ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дюк, следуя за ней, погрузился в раздумье. Были в его бурной жизни отдельные денечки, когда он с большей опаской выступал против нескольких противников одновременно. Но теперь, похоже, настали другие времена, и жить приходится в постоянном напряжении. Неужели ему удастся подстеречь мгновение, когда он сможет перехитрить осторожную и бдительную девушку с гор? Она мгновенно реагировала на малейший шорох, словно пантера, и, кроме того, была очень недоверчива. Продвигаясь вперед, она неустанно окидывала внимательным взглядом нависающие скалы, внезапно оборачивалась назад, высматривая какие-то следы на земле и даже обращала взор к небесам. Что же это за жизнь она прожила такую, которая научила ее всему этому?

И тут Дюк понял, что готов простить обиду, несколько раньше нанесенную ему. Ведь обвинения в адрес друга, не говоря уж о родном брате, действовали гораздо сильнее, нежели могла вынести ее свободолюбивая душа.

Сейчас они приблизились к тому месту, которое безуспешно разыскивал несколько ранее Дюк. Громкий говор речушки заглушал все остальные звуки. Здесь, не опасаясь, что ее шаги будут услышаны, девушка бросилась бежать. И Дюк снова был поражен! Он вспомнил девчонок своей юности, которые наравне с мальчишками пасли коров, бегали и скакали верхом ничуть не хуже сорванцов мужского пола, привыкли таскать тяжести и переносить любые невзгоды; но ни одна из них и близко не могла сравниться с Салли, обойди хоть все горы и долины вокруг. Она неслась свободными прыжками искусного атлета. Она ужом вползала на отвесные скалы. Словно стрела, исчезала в глубоких расщелинах, чтобы появиться далеко-далеко, так что Дюк едва успевал следовать за пей.

Сейчас должно было появиться место, где речка исчезала в горном провале, чтобы так же неожиданно вырваться из-под скалы в другом месте. Он ожидал, что девушка бросится в пенистый водоворот. Вместо этого она резко свернула налево, метнулась к огромным валунам и исчезла.

Дюк выпрямился и стравил пар посредством серии виртуозных ругательств. Голова у него шла кругом, он отказывался верить сам себе. Нет, это была вовсе не та девушка с приятным голосом, которая той ночью отплясывала с ним в «Уорнерс Спрингс»! Однако нынешнее ее поведение объясняло, во всяком случае, таинственное исчезновение в ту ночь, когда она так неожиданно убежала от него и скрылась с глаз Дюка в непосредственной близости от танцевального зала. Неудивительно, что тогда, не обнаружив следов, он не сумел нагнать ее на относительно короткой дистанции.

Постояв, он тронулся дальше, в направлении валунов, среди которых исчезла Салли. Он собственными глазами видел, как она вошла прямо в камень, как волшебник проходит сквозь стену. Но Дюк знал, что чудеса бывают только в сказках, а в жизни девушка весом примерно в сто тридцать фунтов не может раствориться в воздухе или слиться в одну массу с горной породой. И он принялся внимательнейшим образом исследовать скалы.

Не спуская глаз с камней, он с лихорадочной серьезностью пытался обнаружить хотя бы ничтожнейший след. Ведь должен же быть хоть какой-нибудь след, если вход в пещеру, которым пользуются чаще всего, находится именно здесь! Ведь сюда наверняка входили не только люди, но и кони. Однако твердая и гладкая каменная поверхность не хотела раскрывать свои тайны. Не хотела до тех пор, пока Дюк не опустился на колени и, тщательно ощупывая поверхность скалы, не обнаружил первый след. Но это было вовсе не то, что он ожидал увидеть, – не кусочек базальта, отколотый подковой скакуна, а маленький клочок тонкой ткани, болтающейся на зазубренном выступе скалы. Он ухватил клочок пальцами, подумав сперва, чти это лепесток какого-то горного цветка, и задумчиво принялся вертеть его в пальцах. Но нежный лепесток не поддавался крепким пальцам Дюка, не превращался в прах. Тогда Дюк внимательно рассмотрел его, чиркнул спичкой и поднес огонек к необычному клочку. Ноздрей его достиг смрад паленой шерсти.

