ЛитМир - Электронная Библиотека

Макс Брэнд

Бледнолицый шаман

Глава 1

Рори Майкл пришел на прииск Уэра за два месяца до трагедии, которая случилась в Санта-Анне. Тогда еще ничто не предвещало несчастья. Добыча велась непрерывно уже много месяцев, апачи вели себя тихо, словно мыши. К тому времени они еще не успели полюбить белое мясо, им больше нравилась мексиканская плоть.

Прииск был перспективным, к тому же еще не были отправлены слитки серебра на сорок тысяч долларов. А эти тысячи составляли чистую прибыль за последние шесть месяцев.

Дин Уэр пообещал своей семье, что еще два года — и они вернутся на восток с приличным состоянием. Четверть миллиона в то время были кругленькой суммой, а прииск можно еще и выгодно продать. Так что дела шли в гору. И в это время на прииске появился Рори Майкл.

Он показался из-за дубовой рощицы, раскинувшейся в долине, и словно улитка стал карабкаться по крутому склону, ведя за собой спотыкающуюся лошадь. Рабочие-мексиканцы, закончившие дневную смену, увидев ковыляющего странника, тянущего бедное животное, расхохотались, шлепая себя при этом по ляжкам. Им показалось, что путник пьян. Незнакомец, действительно, шатался, словно одинокое деревцо под порывами резкого ветра.

Некоторые мексиканцы начали даже его передразнивать, не обращая внимания на окрик Дина Уэра. Однако приблизившись к путнику, хулители вынуждены были ретироваться.

— Посмотри, Дин, — сказала миссис Уэр, — они крестятся.

— Может быть, это сам дьявол, — угрюмо пошутил Дин.

Услышав эту новость, их дочь Нэнси, стройная и смуглая, словно индианка, девушка, тотчас же встала и посмотрела в окно.

Тот, кто приближался к их дому, больше походил на дьявола из преисподней, чем на человека, поэтому и заслуживает более подробного описания. Однако давайте сначала взглянем на его лошадь. Это был обтянутый шкурой высокий скелет, готовый в любую секунду рассыпаться на косточки. Наверное, когда-то это существо было вороным, но сейчас его шкура приняла мрачный и ржавый оттенок. Ребра у животного выпирали по всей длине туловища, вплоть до их соединения с хребтом, каждый позвонок которого выступал отдельной костью. На ногах у него совсем не было мышц, торчали только сухожилия и кости. Голова свисала ниже коленных суставов. Копыта не поднимались, а шаркали по земле, и поэтому спереди почти стерлись.

Вот такой вид имела лошадь, вернее ее подобие, но при ближайшем рассмотрении можно было заметить, что это жеребец. Однако, как ни странно, он обладал роскошной гривой и красивым хвостом, которые ему были совсем не к лицу, словно модный парик на голове восьмидесятилетнего старика.

Хозяин же несчастного существа выглядел еще хуже. Одет он был во что-то похожее на изорванную шкуру койота. Несмотря на то, что шкура койота обычно невелика по размеру, этого хватило бы Рори Майклу, чтобы обернуться дважды. Его вид являл ходячее воплощение голода: в глаза бросались лишь острые оконечности рук и ног. Казалось, это существо можно взять за выпирающую ключицу, словно кувшин за ручку, и легко поднять, да и вряд ли Рори был тяжелее кувшина.

На его лице выделялись свисающие клочья бороды. Казалось, что у этого человека исчезли глаза и остались одни глазницы, едва прикрытые кожей. Только когда Рори Майкл приблизился, можно было заметить их неугасимый, глубинный блеск. С поникшей головой, словно принюхивающаяся собака, он походил на лунатика, готовящегося пройти сквозь стену.

Такой же ужасный вид имели и его спутанные длинные черные волосы, ниспадающие на плечи и прикрывающие лицо. Как и его жеребец, Рори обветрился и почернел под палящими лучами солнца.

И вот это привидение приближалось к дому Дина Уэра. Внимательно наблюдавший за незнакомцем хозяин прииска вдруг заметил, что тот оставляет за собой кровавые следы.

— Нэнси, Генриетта — быстро в дом! — по-военному приказал Дин. «Полковнику» всегда и во всем хотелось быть офицером.

Однако женщины не обратили на эту команду никакого внимания.

