Содержание  
A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
43

– Тогда другое дело!

Их голоса стихли вдали, и Дюк почувствовал, что дрожит всем телом.

Ему надо было выждать еще немного, чтобы отправиться за Стивом и Чарли. Собственно, не обязательно было идти по их следам, потому что ему было известно место встречи. Он все равно доберется туда раньше их. И на старой усадьбе Фрэзера его положение будет куда выгоднее нынешнего, на ранчо Гатри. Там он сможет напасть на них в любой подходящий момент. Если уж он не мог призвать на помощь закон, чтобы одолеть этих мерзавцев, то союзником ему станет внезапность нападения.

А пока он пустил своего жеребца налево, в направлении Черных гор. В дороге он задумался. Бивачные костры догорали, но не из-за нехватки топлива – по склонам было полным полно кустов. Видимо, огни угасли по другой причине. Мало того – в угасающей цепочке костров образовалась огромная прореха, потому что погасли даже угли, подернувшись холодным сизым пеплом. Дюк, теряясь в догадках, подскочил к одному из остывших костров. Что же все-таки произошло? Проскакав еще две мили, он увидел прямо перед собой, на равнине, толпу из нескольких сотен всадников. Они, сбившись в кучу, радостно кричали и распевали воинственные песни.

Это могло означать только одно: ребята праздновали успешное завершение операции. Неужели они обнаружили пещеру и захватили брата Салли? При мысли об этом на лбу у него выступил холодный пот. Дюк свернул налево, по плавной дуге проехался вдоль подошвы Черных гор и только потом на полном скаку углубился в них. Наконец он добрался до места, где находился скрытый вход в пещеру. Сейчас щель в скале была широко разворочена, как бы приглашая любого желающего войти, но внутри проход был намертво завален камнями, причем эта баррикада была сооружена совсем недавно!

Похоже, в самом деле случилось несчастье и пещера была обнаружена. Дюк развернул Понедельника и подъехал к тому месту, где река срывалась в провал. Но реки здесь не было. Она превратилась в небольшой водоем, вода в котором быстро поднималась и наполняла ближайшие ямы и расселины. Еще немного, и она пробьет себе новое русло и опять рванется в равнину.

– Эй! – услышал Дюк за спиной чей-то голос. – Кто вы такой?

Очнувшись, Дюк осмотрелся. Шансов на спасение не было. Пока он, сидя в седле, погрузился в печальные мысли, больше десятка всадников неслышно приблизились к нему. Он понял, что по собственной глупости попал в ловушку.

Даже с выносливостью Понедельника и отчаянной стрельбой невозможно было среди скал пробиться сквозь неприятельские ряды. Эти ребята уже держали его на прицеле.

– Кто вы такой? – переспросил мужчина, явно старший в этой группе всадников.

– Я – Джим Коккинс из Хэллоуэлс-Кроссинга, – ответил Дюк.

– Ребята, чуточку отодвиньтесь и как следует следите за ним. Если попытается бежать, стреляйте без раздумья. Так, значит, вы из Хэллоуэлс-Кроссинга?

– Точно, – отозвался Дюк.

– Эй, Джерри!

– В чем дело? – откликнулся из толпы Джерри.

– Ваши ребята из Хэллоуэлс-Кроссинга знают человека по имени Джим Коккинс?

Сердце у Дюка замерло.

– Впервые слышу это имя, – раздался чей-то голос.

– Значит, никогда не слышали. Ребята, похоже, нам кто-то попался. Ну-ка давайте сюда пару человек! А вы, Джим Коккинс, поднимите руки вверх! Придется мне с вами немножко побеседовать!

31. ДЮК ДАЕТ ОБЕТ

– И жеребец у него сивый, – произнес кто-то в толпе.

Увидев, что выхода нет, Дюк решил пойти на отчаянный блеф. А там видно будет! Может, и удастся выиграть хоть мгновение.

– Принесите огонь, надо рассмотреть этого парня, – посоветовал второй голос.

– Толково сказано, – произнес старший и взялся за спички.

Дюк решил нанести удар. Самое время – пан или пропал!

– Дайте мне посмотреть на человека, который не знает Джима Коккинса из Хэллоуэлс-Кроссинга!

– Ступай вперед, Джерри!

Джерри осторожно приблизился к Дюку:

– Мне в самом деле очень жаль, чужак, но я никогда не слышал этого имени.

