1
2
3
...
24
25
26
...
42

— Но я и не подумаю тебя бросить, я просто привела к тебе Рори, чтобы ты первая сказала, что мы никуда не уйдем.

— Нэнси, — заспорил Майкл, — но ведь это же бессмысленно.

— Знаю, — промолвила та изменившимся голосом, — но мы так решили.

— Спаси тебя Бог, ты странное дитя, — сказала миссис Уэр.

— Нэнси, вы и вправду ненормальная, — сказал Рори, выходя из себя.

— Вам уже нужно бежать к солдатам, — сказала девушка. — Апачи могут налететь в любую минуту. Позаботьтесь о себе, один раз вы уже спасли наших лошадей и второй раз — наши жизни. А сейчас — спасайте свою собственную.

— Значит, я убегу и оставлю вас одних, так? — язвительно спросил он.

— Ну конечно же!

— Вы же знаете, что я не сделаю этого, — произнес Майкл мрачно.

— Не сердитесь, — успокоила его Нэнси. — Мы не хотим, чтобы вы рисковали из-за нас.

— Я остаюсь, черт возьми! — выругался он. — Но у меня волосы дыбом встают, я уже чую запах крови.

Он говорил безжалостно. Миссис Уэр что-то зашептала, было видно, как она вся дрожит.

— Вы дрожите уже сейчас, — воспользовался этой минутной слабостью Рори, — но вас просто затрясет, когда вы услышите визг атакующих краснокожих. Это будут уже не люди, а демоны. А ведь речь идет не только о вас.

Женщина тяжело опустилась в кресло, все еще сжимая руку дочери.

— Нэнси, — тихо произнесла она, — ты должна уйти! Он прав, тебе нужно спасаться.

— А ты?

— Я остаюсь. Знаю, что это неразумно и что Дин тоже приказал бы мне уйти, если бы был здесь, но я не могу бросить тот дом, в который он вернется и где он надеется найти меня. Меня просто что-то не отпускает.

Майклу показалось, что перед ним не убитая горем женщина, а римский легионер, охраняющий свой пост, на который неотвратимо надвигается опасность, и ничто не может заставить его уйти, кроме приказа центуриона. Между этими временами лежали века, но дух был тот же.

Гнев его сразу улетучился, остались только жалость и печальное понимание. Они были не такие люди, как он сам. Он и раньше чувствовал это, но только сейчас осознал пропасть между собой и ними.

— Вот видишь, Рори, — произнесла девушка, — мама не пойдет. Если бы она и согласилась, то я бы осталась. Папа думает, что мы здесь, и когда начнется стрельба, он будет пробиваться к нам. Я не хочу, чтобы его встретил пустой дом.

Мать добавила, стараясь выглядеть бодро:

— Может быть, индейцы нападут только на солдат. Мы же не сделали апачам ничего плохого.

— Вы не понимаете, как это воспринимают апачи, — сказал Майкл. — Если краснокожий погиб от рук бледнолицего, то виноваты в этом все бледнолицые. А если индейца из племени апачей убивает индеец из племени команчей, то виноваты все команчи. Точно так же они относятся и к нам. Мы, по их мнению, обыкновенное племя. Так что они не пощадят никого. Для них все равно — скальп мужчины или скальп женщины, последний даже лучше, его легче снять.

Миссис Уэр снова задрожала, но, стоя на своем, отрицательно покачала головой.

— Как это ни печально, Рори, но я должна сделать то, что считаю нужным.

— Ладно, — ответил тот, — не буду больше спорить. Только поймите, если сюда не ворвутся индейцы, то мексиканцы уж точно поднимут бунт и убьют вас из-за серебра.

— Боже мой! — вскрикнула женщина.

— Вот увидите, спросите Нэнси, если не верите.

— Нэнси! Не может быть! Эти люди, которые прожили с нами так долго!

— Это просто банда сволочей, — проговорила Нэнси хладнокровно. — Преступники, скрывающиеся от мексиканских законов и способные на все.

— Спаси и сохрани нас! — перекрестилась миссис Уэр.

Послышался стук в дверь, затем она распахнулась и в комнату шагнул Бэрн. На боку у него висела сабля, на плечах сверкали эполеты. Куртка и брюки были украшены галунами, сапоги сверкали, словно зеркало. В общем, он представлял собой образец мужества и отваги. В его присутствии трудно было заметить худощавого Рори Майкла.

