ЛитМир - Электронная Библиотека

Заходящее солнце окрасило горы в пурпурный цвет, в долине залегли прохладные тени. Было видно, как вокруг прииска кружат группки апачей, держась от дома Уэра на почтительном расстоянии. За обгорелыми руинами конюшни Майкл с удивлением заметил ровные ряды вигвамов, над которыми поднимались струйки дыма, видимо, днем к индейцам подошло подкрепление. Наверное, сейчас в лагере идет совет и старейшины решают, сумеет ли Большой Конь своими заклинаниями победить волшебство бледнолицего колдуна.

При мысли об этом Рори опять засмеялся. Как будто в ответ на его смех, заросли за ним зашевелились. Он резко прыгнул в сторону и обернулся с револьвером в руке. За ветками стала различима фигура всадника и ствол наведенной на него винтовки. Майкл уже был готов упасть на землю и разрядить «кольт» в противника, как вдруг ствол опустился и послышался знакомый голос:

— Отец, если ты звал меня, то я пришел!

Глава 38

Из-за деревьев выехал сын Встающего Бизона, протянул в приветствии руку и обменялся с пораженным Майклом крепким рукопожатием.

— Хоть я и не звал. тебя, Южный Ветер, но всегда рад видеть тебя, — ответил Майкл.

— Если ты не звал меня, то как же я тогда смог найти тебя? За белым шаманом охотится все племя, и только я не захотел искать твой след, значит, ты сам меня привел сюда!

Слова юноши были настолько искренними, что Рори удивленно заморгал. Индеец не сомневался в том, что его привели сюда волшебным образом, и не принял бы никаких других объяснений.

— Да, — проговорил Майкл, — я хотел поговорить с тобой, узнать, здоров ли ты и что происходит у вас в лагере,

— Очень плохие новости, — вздохнув, отвечал Южный Ветер. — Мы потеряли Черную Стрелу и Красное Перо. Пятнистый Олень умирает, его ранило взрывом, когда ты бросил большой огонь в конюшню. Большой Конь пытается его спасти.

— Но, наверное, у него ничего не получается?

— А как ты догадался? Это ты заколдовал Пятнистого Оленя? Пожалуйста, сними чары с него, он — хороший человек.

— Я ничего против него не имею, — ответил Рори, — все дело в том, что в заклинаниях Большого Коня совсем нет силы. Ты знаешь кого-нибудь, кого он вылечил?

— Да, конечно, — поспешил подтвердить юноша, — наш шаман исцелил многих. Правда, ему не всегда удавалось вернуть умирающих с края смерти, когда тело уже падает в пропасть, но иногда он действительно творил чудеса.

— Ладно, Южный Ветер, не буду с тобой спорить. Расскажи мне лучше про апачей. Как твой отец? Его все еще обвиняют в дружбе со мной?

— Уже почти нет. Сейчас все говорят только о тебе, взрыв очень напугал наших воинов. Они говорят, что ты можешь рукой метать молнии, это правда, отец?

Майкл посмотрел на индейца с удивлением и тревогой, затем протянул ладонь:

— Посмотри, мой мальчик, неужели моя рука чем-то отличается от твоей? Разве смог бы я удержать ею огонь?

— Я не шаман, — покачал головой юноша, — и не могу знать это точно, как не могу объяснить, почему ты вылечил меня. Понимаю, ты не хочешь открывать свои тайны, поэтому я не буду больше задавать вопросов.

— Так ты говоришь, Большой Конь колдует против меня каждый день?

— Да, каждый день он жжет волшебные травы, поет и исполняет священные танцы. Я думал, что когда увижу тебя, ты уже будешь наполовину мертв, а ты жив-здоров, как и прежде!

— Есть два вида заклинаний, — усмехнулся Рори, — сильные и слабые. Большой Конь способен совершать только слабые, а о сильных он ничего не знает. Как бы он ни старался, ничего он мне не сделает.

Южный Ветер согласно кивнул.

— Долго еще индейцы будут стоять там? — указал Рори рукой на вигвамы.

— Пока не разнесут стены домов по камню. Все воины очень рассержены. Если мы не возьмем прииск, то станем посмешищем для всех других племен, — проговорил Южный Ветер.

— Так и случится, — угрюмо подтвердил Майкл.

— Ты предсказываешь нам неудачу? — удивленно протянул индеец.

— Да.

— Я должен сказать это своим.

