ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ранчер кивнул головой и пожал плечами.

– Я больше не в состоянии ломать над этим голову и расстраиваться, – произнес он. – Стив в последнее время достаточно хорошо вел дела. Я не вникаю в каждую мелочь, в детали, но дела, мне кажется, по-прежнему идут неплохо. Вот и пусть он с сегодняшнего дня занимается всем хозяйством, пусть голова болит у него. Того, что я заработал, мне вполне хватит. Мне хватит средств, чтобы как следует отдохнуть, до самой смерти! – Он тайком улыбнулся, вытащив бумажник. – Дюк, когда я только-только начал дело, – продолжил он, – у меня почти ничего не было. Здесь, в этом бумажнике, теперь у меня восемь сотен наличными, на карманные расходы. Когда я начал работать самостоятельно, весь мой капитал не превышал семисот долларов. До вашего рождения это была куча денег! За три года я заработал достаточно, чтобы прикупить это ранчо. И сейчас мне вполне хватит даже восьми наличных сотен, чтобы спокойно прожить остаток жизни не работая. Я не хочу жить там, в долине, пока этот вонючий подонок с Черных гор шляется вокруг ранчо, приглядываясь к моему скальпу. Разве я не прав?

Дюк согласился.

– Да и вы, Дюк, – продолжил ласковым голосом ранчер. – Нет больше нужды лезть в горы и подставлять себя под пули этой сволочи. Вам здесь не очень повезло. Кто знает, может, в дальнейшем вам повезет больше и вы вернетесь с гор живым и здоровым и расскажете мне, что вам довелось пережить. Но, должен сказать, сынок, вы меня заинтересовали. Вам сейчас надо хвататься за первую же возможность и посвятить себя честному труду.

– К сожалению, сэр, в настоящий момент это невозможно. Сперва я должен доказать людям, что действительно встал на сторону закона.

– И вы хотите добиться этой цели, упрямо противопоставляя себя шайке гнусных бандитов? Нет, Дюк, доказать это жителям города вы сможете только тяжким трудом.

– Труд у меня в жизненных планах помечен вторым пунктом.

– Вы хотите сказать, что все-таки решились вернуться к мирной и спокойной жизни? Что же вас толкнуло на этот подвиг?

– А вы не догадываетесь?

– Ну, чаще всего это случается, когда молодой человек встречает девушку, способную создать настоящий семейный очаг.

– Гатри, – произнес Дюк, – со мной случилась та же история, что и с другими молодыми людьми!

– Та же история? – Ранчер запрокинул голову и радостно захохотал. – Серьезно, меня это очень радует, – Продолжил он. – Вот вам моя рука, Дюк. От всей души желаю вам счастья.

И когда Гатри сжал ладонь Дюка в своей, его потряс тяжелый удар. Он зашатался в седле и упал головой на холку лошади, струя алой крови хлынула из груди на руки Дюку. Потом он тяжело рухнул на землю. Эхо выстрела все еще раздавалось в горах.

Джон Морроу поднял голову и с ужасом посмотрел на скалы. Он исторг из своей груди вопль бешенства, бросил коня в полный галоп в том направлении, откуда грянул выстрел. Вскоре он уже продирался сквозь заросли красного дерева на холм, откуда надеялся рассмотреть укрытие убийцы.

Но на гребнях многочисленных вершин невозмутимо рос густой молодой кустарник, достигавший ростом плеча взрослого человека. Дальше стеной поднимался частый лес, уходящий в ближайшую долину. Дюк попробовал как следует осмотреть ближайшие кусты, но его неопытный глаз не сумел отыскать ни одного следа – ни лошади, ни человека. Никто не пробирался с шумом сквозь низкие коренастые деревца. И вдруг ему пришло в голову, что пуля могла войти в тело Гатри, не задев жизненно важных органов. Л вдруг ранчер жив?

Бешеным галопом он рванул назад, спешился и опустился на колени перед жертвой. Было совершенно очевидно, что пуля, пройдя сквозь несчастное тело Гатри, унесла с собой и его жизнь. Он ни на миллиметр не сдвинулся после того, как рухнул с коня.