Дюк вскочил на ноги, у него отлегло от сердца. Вот объяснение тому, почему на поверхности нет никаких следов! Обитатели пещеры поднимались наверх, ведя под уздцы подкованных лошадей, но копыта при этом обертывались тряпками, чтобы железо подков не оставляло на камнях царапин. Определив направление, по которому мог продвигаться конь в странной обувке, Дюк подошел к большому обломку скалы, слегка отошедшему от монолитной массы, и остановился.

И тут из-за этого обломка появился подземный всадник. Как и предполагал Дюк, копыта прекрасного и стремительного пегого жеребца были обмотаны тряпками. Да, этим животным стоило полюбоваться! Чудный молодой конь, но все же чуть поменьше громадного Понедельника.

Что касается всадника, то Дюк впервые видел его в солнечном свете на таком близком расстоянии. Он был гораздо меньше, чем прежде казался Дюку. Правда, смелая и гордая осанка с лихвой перекрывала все недостатки маленького роста, так что его импозантная фигура выглядела издалека довольно внушительно. Но на близком расстоянии было заметно, что длительная схватка с Дюком будет ему не по плечу. Вся его сила заключалась в способности стрелять молниеносно и метко.

Дюк совершенно верно оценил противника. Кто знает, чем бы окончилась их позавчерашняя схватка, если бы он смог внимательно рассмотреть его еще тогда?!

Всадник осмотрелся и пустил коня вниз по склону. Пегий рванулся рысью по откосу, потом еще с четверть мили проскакал вплоть до того места, где река исчезала в провале. Тут он соскочил, снял тряпки с копыт лошади, опять уселся в седло и послал коня в том направлении, где Салли оставила Джона Морроу.

Дюк с тяжестью на душе смотрел ему вслед. Он никак не мог поверить в то, что эта девушка, несмотря на всю дикость характера, могла хладнокровно послать брата на убийство. Но было похоже, что дело обстояло именно так. Молодой брат весело отправился на поиски человека, который позволил себе опорочить его доброе имя, а в подземном доме сидела его сестра, скрестив на груди руки и глядя перед собой горящими глазами, с нетерпением ожидая возвращения Сэма и его рассказа о смерти наглого пришельца.

Обнаружив, что Дюк внимательно наблюдает за ним, юноша издал резкий, гортанный, радостный боевой клич и взмахнул перед собой револьвером.

Дюк тоже не ждал. Еще мгновение – и он возьмет его на мушку. Еще секунда – и он или убьет, или будет убит. Но Джон Морроу не мог стрелять в своего спасителя.

Бросившись в седло, он развернул Понедельника и бросил сивого жеребца в галоп. Некоторое время спустя, повернув на полном скаку голову, он обнаружил, что пегий заметно отстал, хотя всадник неустанно понукал его шпорами и хлестал плетью, чтобы как можно ближе подобраться к Дюку.

И тогда заговорил револьвер. Пуля расплющилась о скалу рядом с Дюком. Второй выстрел – и пуля пролетела над самой головой Джона Морроу. Но на этом все я закончилось. Он пришпорил своего сивого и скрылся за холмом. И когда Дюк вновь увидел красавца пегого, их разделяло слишком большое расстояние.

Дюк все еще гнал Понедельника ужасным галопом. Впервые в жизни он бежал. Что сказали бы люди, если бы смогли увидеть его? Но страшнее всего – что скажет Салли, когда ее брат вернется с гордым, победоносным видом и расскажет о трусливом бегстве Дюка, Дюк аж застонал от горечи, но не позволил Понедельнику замедлить галоп. Еще минут пять – и он выберется из сердца Черных гор, добравшись до их холмистых отрогов. Пегий был уже слишком далеко от него. Дюк натянул поводья и наконец-то перевел жеребца в спокойный, размеренный галоп, который позволил ему самому немножко задуматься.

27. ВСЯ ОКРУГА НА НОГАХ

Для человека, чья жизнь проходит в постоянном общении с огромным множеством людей, потеря одного товарища не слишком-то много и значит. Но Дюк воспринял утрату расположения девушки гораздо тяжелее, нежели даже свое изгнание из Хвилер-Сити. Она значила для него гораздо больше, чем уважение тысяч людей. И вот сейчас братец расскажет ей о трусливом бегстве… Нет, он даже думать не мог об этом! Стыд и горечь душили его.

33
{"b":"4990","o":1}