— Это негр! — констатировала миссис Уэр.

Цвет кожи у Рори действительно был темнее, чем у мексиканцев.

— Да он же умирает! — воскликнула Нэнси и побежала навстречу незнакомцу.

Отец бросился следом за ней, но девушка успела первой схватить Рори за грязные костяшки локтей, и он удержался на ногах.

— Дайте бренди! — прохрипел незнакомец.

Миссис Уэр, охнув, побежала в дом и выскочила оттуда с полной бутылкой мексиканского бренди, бесцветного напитка, способного свалить с ног даже бизона. Дин и Нэнси успели за это время подвести незнакомца к ступенькам веранды, но тот замотал головой, отказываясь войти в дом.

— Ладно, дайте ему сначала бренди, — сказала миссис Уэр. — Бедняга, наверное, не в своем уме.

Пришельцу протянули бутылку. Казалось, что его руки-былинки не смогут поднять ее, но, по-видимому, Майкл даже при смерти сумел бы справиться с бутылкой или пивной кружкой. Тем не менее он не стал подносить бутылку к губам, а развернулся и, обхватив голову лошади, задрал ее вверх. Затем он разжал ладонью ее пасть, помогая себе веревкой, которая была привязана к нижней челюсти животного, и влил половину содержимого бутылки в горло клячи.

— Храни вас Господь, добрые люди, — промолвил Рори, возвращая бутылку миссис Уэр. — Такой глоток бренди подлечит несчастную.

Дин подозвал к себе мексиканцев, чтобы они отвели лошадь в конюшню. Затем он принялся уговаривать Майкла, чтобы тот зашел все-таки в дом. Но незнакомец, несмотря на смертельную усталость, снова отказался, и уцепившись за повод, сам потащил клячу в конюшню.

Миссис Уэр повторила, что он точно не в своем уме. На Рори махнули рукой и позволили ему поступать так, как заблагорассудится. Он завел клячу в стойло, привязал ее и взбил подстилку. И только потом он дал ей овса и сена. Однако измученное животное не смогло есть самостоятельно. Тогда Майкл зашел в стойло и принялся кормить своего друга из рук, зачерпывая овес пригоршнями. Эта процедура продолжалась около часа, пока животное не рухнуло на приготовленную подстилку. Но и после этого парень не притронулся к еде, которую ему принесли, а застыв на месте, прислушивался к дыханию спящего друга, считая удары его сердца.

Только немного успокоившись, Рори съел немного овсянки и запил ее чаем. Затем, намотав повод на руку, он устроился на отдых прямо в стойле.

Проспал Рори почти целые сутки, ровно столько, сколько и его лошадь. Он спал так крепко, что когда Нэнси пришла, чтобы подлечить его израненные ноги, то он лишь что-то пробормотал в то время как девушка обмывала и перевязывала многочисленные раны.

В течение недели незнакомец ни с кем не перекинулся ни единым словечком, а только ел, пил и спал. Проснувшись же, он ухаживал за своим жеребцом-скелетом.

— Все равно он умрет. И лошадь тоже, — сказал однажды Дин Уэр. — Я видел и не таких доходяг. Ведь у него должен был исчезнуть желудок. Нет, с ним кончено!

— А я чувствую, что никто из них не умрет, — уверенно заявила Нэнси.

— Всезнайка! — проворчал отец. — Откуда ты знаешь? Ты молишься за них, что ли?

— По их глазам видно, — ответила девушка.

— Ладно, поживем — увидим. Генриетта, у меня где-то есть старая одежда. Найди и дай ее этому оборванцу Возможно, она ему подойдет. Судя по выговору, он белый.

В конце недели Рори тщательно вымылся, побрился, а один из мексиканцев его коротко подстриг. Немного окрепший парень смог уже выводить своего вороного в загон. Там они медленно прогуливались, двигаясь по кругу. Майкл напевал своему другу какую-то песенку на незнакомом для окружающих языке. Это не был ни испанский, ни французский, не похож он был и на индейский диалект, на котором с удовольствием ругались некоторые метисы. Майкл, прогуливая жеребца, поглядывал время от времени на своего любимца, чтобы уловить малейшие изменения в его внешнем виде. И он совершенно успокоился, когда тот начал поднимать голову.

1
{"b":"4991","o":1}