1
2
3
...
28
29
30
...
42

— Видишь ли, Мигель, это была простая случайность, так, шальная пуля.

— Вряд ли, — усомнился Мигель.

— Ладно, смотри же!

И Майкл, вытянув руку, покачал револьвером в оконном проеме.

Снова затрещали выстрелы, но на этот раз ни одна пуля не влетела в комнату, все они забарабанили по стене дома.

Рори повернулся к съежившимся от страха мексиканцам.

— Ну что? Это была простая случайность.

— Да, — прошептал Мигель, — но если бы в первый раз на месте винтовки был я, то мне от этого не стало бы легче.

Логичность этого замечания была очевидной, и Майкл вздохнул. Такое слабое доказательство не годится. Надо было продемонстрировать что-то более убедительное, и он задумался, почему так внимательно наблюдают за этим окном, отвечая пальбой на любое движение в нем. Рори подошел поближе, и, стараясь не слишком высовывать голову, осторожно выглянул. Он увидел загон, кусты, росшие между ограждением и хижинами, камни и деревья на склоне холма. Не было видно ничего подозрительного, хотя он всматривался до боли в глазах.

Майкл отошел от окна и сказал Мигелю:

— Видишь, это легко. Осторожно выглядываешь из угла окна — и все. Не могут же они попасть прямо в уголок.

Один из пожилых пеонов заметил:

— Может быть, ты и прав, отец, но в этой жизни очень много опасностей, которые глаз не замечает.

— Да, — согласился Рори, — например, ножи апачей, которые прилетают из темноты и поражают прямо в сердце.

От этого примера рабочие прямо позеленели от страха.

Он тем временем снова подошел к окну и стал всматриваться. Возле дома виднелось еще несколько бугорков, поросших кустами, но не было ничего такого, что могло послужить укрытием для индейцев. Его опасения, что апачи сейчас подкрадываются к дому, немного рассеялись.

Однако конюшня оставалась у них в руках, а за нею Майкл заметил столб густого дыма. По-видимому, там стали готовить пищу. Да, мяса у них теперь вдоволь, весь скот Уэра был в их распоряжении.

Главная позиция апачей располагалась на крыше конюшни, конек которой служил упором, когда они открывали огонь лежа. Внезапно Рори заметил, как над коньком появилась голова и плечи, блеснул ствол винтовки, и тут же просвистела пуля, распоров ткань на плече у Майкла.

— Отец, в тебя попали? — вскрикнули в один голос несколько мексиканцев.

— В меня? Ничуть, — ответил он, — их колдовство слабое, они до сих пор не ранили ни одного человека, а ведь сколько патронов уже израсходовали!

— Они убьют нас ножами, а не пулями, — прошептала старая Алиса.

Итак, Майкл убедился, что вести наблюдение из окна крайне опасно, но как без этого узнать о замыслах и передвижениях апачей? А что произойдет ночью и представить страшно! У него не было сомнений, что с наступлением темноты кровь польется рекой.

«Что же делать? Нужно что-то немедленно предпринять», — лихорадочно подумал Рори и внезапно заметил, что один из ближних кустов немного продвинулся вперед. Неужели показалось? Нет, вот куст снова дрогнул и сместился на несколько дюймов. Не медля ни секунды, Майкл выхватил винтовку у стоящего рядом мексиканца, прицелился в середину подозрительного куста и выстрелил. В ответ раздался пронзительный вопль. Куст упал, из-за него выскочил индеец, подпрыгнул, как заяц, и устремился к конюшне. Но когда он достиг коновязи, вновь заговорила винтовка в руках у Майкла. Индеец споткнулся и тяжело рухнул на перекладину ограды.

Глава 28

Только убедившись, что его жертва не шевелится, Рори повернулся к окну, из проема которого стрелял, и заметил, что рядом с ним свистят пули, буквально вспахивая земляной пол. Мексиканцы расползлись под стены, вскрикивая от страха при каждом клубе пыли, взбиваемом напротив окна.

Майкл отошел вглубь комнаты.

— Вот видишь, Мигель, в их пулях мало колдовства, и если мы не будем наблюдать за апачами, то они подкрадутся к хижинам и ворвутся в них. Ты видел, как близко был этот индеец?

Мигель, который стоял за спиной у Рори, конечно же, все видел.

