ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Даже мексиканцы не получили ни единой царапины, по крайней мере, пока я там был. Так что индейцы вам солгали, — успокоил его Рори.

Тот рывком остановил лошадь и схватился за луку седла, тяжело дыша.

— Вы говорите правду? Или просто готовите меня к худшему?

— Даю честное слово, что никто из вашей семьи не пострадал.

Уэр облегченно вздохнул, пошатнувшись в седле, словно собираясь упасть. После долгой паузы он хрипло проговорил:

— А я уже и не надеялся их увидеть. Значит, эти звери просто солгали мне? Нет, все-таки они не люди. Черт с ним, с прииском, но с моими… — и он снова замолк. — А как вы вырвались, Майкл?

— Я выскочил верхом на Доке и бросил в конюшню зажигательную бомбу, которую сделал капитан.

— Капитан? Так значит Бэрн был с вами? Молодец, храни его Бог. А вы поскакали к конюшне, бросили бомбу и потом не смогли вернуться? Теперь понятно.

— Да. И я направился навстречу вам, чтобы предупредить об опасности. Семья все это время думала о вас, «полковник».

— Прямо голова кругом идет от этого, — пробормотал Уэр. — А как же солдаты?

— Талмейдж не смог ничего сделать, — ответил Рори. — Когда апачи явились на переговоры, то одного из них подло застрелил негодяй по имени Террис, а у майора не хватило ума тут же повесить этого подонка. Индейцы сами занялись восстановлением справедливости.

— Конечно, вы, молодой человек, много сделали для меня, и я об этом помню, но вы все время как будто оправдываете этих краснокожих дьяволов. Я уверен, клянусь, уверен, что их всех надо уничтожить, словно бешеных собак. Старая поговорка права; хороший индеец — это только мертвый индеец!

Майкл кивнул:

— Да, поговорка старая, но чем скорее ее забудут — тем лучше, иначе не будет мира на Западе. Ладно, хватит об этом спорить, лучше расскажите, как им удалось вас захватить.

— Сначала все шло хорошо, — начал «полковник», — Я собрал почти все долги: часть серебром, часть товарами. Мы продвигались очень осторожно, один человек все время скакал впереди на случай опасности, но все казалось спокойно. Мы были уже рядом с домом и перестали соблюдать осторожность. Поехали все вместе, я — рядом с повозкой, а бедняга Благер — немного впереди. Мы достигли той ложбинки, в которой позже встретили вас, и тут-то все и произошло. Я услышал звон тетивы и увидел, что Благер валится на землю. Только стал я доставать револьвер, как откуда-то рядом со мной возник краснокожий и замахнулся дубиной, явно стараясь снести мне череп. Я увернулся, удар пришелся по спине и свалил меня с коня. Если бы он попал по голове, то тут бы мне и крышка. Придя в себя, я почувствовал, что на меня навалился апач, одной рукой приставив к горлу нож, а другой вцепившись мне в волосы. То ли он собирался сначала скальпировать меня, а потом убить, то ли наоборот, не знаю. Я уже стал читать про себя молитву, как вдруг появился невысокий кривоногий индеец, похоже, их вождь, и оттолкнул моего мучителя. Затем он заговорил по-испански, сказав, что помнит меня, что он уже был однажды в моей власти, но остался жив. Он пообещал, что если я не буду сопротивляться, то он не позволит, чтобы меня убили. Куда там сопротивляться, когда меня связали по рукам и ногам, бросили у костра и принялись мародерствовать. Вот тогда-то я и услышал об убийстве моей семьи. А позже до меня донесся ваш шепот, ему я обрадовался больше всего на свете. Вот что случилось с нами. Убито два моих человека. Ну погодите, уж я отомщу за них!

Голос его зазвенел от гнева при этих словах.

— Знаете что, мистер Уэр, — обратился к нему Майкл, — обвинять апачей в убийстве — это все равно, что обвинять кошку в краже молока.

— Рори, неужели вы все еще защищаете их? — воскликнул «полковник».

— Давайте оставим индейцев в покое, — предложил тот, — тем более, что скоро они сами о себе напомнят. Нам нужно продумать план действий. Вы ничего не можете предложить?

— Только неожиданный бросок.

— Вы имеете в виду прорыв сквозь кольцо индейцев к дому?