— А как ты им признаешься, что видел меня и вернулся без моего скальпа?

— Все апачи знают, что ты — мой друг. Никто не посмеет обвинить меня в трусости.

— Хорошо, — согласился Рори, — тогда иди к своему племени и передай им то, что я тебе сказал.

— Что мы потерпим поражение?

— Да.

— Ладно, я расскажу им об этом, — сказал юноша, — но какой будет знак?

Майкл посмотрел на своего друга, не понимая о чем он толкует.

— О каком знаке ты говоришь? — пробормотал он.

— Ну как же, если Люди Неба не желают нашей победы, то какой знак они пошлют апачам? Скажи, чтобы разум моих людей был готов воспринять его, пусть это будет, скажем, всего лишь полет ястреба над вигвамами в определенное время какого-то дня.

Рори задумался, но ничего не смог быстро придумать, мозг его сверлила единственная мысль — как убить Большого Коня?

— Хорошо, — протянул он, — я скажу тебе о знаке, который Люди Неба пошлют вам.

— Я знаю многих, кто может читать будущее, но никогда еще не встречал человека, который мог бы предсказать появление знаков Неба!

Лицо юноши светилось от любопытства и удовольствия в ожидании откровения Рори. Тот едва не рассмеялся, но вовремя вспомнил, что дело это совсем не веселое, и произнес замогильным голосом:

— Южный Ветер, вот что ты сделаешь. Ты должен возвратиться к вигвамам, собрать соплеменников и сказать им, что я передал следующее. Небесные Люди рассердились на них. Они любили Встающего Бизона и послали меня, чтобы я спас его сына. Но сейчас они разгневались на ваше племя, потому что апачи во всем слушаются Большого Коня. Вот что ты должен сказать, Южный Ветер.

Юноша вздохнул.

— Но ведь я сын Встающего Бизона, и если буду так говорить, то меня, наверное, поднимут на смех.

— Но ведь я тебе говорил, что вам будет знак.

— Да, скажи мне о нем побыстрее, чтобы я рассказал об этом воинам и надо мной не смеялись и поверили бы!

— Этим знаком будет смерть Большого Коня! — объявил Майкл.

— Что? — воскликнул индеец.

— Большой Конь погибнет — это и будет знаком.

— Погибнет… — повторил пораженный Южный Ветер. — А как он погибнет, отец9

— Его убьет не человек, он умрет от рук Людей Неба!

— А как — от ножа, от пули или от неожиданной болезни? — продолжал допытываться юноша с расширенными от возбуждения зрачками.

Непроизвольно он сам подсказывал Рори выбор оружия для расправы с шаманом, но тот не мог сразу решить и стал темнить дальше:

— Я вижу кровь у него на лице, больше я тебе ничего не могу сказать, даже мне Люди Неба не все говорят о тайнах своей мести.

— Да, — согласился апач, — но то, о чем ты рассказал мне, очень необычно. Меня выслушают, но вряд ли поверят. Я представляю, как воины подпрыгнут от удивления, когда я расскажу им об этом знаке, и как вылезут на лоб глаза у Большого Коня! Он сразу же примется колдовать, но это его не спасет!

— Нет, — возразил Майкл. — Он еще может спастись.

— Может? А как? Я думал, что его судьба уже решена.

— Люди Неба могут передумать, если они увидят, что он образумился и поступает правильно.

— А как он должен поступить?

— Он должен сказать всему племени, что единственный способ спастись — это покинуть прииск немедленно. Пусть Большой Конь покажет пример и уйдет первым. Если он сделает это, то ему не будет послана смерть.

— Нет, он не сможет так поступить, — огорченно произнес Южный Ветер. — Шаман не сможет круто изменить свои поступки, услышав твою угрозу, потому что индейцы скажут, что он просто испугался.

— Как раз и время испугаться, — отрезал Рори, — когда Люди Неба собираются исполнить свой приговор. Это — не храбрость, а глупость, и если он не уговорит индейцев оставить бледнолицых в покое и будет продолжать колдовать против меня, то будет наказан за это! Ты слышишь меня, Южный Ветер?

— Слышу, отец! — прошептал юноша, явно робея.

— Так возвращайся к своим и передай им все, что я рассказал тебе! И только своему отцу передай мои наилучшие пожелания и скажи, что между ним и мною всегда будет мир.

38
{"b":"4991","o":1}