ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я лучше поговорю с самими апачами, — ответил парень. — «Полковник» Уэр, а сколько раз в жизни вы разговаривали с индейцами?

Тот даже подскочил с места и уставился на Рори.

— А сколько раз я должен был с ними говорить? — закричал он. — Я их отлично знаю по их делам. Слова остаются словами!

— Я тоже так всегда считал, — проронил Майкл.

— А апачи творят такое, — добавил «полковник», — что стали притчей во языцех.

— Я бы все-таки узнал их получше перед тем, как осуждать.

Все вдруг поняли, что разговор вышел за рамки спокойного обсуждения. В воздухе назревала гроза, и первым это понял «полковник».

Он собрался с силами, с важным видом насупил брови и, словно Юпитер, приготовился метать громы и молнии.

Внезапно его остановил спокойный голос дочери:

— Отец, не двигайся! Сзади две винтовки нацелены тебе в спину.

Рори Майкл посмотрел в том направлении, не поворачивая головы, и увидел два ствола. А за ними в темноте неясно, словно полустертый карандашный рисунок, маячили зловещие фигуры двух индейцев.

— Никому не двигаться! — скомандовала девушка все тем же удивительно спокойным голосом. — Если бы они хотели нас убить, они выстрелили бы до того, как я их увидела. Что-то здесь не так!

Дверь на веранду внезапно распахнулась, и в комнату шагнул вождь апачей, его длинные волосы были рассыпаны по плечам, а головной убор из перьев опускался сзади до самого пола. Он был безоружен. Да ему и не было необходимости носить оружие, так как за ним темнела толпа воинов, а слабый мерцающий огонь отсвечивал на многочисленных стволах.

Глава 8

Миссис Уэр бросила на незваного гостя испуганный взгляд, затем крепко зажмурилась и стала быстро шептать молитву. Все остолбенели, кроме Рори Майкла. Он спокойно перевел взгляд с нацеленных из окон винтовок на рослую фигуру вождя у двери.

Подумал было схватить лампу, стоящую посредине стола и швырнуть ее в вождя, но понял, что едва протянет руку, как получит пулю в голову. При стрельбе с упора на таком расстоянии очень мала вероятность промаха.

Вождь заговорил на хорошем испанском:

— Я пришел ко всем вам как друг. Большой вождь, потерявший пятьдесят лошадей, получит свой табун обратно. Мои молодые воины уже гонят его сюда, они немного отстали. Я только прошу, чтобы мой отец вернулся к моему племени.

И он в упор посмотрел на Рори Майкла.

— Он имеет в виду вас, Рори, — тихо сказала Нэнси. — В чем здесь дело?

— Не знаю, — ответил тот, — есть одно странное подозрение, ведь он назвал меня «отец». Ладно, все равно я должен идти.

— Черта с два, Майкл, — сказал капитан Бэрн, и его решительный подбородок угрожающе выдвинулся вперед, — они вас не уведут, мы будем драться до последней капли крови!

— Если вы поднимете хоть мизинец, — ответил Рори, — считайте себя покойником. У этих ребят какое-то дело. Я не думаю, что они убьют меня, так что я пойду.

И он встал.

— Хорошо, мой друг, — обратился он к индейцу, — я пойду, только скажи, зачем я тебе нужен.

— Мой сын, — промолвил вождь, — раньше был игривым, словно жеребенок весной, и сильным, как северный ветер. А теперь он стал слабым стариком. Вот почему а пришел за тобой, отец.

— Но ведь я не врач, — удивился Майкл. — Я нс знаю, как лечить людей. Если ты возвратишь лошадей капитану, то он сможет переправить твоего сына в форт, а там есть врач.

— Я обещаю, что позабочусь о твоем сыне, — добавил капитан. — Он будет в полной безопасности.

Вождь ничего не ответил, лишь его ноздри стали раздуваться.

— Белый человек говорит очень гладко. Очень приятно слышать, как он говорит. Но мой сын умирает, и я пришел к мудрецу, который уже вылечил многих. Я — не мексиканец, — продолжал он. — Когда ты исцелишь моего мальчика, я осчастливлю тебя многими подарками. В стадах Встающего Бизона гуляет много лошадей. Есть украшения из перьев, есть и золото, которое так любят все бледнолицые. Все, что увидят твои глаза, будет твоим.

— Спорить бесполезно, — спокойно произнесла Нэнси. — Придется вам идти, Рори.