— Да, можно попробовать сделать это на рассвете.

— Хорошо, мы пробьемся к дому, а дальше?

— Не знаю, мне только бы увидеть жену и Нэнси.

Рори хмыкнул.

— Если мы попадем туда так же легко, как я оттуда вырвался, то апачи будут сражены. Они подумают, что сам сатана на нашей стороне. С другой стороны, после этого они могут решить держать осаду, пока мы не подохнем с голоду. Смотрите, они упустили вас, потеряли Черную Стрелу, еще одного уложил я сам у загона. Конечно, апачи поживились кое-чем из обоза, но не получили пока ни одного скальпа. Значит, победа еще не полная. Они станут посмешищем у других племен, если не доведут дело до конца.

— Да, наверное, вы правы, — согласился Уэр. — И если они обложат нас надолго, то мы пропали.

— Конечно. Что же нам все-таки делать?

— Не знаю. Сам я буду пробиваться к своим, вам же незачем совать голову в этот смертельный капкан.

— Подождите, — остановил его Рори. — Я знаю, что индейцы любят всякую шаманскую чертовщину больше, чем скальпы, и здесь их удерживает только Большой Конь. Держу пари, что сами они давно бы уже разбежались грабить и снимать скальпы в других местах, оставив в покое ваш дом. Но их не пускает этот колдун. Он пообещал апачам волшебную награду за мою голову. Не знаю почему, но индейцы верят, что я могу превратить своего коня в ястреба, сам же стать воробьем, взлететь на крышу, нырнуть в трубу, а в комнате снова обернуться в человека и коня. С их точки зрения, бледнолицый шаман может все, и если они ворвутся в дом и не найдут меня там, то будут очень удивлены, независимого от того, где видели меня в последний раз. Чтобы заставить апачей убраться, нужно сначала уломать Большого Коня.

— Вот и хорошо, — ответил Уэр. — Вы намного больше разбираетесь в этом, и я полностью вам доверяю. Но как мы сможем уговорить шамана?

— Всадив ему в бок пулю или нож прямо через эту заколдованную куртку!

— Заколдованную куртку?

— Да. Через его неуязвимую одежду, которую не берет ни нож, ни пуля. Если мне удастся избавиться от него, то все остальные подумают, что нет смысла воевать против таких сильных чар. И тогда бьюсь об заклад, что в течение двадцати четырех часов апачи оставят нас в покое.

— Рори, — удивился «полковник», — вы обо всем этом говорите так спокойно, будто действительно можете невидимкой проникнуть к ним в лагерь, застрелить Большого Коня и вернуться невредимым.

— Вот что-то вроде этого и надо придумать, — сказал Майкл. — Это самое главное, от этого будет зависеть жизнь моих друзей и ваших близких.

Глава 35

Они скакали все время прямо, пока не увидели зарево пожара над остатками конюшни. Ночь уже была на исходе, забрезжил рассвет, размывая серебристое сияние луны. Уэр глухо выругался, увидев догорающее строение.

— Мне пришлось это сделать, — проговорил Рори, — иначе все бы уже погибли.

— Да я ничего не имею против, что ж поделаешь, такова судьба. Будь прокляты апачи! Когда-нибудь правительство проснется и пришлет сюда целую армию, чтобы очистить нашу страну от этих зверей. Смотрите, вон они крадутся, как волки!

И он показал на горизонт, где на фоне неба вырисовывались три фигурки на лошадях. Похоже было, что они объезжали вокруг осажденного дома.

— Это все Большой Конь, — уверенно заявил Майкл. — Он знает, как организовать настоящую блокаду. Может быть они нас и видят, но пока принимают в темноте за своих. Похоже, я знаю, что нам делать, и вы должны мне помочь.

— Будьте моим генералом и приказывайте, молодой человек, — согласился «полковник».

— Я должен оказаться внутри вашего особняка и одновременно остаться снаружи.

— Что? Как это может быть?

— Апачи должны думать, что я в доме. Вот и все.

— Ну, и какое чудо вы сотворите для этого? — спросил, улыбаясь, У эр.

— А вот какое! — и Майкл спрыгнул на землю. Сняв плащ, он застегнул его, нарвал травы и набил. Затем, перетянув ремнем воротник и полы плаща, взгромоздил это чучело на седло и крепко привязал.

35
{"b":"4991","o":1}