С болью в душе Дюк выпрямился во весь рост. Далеко по дороге, ведущей в долину, все сильнее уменьшаясь в размерах, мчался испуганный конь бедняги Гатри. Он вернется на ранчо, и его возвращение вызовет подозрение у ковбоев. Естественно, они не замедлят отправиться в путь, чтобы выяснить, что произошло. Они тронутся по дороге на Хвилер-Сити, обнаружат тело, позаботятся о нем и вернутся на ранчо. За это время жернова истины, перемалывающие зерна фактов, могут совершить не один оборот, и Дюк должен запустить эту мельницу как можно скорее. Поскольку он был очень неважным следопытом и не смог сразу напасть на след убийцы, Дюк решил незамедлительно отправиться в Хвилер-Сити, где было много толковых мужчин, способных на резвых конях без промедления прочесать окрестности. И он тронулся в сторону города, покачиваясь в седле в такт свободного я легкого бега Понедельника.

Да, это было слишком тяжелым испытанием для молодого человека двадцати одного года от роду. Когда в долине меж холмов наконец показался Хвилер-Сити, Дюк уже был спокоен. Вступив в город, он направился прямо к дому шерифа. Там он вытащил из кобуры револьвер и с силой ударил его рукояткой по столбу веранды. В дверях моментально показался шериф, незамедлительно испустивший восклицание, обнаружив перед собой Дюка с револьвером в руке.

Морроу печально улыбнулся и опустил кольт в кобуру.

– Шериф, – грустно произнес он, – случилась большая беда. Билл Гатри убит в тот момент, когда он рядом со мной ехал в Хвилер-Сити.

– Ехал с вами? – воскликнул шериф явно прокурорским тоном.

– Ехал рядом со мной, – подчеркнул Дюк. – Его свалили пулей из дальнобойного ружья. Я отведу вас туда, на это место, и тоже приму участие в облаве на этого подлеца!

Шериф озабоченно посмотрел па него, как будто собирался немедленно разобраться во всем и, не сходя с места, добраться до истины.

– Идите к доктору Моргану, и пусть он сначала как следует перевяжет вам голову, – сказал он. – Нам некуда спешить. Не меньше часа потребуется на то, чтобы организовать облаву. Лучше не спеша начать, чтобы поскорее кончить. Но, Дюк, я действительно рад, что в этом деле мы будем работать плечом к плечу!

21. ОБВИНЕНИЕ СТИВА ГАТРИ

Последняя фраза произвела весьма бледное впечатление на Джона Морроу. Он прекрасно знал, что добрый шериф ждет не дождется подходящего момента, чтобы схватить бывшего каторжника и при первой же возможности свалить всю вину на него. Он знал, что весь город выступит против него, лишь бы освободиться раз и навсегда от этого типа, если хоть тень подозрения падет на него. Помрачнев, Дюк отправился в гостиницу.

Он игнорировал совет шерифа Тома Аньена сразу же навестить доктора Моргана. Вместо этого он отвел сначала Понедельника в конюшню за гостиницей. Там он проследил, чтобы сивого как следует накормили и обиходили. Дюк отметил, что Понедельника поставили за единственной перегородкой в конюшне, и только тогда он направился к доктору Моргану.

Он нашел его в гостинице. Доктор всю ночь провел на коне, возвращаясь с дальнего ранчо, где помогал явиться на свет Божий новой жизни; вернувшись в Хвилер-Сити, он забылся тяжелым и крепким сном. Сейчас его едва удалось растолкать. Разлепив глаза, он увидел Дюка и моментально пришел в себя. В течение каких-нибудь десяти секунд он задал Дюку множество вопросов, успев, однако, в тот же срок поменять на его голове повязку. Естественно, что ответы на скорострельные вопросы были весьма краткими, односложными. И, ощущая необходимость говорить без перерыва, чтобы глаза вновь не сомкнулись от усталости, доктор принялся болтать о событиях, которые разворачивались на улице.

– В город будто бомбу бросили, – откомментировал он. – Кажется, это вы принесли дурные вести? Нет, нет, ничего не говорите, представим, что вы немой. И не пытайтесь объясняться со мной с помощью знаков. Вот старый Том Аньен на своем боевом коне, на своем гнедом.

– А не конь ли это Грефтона?

– Точно, его. Да, в этих краях нет лошадки, равной этой!

– Кроме одного жеребца, – сказал Дюк, имея в виду своего длинноногого сивку.

– Неужто? А вот Том Аньен останавливает Джерри Мафферти и сыновей Ньютона. Они так нахохлились, словно курицы над горстью кукурузных зерен. Что же все-таки происходит, Дюк?

26
{"b":"4990","o":1}