— Отец, — сказал он, — у тебя нет чувства страха!

— Есть, но только не перед такими никудышными стрелками, как эти. Ты же видел, они даже не зацепили меня!

О гибели воина тут же стало известно всем осаждающим, похоже, это был известный храбрец. Послышались вопли, ужасные проклятия, угрозы страшной мести, которые выкрикивали все индейцы, окружившие дома. Одновременно на хижину обрушился шквал огня изо всех стволов, и она заходила ходуном под градом пуль.

Рори спокойно сел у стены, свернул сигарету, как это делали мексиканцы, и закурил.

— Да, у индейцев много свинца и пороха, — заметил он, — но пока они только взбивают пыль да бестолково палят по стенам. Мигель, теперь ты чувствуешь себя лучше?

Тот молча улыбнулся. Но когда пальба затихла и послышался только одинокий женский плач по убитому, все пеоны рассмеялись и разом загалдели.

Рори облегченно вздохнул, почувствовав, что напряжение спало. В начале боя даже смельчаки могут испытывать чувство страха, но сейчас, когда один враг уже повержен, каждый мексиканец будет стараться повторить такой меткий выстрел.

Докурив сигарету, он обменялся парой шуток с рабочими и собрался их покинуть, с удовольствием заметив, что к окну был приставлен для наблюдения зоркий парень.

— Конечно, отец, — сказал ему на прощанье Мигель, — наши глаза не видят сквозь землю и кусты, как твои.

— Проберись в другие хижины и прикажи всем тоже вести наблюдение. Мы должны держать глаза открытыми, если хотим остаться в живых.

Мигель презрительно хмыкнул.

— Мы их перебьем, как овец, — хвастливо сказал он, — не волнуйся за нас, теперь мы не сомкнем глаз!

Майкл вернулся в дом и застал капитана и Нэнси в страшном волнении.

— Кто это сделал? — спросил его Бэрн. -Я все время смотрел в щель, но не видел этого апача. Казалось, он выпрыгнул из-под земли или из травы, в которую перед этим превратился! Да, ну и глаз у этих мексиканцев, скажу я вам.

— Да, видят они хорошо, — согласился Рори, — и я не сомневаюсь, что мы отобьемся от этих краснокожих негодяев. Я принес еще пару винтовок, они могут нам пригодиться.

Нэнси в это время присматривала за матерью, которая лежала в постели. Когда ей рассказали о гибели индейца, она совсем расстроилась. Капитан, оставшись наедине с Майклом, серьезно обратился к нему:

— Послушайте, я знаю, что вы сказали это только для того, чтобы поднять наш дух. Но вы же понимаете, что наше положение безнадежно.

— Безнадежно? Почему же?

— Потому что индейцы стреляют с крыши конюшни! Посмотрите, как они изрешетили крышу дома. Простреливаются все комнаты! А как только стемнеет, апачи немедленно ворвутся сюда! Неужели вы и в самом деле думаете, что мексиканцы сумеют дать им отпор при ночной атаке?

— Сейчас, когда светло, пеоны воюют неплохо и не падают духом. Ну, а с наступлением темноты… Да, я не уверен… Вся эта банда может собраться за конюшней и ринуться оттуда, тогда мы и опомниться не успеем, как они будут здесь.

— Я тоже думал об этом, — согласился Бэрн. — Самая плохая видимость в сумерках. В это время видно хуже, чем даже ночью при свете звезд. Так вот, мы можем воспользоваться этим.

— Для чего?

— Для того, чтобы убежать. Индейцы этого не ожидают.

— Как же мы можем убежать с толпой мексиканцев и двумя женщинами? Это чистейшее самоубийство. Апачи не слепые и не глухие. Может быть у нас был бы шанс ускользнуть в бурю, дождь, ненастье, но только не в такой тихий вечер.

Капитан кивнул.

— Да, вы правы, но я не могу придумать ничего другого. А сидеть и спокойно ждать смерти — это просто невозможно! Эх, если бы у нас была хотя бы трехфунтовая пушка, уж я бы вышиб индейцев из конюшни! Это все мечты, конечно. Но я представляю, какой бы вой подняли эти краснокожие черти, если бы им на голову свалилось ядро и разнесло их укрытие в куски!

— Но у нас же нет пушки! — резко оборвал его Рори.

29
{"b":"4991","o":1}