ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отдушина на случай жаркой погоды, – пошутил Вилтон. – Прострелена каким-то любезным другом… не знаю, кем именно. Однажды вечером я поднимался на склон, и кто-то скрывающийся в кустах сбил эту шляпу с моей головы выстрелом. Я бросился в ту сторону, откуда стреляли, но никого не обнаружил. Там, знаете ли, деревья и кусты образуют густую чащу.

– Представляю себе, – отозвался Шерри.

Вилтон вздохнул как будто с облегчением и бросил шляпу обратно в чулан. Она покатилась по полу.

– Что вы об этом думаете, Шерри? – поинтересовался он.

– Вы считаете, что ваша жизнь находится в опасности, – ответил Шерри. – И по-моему, вы полагаете, что Беатрис имеет к этой опасности какое-то отношение. Верно?

– Совершенно правильно, – подтвердил Вилтон. – А вы сомневаетесь?

– Вы имеете в виду мисс Вилтон?

– Ее.

– Не знаю, – с сомнением произнес Шерри. – Я слишком долго прожил в сельской местности. Женщину трудно заподозрить в убийстве… особенно на диких пастбищах. К тому же чего она добьется, если прикончит вас?

– Я ее опекун, – сообщил Вилтон. – У нее имущества на полмиллиона долларов.

– И что из этого?

– Вы принимаете меня за черствого и бессердечного человека? – улыбнулся хозяин дома. – Так вот, Шерри, это имущество переходит к ней с момента ее замужества… или моей смерти.

Нахмурившись, Малыш Лю поразмыслил над услышанным.

– Вы считаете, что она собирается нанять ваших убийц? – предположил он.

– Этого я не знаю. Я знаю только то, что моя жизнь находится в опасности. Мне также известно, что у Беатрис немало оснований, чтобы хотеть отделаться от меня. Понимаю, что я ей не нравлюсь.

– Вы довольно сильно втягиваете меня в это дело, – заметил Шерри.

– Мне хотелось бы знать, заинтересуетесь ли вы им, – объяснил Вилтон. – И вот почему. У меня предчувствие, что в предстоящие десять дней будет предпринята особая попытка достать меня. На все это время я собираюсь нанять охрану. – Он прищурился, глядя на Шерри, потом заявил: – У вас хорошие бойцовские качества, Шерри. Я хочу рискнуть принять вас за честного человека. Вы согласитесь защищать меня в течение десяти дней?

– У меня тоже возникло предчувствие, что я услышу нечто подобное, – отозвался Шерри. – Но перед тем как ответить вам, мне бы выяснить, в чем будет заключаться моя работа?

– Не думаю, что для нее достаточно одного человека, – предположил Вилтон. – Позволю вам самому подобрать еще одного хорошего бойца, надежного парня. Вы сможете расплатиться с ним по своему усмотрению. А вам я буду платить по тысяче долларов в день.

Шерри нахмурился.

– Вам не нравится мое предложение? – удивился Вилтон.

– Такая оплата может показаться слишком большой для выполнения честной работы, – простодушно заметил Шерри. – Но я подумаю об этом. Скажите, Вилтон, подозреваете ли вы кого-нибудь еще помимо своей племянницы?

– Я подозреваю каждого живого человека вокруг себя, – признался тот в привычной для него спокойной манере, которую он сохранял даже тогда, когда говорил о самых поразительных вещах. – Подозреваю даже вас. Кто-нибудь в гостинице мог подстроить мою встречу с вами, чтобы я попался на крючок. Да, я подозреваю всех и каждого.

– А почему другие люди хотели бы вас достать?

Вилтон немного подумал, подняв глаза к потолку. Наконец отозвался:

– Не думаю, что смогу ответить на ваш вопрос.

Он в упор посмотрел на Шерри, и здоровяк вдруг понял, что перед ним человек, способный на что угодно, человек, несомненно готовый отбросить всякий стыд.

– Вы хотите, чтобы я оберегал вас, – сказал Шерри, – но одновременно желаете ослепить меня на один глаз. Разве это логично?

