ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они отдают лошадей, а взамен забирают людей! — воскликнул майор.

— Они взяли только одного человека, — возразил Бэрн.

— Людей — за лошадей! — продолжал майор Талмейдж. — Конечно, краснокожим нравятся такие обмены. Единственное, что меня утешает, это был, как мне сказали, какой-то бродяга.

— А кто его так назвал — вы, капитан Бэрн? — резко спросила Нэнси.

— Что вы, что вы! — торопливо воскликнул капитан. — Я просто хотел сказать, что Майкл — не такой, как все. Удивительно беззаботный парень, никогда не встречал более легкомысленного человека. Да и похоже, что он не очень сопротивлялся, когда дикари стали тащить его с собой, вел себя так, как будто это какая-то забава!

— Просто Рори— храбрый, — сказала девушка. — Как он отважно вел себя той ночью!

— Потише, дорогая, — успокоила ее мать. — Когда человеку нечего терять…

— Боже мой, мама, — не дала ей договорить дочь, — но жизнь то у него есть, не правда ли? Что же касается того, есть ли ему что терять, то откуда мы знаем?

— Нэнси, тебе отлично известно, — заспорила миссис Уэр, — что он был гол, как сокол, когда пришел сюда из пустыни.

— Любой другой на его месте давно бы погиб! — воскликнула Нэнси. — Это я знаю точно.

— Да, все это было необычно, — тихо пробормотал капитан. — А что от него хотели апачи?

— Скальп, — уверенно провозгласил майор.

— Что? — воскликнула Нэнси.

— А что же еще они могут хотеть от нас? — вопросил тот.

Девушка вздохнула.

— Если бы они пришли за скальпом, то сняли бы его здесь вместе с нашими, — твердо ответила она. — Скальп им был не нужен. Я просто не могу себе представить, зачем они приходили.

— Надеюсь, я узнаю это, когда встречусь с ними, — сказал Талмейдж. — И если этот парень не будет цел и невредим, то апачи заплатят за него своей кровью.

— Если они погубили его, то уже заплатили за это своей кровью, — проговорила Нэнси.

— Как вы в нем уверены, — удивился капитан Бэрн.

— Да, его характер и силу воли видно с первого взгляда. С ним не так-то легко справиться. Майор, на Майкла ночью напали два индейца, вот в той конюшне. И он справился с обоими, а одного захватил в плен.

— И затем позволил негодяю убежать! — заметила мать.

— Ну, — промолвила девушка, — об этом ничего не известно. Я только знаю, что он с ними справился. Другой бы на его месте хвастался бы целый месяц, но Рори никогда даже не вспомнил об этой ночи.

— Так значит, он герой, — подвел итог майор. — Тем более мы заставим апачей рассчитаться за него, именно это я и намереваюсь сделать.

— Для этого вы должны были захватить с собой пушки и в десять раз больше войск, — заметила, вздохнув, Нэнси.

— Они мне не нужны.

— Почему же, скажите, пожалуйста?

— Чем меньше солдат, тем больше славы! — воскликнул тот.

— Или ближе к могиле, — язвительно заметила девушка.

— Нэнси, как ты можешь говорить такое, — воскликнула ее мать.

— Я видела апачей и знаю их. А майор — нет. Индейцы — отличные воины, и это всем известно.

— Нерегулярные войска, — уверил ее майор, — не могут устоять против дисциплинированной и обученной армии.

— Да, у вас регулярные войска, — с волнением произнесла Нэнси, — но здесь не плац для парадов. В этой местности я бы предпочла один нерегулярный отряд.

— Да что вы говорите? — воскликнул Талмейдж и даже засмеялся от такой чепухи.

— За каждого апача вы заплатите жизнью солдата, — продолжала Нэнси.

— Когда две противостоящие армии выстраиваются для битвы… — торжественно начал майор, но девушка его перебила:

— Будет выстраиваться только одна — ваша. В боевом порядке, не так ли?

— Конечно, конечно, — подтвердил майор Талмейдж.

— Значит, они станут отличной мишенью для индейцев, — сделала вывод та.

— Одна быстрая атака… — начал майор.

