ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Присутствующие вновь зашумели, в основном соглашаясь с рассказом Вилтона, за исключением одного бородача, одетого в тяжелое пальто из шотландской шерстяной ткани. Это был грубый человек, лицо которого заросло щетиной, потому что он много дней не брился. Из-под нависших бровей настороженно поглядывали по сторонам глаза. Бородач подошел к здоровяку, встал перед ним, расставив ноги, упершись руками в бока.

– Джентльмены, – обратился он к присутствующим, – прежде чем вы отпустите этого малого, хочу сказать вам о нем несколько слов.

– Валяйте! – согласился бармен, который вроде бы руководил этой толпой.

В комнату входили все новые люди, образовалась чуть ли не давка.

– Если собака укусит один раз, – начал мужчина в тяжелом пальто, – то вы воспринимаете это как случайность и ничего с собакой не делаете. Но если она укусит второй раз, то собаку пристрелят, правильно?

– Продолжайте, – предложил бармен. – К чему вы клоните?

– Сейчас поймете. – Бородач вновь повернулся к Шерри. – Вы узнаете меня, Малыш?

Взглянув на него, Шерри нахмурился. Немного поколебавшись, ответил:

– Я узнаю вас, Джек.

– А при каких обстоятельствах вы со мной познакомились? – спросил бородач.

– Когда сломал вам челюсть, – напомнил Шерри. – Вижу, что на вашей мерзкой роже все еще сохранилась шишка.

– А почему вы влепили мне по челюсти? – продолжал спрашивать мужчина перед притихшими присутствующими, которые с большим интересом прислушивались к этому странному разговору.

– Потому что вы накинулись на меня, – пояснил Шерри. – Вы прекрасно это знаете, Джек!

– Я действительно на вас набросился, – признался бородач. – А почему?

– Ах… вы вот к чему клоните… – догадался Шерри.

– Вот именно! Так почему я набросился на вас?

– Потому что… – начал Шерри.

– Послушаем, послушаем! – подхватили присутствующие.

– Потому что, – повторил Шерри, – я пристукнул одного из ваших двоюродных братьев и подстрелил еще двоих.

После такого заявления в комнате раздались возмущенные восклицания.

– Слышали, что он сказал? – спросил Джек.

– Но это произошло в честной схватке, – добавил Шерри.

– Учтите, ребята, – продолжал обвинять Джек. – Они все четверо находились в одной хижине. Жили обособленно от остальной бригады, занимаясь лесоповалом. И вот в их хижине вспыхнула потасовка. Он утверждает, что уложил на месте одного из них, а двоих других ранил и обезвредил. Но те трое были далеко не дети. Я спрашиваю вас: разве могло так случиться, если бы он дрался по-честному?… И не забывайте, этот тип только что продырявил еще одну голову…

Шерри быстро окинул взглядом окружавших его людей и увидел, что все они настроены к нему недружелюбно.

– Лично я не имею никаких претензий к этой залетной птице, – заявил бармен, – но, похоже, Джек дело говорит. Если собака кусается дважды… то это уже привычка.

Шерри попытался придумать, как ему лучше ответить, однако не нашел ничего подходящего.

И тут опять раздался спокойный голос Вилтона:

– Мне кажется, джентльмены, вы должны поинтересоваться, что произошло после стычки со стрельбой в лесной хижине. Удрал ли оттуда этот человек?

– Задали вопрос, – подхватил Шерри. – И вы, Джек, можете ответить на него. Убежал я оттуда?

– Нет, вы явились в лагерь и стали хвастаться содеянным, – отозвался тот, – распетушились.

– Позаботился ли я о тех двух ребятах, которых ранил, но не убил? – гнул свою линию Шерри. – Или бросил их истекать кровью, как вполне мог бы поступить?

– Вы заявились и начали бахвалиться, – заявил Джек, приходя в ярость от воспоминаний. – Прошу вас, ребята, взгляните на случившееся с точки зрения здравого смысла. Этот тип попался на месте преступления. Это не первое его убийство. И то, о котором я рассказал вам, тоже было не первое. Вот его пистолет! – Он выхватил кольт Шерри и высоко поднял его. – Здесь сделаны четыре зарубки. Скажите, Шерри, что они означают? – Джек немного подождал, потом сам ответил на свой вопрос: – А завтра их тут окажется пять!

Среди присутствующих раздался глухой ропот. Дело происходило уже после былого разгула беззакония, когда вооруженными бандитами скорее восхищались, чем осуждали их. На Дикий Запад проник закон, и вооруженные люди стали непопулярными.