– Когда вы уехали из Кроссинга? – спросил Дюк, и дыхание у него перехватило. Это была его последняя надежда!

– Ну-у, года полтора назад, не больше, – сказал Джерри.

Дюк глубоко вздохнул.

– Вот и хорошо, – произнес он, – я так и знал, что вы уже там не живете. Я приехал в Кроссинг чуть больше года тому назад, и это может подтвердить каждый тамошний житель. Разве тут нет хотя бы одного парня из окрестностей Кроссинга?

– Нет, из Кроссинга никого нет, – раздались голоса из толпы. – Это довольно далеко от нашего городка.

– Я так и знал, что никто из них не отважится, – заметил Дюк. – Как только мы получили сообщение, ребята стали жаловаться, что, мол, это слишком уж далеко. Но я сразу же вскочил на ноги и сказал себе: эй, парень, если тот тип на сивом жеребце и вправду так быстро скачет, что его не догнать, то он, скорее всего, оседлал твоего коня, которого, видать, он же и украл полгода тому назад…

– У вас украли коня?

– После смерти отца я держу собственный завод.

– Ну вот, шеф, теперь понятно, откуда у него взялся этот сивый жеребец, -произнес кто-то из мужчин.

Тот, которого назвали шефом и который с самого начала руководил действиями всадников, замолк на минуту, но Дюк рассмотрел, как он одобрительно кивает головой.

– Приятель, – сказал шеф почти умиротворенно, – мы все еще присматриваем за вами, но вы можете опустить руки.

Дюк словно заметил в кромешной тьме слабенький огонек надежды.

– Как вы попали сюда? – последовал еще один вопрос.

– Добрался с ребятами, которые верхами возвращались в Хвилер-Сити. Я слышал, как они говорили о том, что дело сделано, о какой-то пещере еще рассказывали…

– Значит, вы толком так и не знаете, что произошло?

– Нет. Вот я и отправился сюда посмотреть.

– Давайте за нами, Коккинс, – произнес тот, который был шефом и который окончательно поверил Дюку.

Они двинулись за основной массой всадников, которые растянулись солидной колонной в направлении Хвилер-Сити. По дороге Дюку рассказали обо всем, что случилось.

Неся ночью стражу у бивачных костров, вскоре после захода солнца, один из загонщиков заметил, как с гор в долину спускается какая-то неясная фигура. Вскоре удалось разглядеть быстро скачущего всадника. В сумерках можно было рассмотреть и пегого жеребца, и наездника, поднявшегося высоко на стременах и ухватившегося за переднюю луку. Беглец промчался между двумя кострами словно стрела. Стражники закричали, подняли тревогу, грянуло несколько выстрелов, но скорость бега пегого жеребца была так велика, что всадник проскользнул меж огней и людей и растаял в темноте, опустившейся уже на долину. Но все-таки чья-то счастливая пуля задела пегого, и вскоре он рухнул на землю, а всадник вылетел из седла.

Когда ребята подбежали, конь уже издох, а всадник, оглушенный ударом об землю, пытался подняться на ноги.

Дюк слушал рассказ, а спазма сдавила ему горло. Он не мог слова произнести, но сохранял спокойное, даже равнодушное выражение лица. Наконец он сумел равнодушно выговорить:

– Полагаю, этого мерзавца прикончили на месте?

– Болди Монфорт хотел было уложить его, когда тот еще скакал на костры, но кто-то толкнул Болди под локоть, потому что все хотели взять его живым. И взяли!

Дюк облегченно вздохнул.

– Правда, кое-кто пытался сунуть ему в морду ствол револьвера, но потом у него отобрали кольт и связали по рукам и ногам.

– Как выглядел этот парень? – спросил Дюк, все еще отчаянно надеясь, что это не был брат Салли, хотя именно у него был пегий жеребец.

– Он выглядел словно ребенок, – продолжил рассказ ковбой. – Как красивый ребенок, лет эдак девятнадцати от роду, а может, и меньше. Очень красивый, черноглазый…

На душе у Дюка стало пусто. Бедная Салли! Ее брата схватили. Что они теперь сделают с ним? Что будет с ней и с тем стариком в пещере? Что останется от самой пещеры? И как будет дальше жить сама Салли?

37
{"b":"4990","o":1}