— И вы останетесь с пустыми руками, — настаивала она. — Они все разбегутся от вас. У них в пять раз больше лошадей, чем им нужно для езды. Кроме того, они перегоняют с собой крупный рогатый скот и питаются его мясом. Когда наступают трудные времена, они могут есть лошадей, мулов, даже собак. Они и только они знают эту землю, как свои пять пальцев. Даже наши пионеры, разведчики и охотники никогда не знали Аризону так хорошо, как индейцы. Они бросятся на вас в темноте, сдерут скальп и исчезнут. Им все равно, сколько будет длиться война. У них нет ни городов, которые можно захватить, ни фортов, которые они защищали бы, ни /богатств, которые можно завоевать. При необходимости все женщины и дети становятся воинами. Я вас заверяю, майор, что когда вы схватитесь с апачами, то будете сражаться не с людьми, а с бизонами и волками — у них только кожа, кости, когти и зубы. Никто никогда не разбогатеет, охотясь на них или воюя с ними.

Талмейдж, которого буквально захлестнул этот поток слов, решил закончить разговор шуткой.

— Я никогда не рекомендовал поголовно истреблять индейцев, и сам не собирался поживиться за их счет. Однако, мисс Уэр, я думаю, что вы будете удивлены результатами нашей маленькой кампании. Даже малую войну можно спланировать так же тщательно, как и большую. А правила ее ведения можно воплотить даже в…

Внезапно громкий протяжный вопль донесся с дороги, которая огибала дом и спускалась в долину.

— Что это? — вздрогнув, спросил капитан. — Какой дикий крик…

— Наверное, мексиканцы что-то празднуют, — ответила миссис Уэр. — Прислушайтесь, как будто это их смех.

Опять донесся долгий дрожащий вопль.

— Что-то кричат и смеются. У них какая-то хорошая новость, — предположила Нэнси. — И слава Богу. В последнее время рабочие стали какими-то мрачными и грубыми. Мне даже показалось, что они подумывают об ограблении прииска.

Недалеко за поворотом дороги из сумерек показалась группа всадников, один из них был выше остальных, на крупной лошади. Другие наездники кружились вокруг него, словно пчелы вокруг улья.

— Они сопровождают какого-то важного для них человека, — сказала миссис Уэр. — Кто это может быть, Нэнси?

Девушка сбежала со ступенек веранды и замерла, вглядываясь вдаль.

— Вы слышите, они называют его «отец». Тут не может быть ошибки, значит, сумасшедший Рори Майкл вернулся к нам! — воскликнула она.

Глава 18

Послышались возгласы. Миссис Уэр с волнением произнесла:

— Боже праведный, что теперь с нами станет?

Капитан радостно воскликнул, что, наверное, парень свалился с неба.

Нэнси, вертясь от радости, убеждала:

— Рори приносит удачу, мама. У меня такое предчувствие, что нам вскоре она очень понадобится. Смотрите, вот он мчится по дороге! Точно, это его вороной.

Это и вправду был Майкл. Он остановился, спрыгнул с коня, громко всех приветствовал, а затем направился в конюшню и привязал вороного. После этого он двинулся в дом, окруженный ореолом славы и толпой мексиканцев. Те восхваляли, благословляли его и тут же молили о помощи. У одного из рабочих было вывихнуто плечо, и он слезно просил, чтобы его вылечили и он смог бы снова работать. Другой дрожал от лихорадки: не может ли волшебник помочь и ему? Третий должен носить шины целый месяц на сломанной ноге; нельзя ли произнести заклинание, чтобы он тут же запрыгал на своих двоих и забыл о переломе? Рори пообещал, что сможет увидеться со всеми утром, а сейчас он очень устал и должен отдохнуть.

Последними остались два коренастых мексиканца, которые старались держаться поближе к Рори. Тот узнал их глухие голоса — это были Мигель и Алонсо. Мигель объяснял:

— Если бы мы все знали, отец, то этим проклятым апачам пришлось бы побороться с нами перед тем, как увести тебя. Но мы не знали, нас не было здесь. В следующий раз, если случится драка, ты увидишь, на что мы способны.

Майкл поблагодарил их, в словах и интонации мексиканцев сквозила искренность, убедившая его, что они готовы перерезать за него горло любому.

Он проследовал на веранду, был там представлен майору, поздоровался с женщинами и капитаном. На него тут же обрушился град вопросов. Рори ответил просто:

19
{"b":"4991","o":1}