— Миссис Уэр, — заговорил капитан, — майор шлет вам свои наилучшие пожелания и просит передать, что будет счастлив взять вас под защиту своих войск. Похоже, собирается гроза. Я не хочу вас пугать, но апачи…

— Она все знает, так что поберегите слова, — прервал его Рори. — Но она и не пошевелится, Нэнси тоже. Они потеряли рассудок и собираются сидеть здесь и наблюдать, как Дин Уэр будет прокладывать себе путь через ураганный огонь.

— Ждать? Ждать здесь? — воскликнул Бэрн. — Это правда?

— Спросите их, спросите, — воскликнул Майкл. -Я уже охрип и все даром.

Капитан не успел спросить. Миссис Уэр заплакала, даже не прикрывая лицо, и слезы потекли по щекам. Перед ее глазами встала картина неслыханной резни.

— О Боже, — прошептал ошеломленный Бэрн, — я вас не понимаю, нам действительно угрожает…

— Они знают все, уверяю вас, — снова не дал ему закончить Рори. — Но вы их не уговорите. Так что возвращайтесь в лагерь.

— А вы?

— Да уж пусть будет лучше три дурака, чем два. Побуду здесь немного.

— Тише! — воскликнула девушка. — Послушайте, что это такое?

Издалека донесся гул, но это был странный звук, так как он раздавался будто из глубины земли.

Глава 24

Они разом бросились к выходу и как раз успели, чтобы увидеть катастрофу, подобную извержению вулкана. Эпицентром ее был военный лагерь в долине, в которую изо всех ближних каньонов устремились потоки индейцев, обрушиваясь на укрепление.

По команде Талмейджа часть кавалеристов спешно садились в седла, другие зачем-то снимали палатки и загружали повозки.

Несмотря на предупреждение Майкла, отряд выглядел совершенно неподготовленным к нападению. Индейцы, волна за волной, огибали нестройные ряды кавалеристов, имитируя атаку, но при сближении с противником разделялись и охватывали обороняющихся с флангов. Обтекая группу кавалеристов, как вода камень, они оказывались у них в тылу и атаковали повозки с грузом.

Капитан Бэрн одной рукой выхватил саблю, второй — револьвер, сбежал со ступенек и помчался вниз по дороге.

— Что он делает? — вскрикнула Нэнси.

Рори уже бежал за капитаном и, догнав его, схватил за руку.

— Отпустите! — крикнул Бэрн.

— Какого черта! Что вы сделаете один? Они вас раздавят, как муху!

И он кивнул на массу атакующих индейцев, которые визжали, как черти в аду. Капитан прислушался и вздрогнул.

— Вы правы, Майкл, — проговорил он. — Я ничем не смогу помочь. Корабль в море, а я остался на берегу, как последний идиот и дезертир. Я ведь думал…

— Вы думали, что поступаете справедливо и благородно, когда передавали предложение майора. Думаю, Талмейдж не забыл о вас, — успокоил его Майкл. — И не сомневайтесь, умереть можно и здесь. Солдаты не погибнут, они разбегутся, а вы, если хотите, останьтесь и умрите вместе с нами. Что может быть проще?

Бэрн повернулся и с удивлением уставился на него.

— Наверное, вы правы. Какая разница, где погибать, тем более, что мне приказали идти сюда.

— Ладно, хватит об этом, — оборвал его Рори. — Вы лучше посмотрите, как эти краснокожие держатся, похоже, что они родились в седле.

Апачи тем временем стремительно пикировали на островок кавалерии. Отряд под натиском втрое превосходящего противника стал отступать. Сначала кавалеристы отходили, сохраняя боевой порядок, но темп отступления постепенно нарастал.

Майор, легко различимый среди кавалеристов из-за сверкающего мундира, метался среди своих подчиненных. То тут, то там он пытался организовать контратаку, но индейцы просто разбегались перед кавалеристами и те словно проваливались в образовавшуюся брешь. Затем апачи, проворные, словно ястребы, осыпали солдат тучами стрел и пуль.

— Похоже, индейцам это нравится, — заметил Майкл. — Они, это любят. Кавалерия не знает, что с ними делать, для солдат это что-то новое.

Под натиском индейцев кавалеристы смешались и в панике стали отступать. Однако никто из них не был убит!

25
{"b":"4991","o":1}