Наконец Шерри громко произнес:

– Ребята, вас сбивают на ложный путь. Джек пытается загнать меня на дерево. Я скажу вам чистую правду, как на духу. В той истории не было абсолютно ничего недостойного белого человека. И это правда, так что помогите мне!

Его слова явно произвели впечатление на слушателей, в чем Шерри мог сам убедиться, глядя на лица присутствующих. Он заметил, что Вилтон стоял немного в стороне от остальных, или, скорее, остальные из уважения к нему не хотели слишком напирать на него локтями. Кроме того, Вилтон взирал на происходящее так, будто оно происходило на сцене и его самого мало касалось. Иногда он прислушивался к аргументации разных сторон, и на его губах мелькала улыбка.

Но Джек не сдавался.

– Белый человек?! – воскликнул он. – А что еще вы можете сказать о себе?

Шерри понял, что загнал себя в угол, но все-таки ответил спокойным тоном:

– Я побывал в Мексике, ребята. И мне также пришлось пожить в Луизиане среди неспокойного населения. Вот, пожалуй, и все, что я мог бы сказать на эту тему.

– Для вас все выглядит довольно мрачно, Шерри, – произнес бармен. – Хотя лично я ничего против вас не имею.

– Для него все станет еще мрачнее, – не унимался Джек. – Для него все просто почернеет, когда мы с ним разберемся. Здесь вам не городишко болтунов, которым может что-то наплести ковбой или вправить мозги такой пройдоха, как Шерри! Он, между прочим, человек образованный. Много читает. Много знает. Почему он вообще покинул свой дом, хотелось бы спросить? А я вот что скажу вам: если вы познакомитесь с ним поближе, то увидите, что он острее красного стручкового перца!

Джек ловко нагромождал свои аргументы, и можно было наблюдать возраставшую враждебность толпы, но Вилтон опять вмешался, задав вопрос:

– Если он возвратился в лагерь, то как же ему удалось потом уехать оттуда без всяких осложнений?

– Осложнения были, – возразил Джек. – Но он прослыл любимчиком у хозяина тех разработок. Вот почему его пронесло. Возникло много неприятностей, но этот Шерри – один из тех вероломных проныр, которые всегда умеют снюхаться с боссом, будь он проклят!

Этот выпад произвел еще более сильное впечатление на окружающих, чем предыдущие.

– Допустим, – продолжал Вилтон. – Но хотелось бы услышать, что рассказывали обе стороны, когда в тот день добрались до лагеря.

– Молодые ребята, – отозвался Джек, – говорили, что сидели вечером за столом и играли в покер. Шерри проиграл и разворчался, как это свойственно неудачникам. Они осадили его. Тогда одной рукой он схватил деньги со стола, а другой стал стрелять, не дав им даже возможности выхватить свои пистолеты.

– Ну, – протянул Вилтон. – А не кажется ли вам странным, что в такую, вроде бы правдоподобную версию не поверили?

– Потому что всем заправлял босс, и заправлял мошеннически, чтобы выгородить Шерри! – заявил Джек. – Нет большой разницы в том, с какой скоростью люди выхватывают пистолеты, – разрыв всего лишь в доли секунды! Как мог один человек сразить троих, а сам не получил почти ни царапины?

Тут Шерри вспылил, потому что его терпение, которое он до сих пор держал под контролем, лопнуло:

– Джек, вы считаете, что разница в том, с какой скоростью люди выхватывают пистолеты, невелика? Тогда я предлагаю вам – и любому из ваших друзей – встать на расстоянии десяти шагов напротив меня, и мы выхватим наши пистолеты по одновременной команде!

Джека так потрясло это предложение, что он даже отступил на шаг.

– Один из троих вообще не успел выстрелить, – мрачно сообщил Шерри. – Он был сражен наповал, когда еще вынимал свой пистолет. Второй парень, падая, один раз выстрелил в меня, а третий выстрелил два раза. Вот доказательства. Вот метка от первой пули! – Он прикоснулся к белому шраму, который остался на его щеке. – А вот след от второй пули! – Малыш закатал левый рукав и обнажил руку такой белизны, будто это была рука младенца. Затем вывернул ее. Мощные, как канаты, мышцы надулись так сильно, что, казалось, могли прорвать кожу. И все увидели большое багровое пятно. – Сюда мне угодила вторая пуля, – пояснил Шерри. – А третья прошла вдоль ребер на левом боку и тоже оставила след, который вы можете увидеть своими глазами!

4
{"b":"4992","o":1}