым кто-то заботливо укутал старика. Дюк обернулся в него и вышел на открытое пространство. На одном из гвоздей в стене – или, точнее, на одном из выступов скалы – висел набитый патронташ с притороченной к нему кобурой, из которой выглядывала рукоятка кольта. Дюк надел патронташ вместо пояса. Потом он осмотрел барабан, убедился, что он заряжен, и почувствовал себя вновь свободным и готовым ко всему. Нервы его утихомирились. Не важно, кто там, невидимый, пробирается сейчас украдкой из угла пещеры к старику. Дюк был готов до самого конца биться за свое дело.

Снарядившись таким образом, он смело выступил перед восьмидесятилетним старцем; по крайней мере, настолько тот выглядел. Встав перед ним в горделивую позу, он с удивлением обнаружил, что глаза старика смеялись – они были такие чистые и голубые, словно принадлежали совсем молодому человеку. Нет, Дюк не мог держать под контролем всю внутренность пещеры. Он был не в состоянии охватить одним взглядом все эти перегороженные холстиной комнатки. Оставалось только одно – с удивлением уставиться на старца.

– И кто бы это такой мог быть? – продолжил старик.

– Я – Джон Морроу, по прозвищу Дюк.

Старик сощурился и одобрительно закивал головой. Джон Морроу не заметил ничего такого, что свидетельствовало бы о знакомстве старика с его славным именем. В достойном спокойствии старого человека Дюк разглядел такую силищу, что сразу сделал вывод: это вождь-калека, мозг-труженик банды убийц и грабителей.

– Что же вас привело сюда? – спросил хозяин.

– Я иду по следам человека, который спустился вниз, на ранчо Гатри, и отравил целую свору собак. Следы привели меня сюда. Где этот человек?

В конце фразы он возвысил голос в напрасной надежде страхом принудить старика к чистосердечному признанию. Это было все равно что угрожать каменной статуе. Его холодные голубые глаза смотрели странно, пронизывая Дюка насквозь. Вздрогнув, он подумал о том, как должен был выглядеть молодой человек, если старики здесь такие. Наверняка этих ребят стоило избегать и ни в коем случае не связываться с ними, если даже больной, беспомощно покоящийся в кресле старик выглядел так грозно, куда страшнее многих героев, с которыми приходилось сталкиваться Дюку во времена его славных странствий.

– Не понимаю, что вы этим хотите сказать, – наконец вымолвил старик. – Вы полагаете, что проследили этою человека до самой пещеры?

– Он вошел сюда, – произнес Дюк без особой уверенности в голосе.

– Но я не спал и не видел, чтобы сюда кто-нибудь входил.

– Он поднырнул под скалу, он прошел сюда именно тем путем, которым проник я, и привел сюда своего коня.

– Ну уж, ну уж, молодой человек! – колко ответил старый обитатель пещеры. – Я думаю, не для того вы пришли сюда, чтобы рассказывать мне байки!

Старик тихо рассмеялся. Дюк заметил, что стоит старику чуть повысить голос, как тело его начинает дрожать от слабости. Потому он старался говорить на низких тонах, чтобы голос звучал наподобие глубокого смеха сильного человека средних лет.

– Я хочу сказать, – вымолвил Дюк, – что вы знаете очень много такого, о чем другие люди только-только начинают подозревать,

Он, так сказать, был в полном смятении и чувствовал себя весьма неловко. Поэтому немедленно приступил к атаке вслепую. Старик приподнял голову. Было совершенно очевидно, что слова, наугад выпаленные Дюком, попали в точку.

– Что я знаю? – спросил он довольно резко. – Что я такое знаю, о чем следовало бы рассказать вам и другим людям?

– Многое, – произнес Дюк и улыбнулся.

– Х-ха! – выдохнул старик. – Вы только тем и занимаетесь, что пытаетесь выудить из меня хоть что-нибудь!

– Выудить из вас? Ничего подобного. Я и так достаточно много знаю.

– Что же?

– Многое!

– Что именно?

Старик заволновался. И чем больше он выказывал свою озабоченность, тем равнодушнее казался Дюк.

– Неужели вы думаете, что я так и выложу вам то, что хотел бы узнать?

– А почему бы и нет? Что вы имеете против меня? Я живу здесь, в пещере. Разве это противозаконно? Другие люди не стали бы здесь жить. Неужели только потому вы считаете меня преступником? Что же вы молчите, а?

– Речь идет не о вашей жизни в пещере…

– О чем же тогда?

– Дела давно прошедших дней, – медленно заговорил Дюк, – те дела, которые привели меня сюда… Они вынудили меня…

Обитатель пещеры довольно отчетливо принялся бормотать проклятия, глаза его расширились и заблестели еще ярче. Чем больше он приходил в негодование и неистовство, тем больше воодушевлялся Дюк. Стоило ему наугад, не задумываясь, намекнуть на нечто таинственное, как старик потерял самообладание, словно все Дюковы удары попадали прямо в цель. Что за грех, тяжелейший грех, камнем лежал на совести этого человека? Что совершил он в своем темном прошлом, почему он так зачарованно, со страхом смотрел на своего незваного гостя?

– Нет ничего в мире. что могло бы свидетельствовать против меня, – торжественно объявил обитатель пещеры. – Никто не может обвинить меня ни в чем.

– О! – воскликнул Дюк. – Я не отрицаю, что вы всегда были хитрющей лисой. Но, мистер, запомните, что лисий след тоже может привести к норе!

Это выглядело очень странно. Находясь в абсолютной темноте, нащупать ручку именно той двери, которая ведет в блистающий мир, – это было просто невероятно! Но особенно возбуждающим занятием было ощупывать крепкими пальцами больную совесть постороннего человека. Дюк заметил, что его жертва принялась потихонечку линять, вертясь в удобном креслице.

– Какой еще след?

– Старый след, отчетливый старый след, – твердо заявил Дюк.

– Это ложь! Против меня нет никаких доказательств, меня нельзя даже заподозрить!

– Хорошо-хорошо, никто вам не мешает защищаться, если вы так полагаете.

23
{"b":"4990","o":1}