— Вижу. Так что до свидания. «Полковник», когда я вернусь, то расскажу вам, на что похожи апачи у себя дома. До свидания, миссис Уэр. Капитан Бэрн, я рад, что вам возвратят лошадей.

— Да будь они прокляты! — с откровенной неприязнью воскликнул капитан. — Если вы, Майкл, должны платить за это своей жизнью.

Нэнси встала, обошла вокруг стола и взяла Майкла за руку:

— Похоже, что вы не очень напуганы?

— Я верю в удачу, — ответил Рори. — И я не считаю их зверями. Они — люди, даже если их кожа и красная. До свидания, Нэнси.

— До свидания. Жалко, что у нас не было времени познакомиться поближе.

— Время нам не помогло бы, ни вам, ни мне, — невразумительно ответил тот. — Но я вернусь, и мы увидимся снова. Скажите старой Алисе, чтобы она гуляла по часу каждый день на открытом воздухе. И пусть Мария продолжает делать своему ребенку то, что она делает сейчас. Еще раз — до свидания всем!

И он повернулся к вождю:

— Я готов, Встающий Бизон. Я оседлаю коня, можешь послать своих людей со мной.

Ни один голос не посмел нарушить тишину, когда Рори, миновав индейца, вышел из комнаты.

Ступив на веранду, он ожидал, что на него набросятся со всех сторон воины, толпившиеся там. Но прозвучало несколько гортанных слов вождя, и те расступились, пропустив Майкла. Трое, однако, последовали за ним к конюшне, двое за спиной и один по правую руку.

Жеребец узнал его шаги и призывно заржал. Рори окликнул его в ответ.

— Даже лошади понимают твою речь, отец! — заметил индеец, идущий рядом.

Майкл не ответил. Он подошел к жеребцу и предупредил апачей, чтобы держались от него подальше, так как Док буквально зверел, когда к нему приближались чужие. Он оседлал коня, вывел его в загон и вскочил в седло, заметив, что около двадцати верховых индейцев уже ждали его за изгородью. Рори выехал в ворота, его окружили, и весь отряд помчался бешеным галопом по дороге, спускающейся в долину.

Оглянувшись через плечо, Майкл увидел, как свет в окнах дома Уэра замигал и исчез за возвышением. Осталось только мерцание звезд в безоблачном небе и широкие тени гор, окаймляющие тропу.

Вдруг один молодой апач, кожа которого медью блестела даже при свете звезд, приблизился к нему, пришпоривая маленькую юркую серую кобылу, закусившую удила.

— Давайте — кто быстрей доскачет до деревьев, отец! — крикнул он по-испански и указал на дубовую рощицу возле второго поворота дороги.

Рори расхохотался — вся его вторая тайная жизнь, дикая и невероятная, пронеслась перед ним. Он снова был в центре бури, и ему это нравилось.

— Давай, к деревьям! — закричал он в ответ. Серая кобыла рванулась вперед, оставив вороного жеребца позади.

Сердце Рори упало, он вогнал пятку между ребер Дока, но конь лишь удивленно повернул к седоку голову, нисколько не увеличив скорость.

Существуют, наверное, в мире лошади, словно пришедшие из сказок, созданные для того, чтобы радовать глаз, а не служить для выигрывания ставок. Прекрасный жеребец был одним из таких.

Тогда Майкл наклонился и прошептал что-то коню, а в его собственных ушах не смолкал грубый, издевательский смех апачей, ведь серая кобыла была уже далеко впереди.

И вороной ринулся вперед. Резкий переход на галоп чуть не выбросил наклонившегося всадника из седла. Звезды над головой устремились назад, ветер вонзился в глаза, и ему пришлось прищуриться, словно вглядываясь в мелкий текст. Конь летел стрелой, толпа индейцев осталась позади. Справа Рори удалось различить неясные очертания табуна лошадей, направляющегося к прииску Уэра. Встающий Бизон не бросал слов на ветер.

Но у Майкла не было времени, чтобы думать об этом. Похоже было, что резвая серая лошадь стоит на месте, но на самом деле она неслась изо всех сил. Хвост у нее вытянулся в струну, а грива хлестала прямо в лицо наезднику. И все же вороной догонял ее гигантскими скачками с невероятной легкостью. Вот уже его ноздри поравнялись с ее хвостом, прыжок — и он наравне с крупом, затем — с передними ногами, с головой. Размазанным пятном промелькнули справа дубы, конь промчался мимо них на полном скаку.

9
{"b":"4991","o":1}