– Могу сообщить вам лишь одно, – подчеркнул Вилтон. – Если возле дома вдруг покажутся матросы, то будьте начеку. Если не считать Беатрис, то самая большая угроза, по моим сведениям, исходит для меня с моря. Шерри, именно кто-нибудь с моря попытается меня достать.

– Кто-то вроде Кеппера? – предположил Малыш.

– Вроде Кеппера, – кивнул собеседник. – Но гораздо более опасный. Кеппер был в значительной степени дурашливым человеком. Кровожадным, это – да! Я хочу сказать, что если он затевал неприятности, то ни в грош не ставил свою собственную жизнь, лишь бы помучить жертву. Однако предполагаю, что нас может посетить более опасный моряк, нежели Кеппер.

– И это все, что вы мне можете сообщить?

– Могу сообщить и кое-что еще. Существуют несколько групп людей, желающих моей смерти.

– В течение предстоящих десяти дней?

– Да, в течение ближайших десяти дней.

– И ваша племянница входит в это число?

– После смерти ее отца остались немаленькие деньги. Через год распоряжаться этими деньгами должен буду я, если, конечно, захочу взять на себя опекунство. Это означает, что я должен полностью отказаться от своих собственных дел. Но все-таки я подумываю пойти на такую жертву.

Он прямо посмотрел на Шерри, а тот ответил ему таким же прямым взглядом. Последнее слово прозвучало с некоторым ироническим подтекстом.

– А матросы? Не могли бы вы пояснить, за что они преследуют вас?

– Не могу. Об этом полный молчок.

– Не знаете ли вы, каким образом эти люди могут попытаться напасть на вас?

– Этого я не знаю, могу поделиться лишь предположениями. Ну, могу подсыпать яд в пищу, выпустить отравленную стрелку из трубки или подстроить укус ядовитой змеи. А может, меня ждет что-нибудь вроде удара малайским кинжалом. И конечно же огнестрельное оружие. Ведь пуля уже прошила мою шляпу.

Шерри пожал плечами:

– Почему бы вам не забаррикадироваться в вашем стальном ящике на эти десять дней? У вас же все имеется для осады.

– Это место для того, чтобы спать в относительной безопасности, – пояснил Вилтон. – Но полностью безопасных мест не существует. Предположим, однажды ночью ко мне в комнату забросят через какое-нибудь отверстие гранату с отравляющим газом?

– Они пойдут на все, чтобы вас достать?

– Абсолютно на все! – заверил Вилтон и неожиданно поднялся на ноги, впервые проявив подлинное волнение. – Мне известны люди, которые готовы заложить душу, только бы прострелить мою башку. Понимаете?

Шерри кивнул. В последних словах Вилтона прозвучали истерические нотки, и Шерри неожиданно понял, что внешнее спокойствие хозяина этого странного дома было абсолютно напускным. Спокойная поверхность скрывала штормовые глубины.

– Ну что же, – подытожил Вилтон. – Я поведал вам столько, сколько смог. Что вы скажете на мое предложение, Шерри?

– Значит, тысяча долларов в день? – повторил тот. – И на эти же деньги мне надо подыскать партнера, а потом мы оба станем охранять вас… И как только приступим к работе, то сразу же сами превратимся в мишень для тех людей, которые охотятся за вами?

– От этого не уйдешь.

– Ну, – произнес Шерри, – деньги… и приключения… меня это привлекает.

– Вы беретесь за эту работу?

– Да.

Вилтон сел за стол и нацарапал письмецо. Потом встал и протянул листок погонщику скота, который прочитал на нем следующее:

«В Национальный банк в Риверсайде,

Мистеру X. А. Копли.

Дорогой мистер Копли!

Если через десять дней после этой даты я останусь в живых, то, пожалуйста, заплатите десять тысяч долларов Льюису Шерри. Если же я погибну, то уничтожьте эту записку. Искренне ваш

Оливер Вилтон».

– Годится? – спросил хозяин дома.

– Конечно, – ответил Шерри. – Когда мне прийти сюда?

– Можете приступить немедленно!

– Завтра утром мы перегоняем стадо. Но в девять утра я буду здесь вместе с напарником.

– Значит, я должен буду продрожать еще ночь, надеясь только на свою пару глаз, – пробормотал Вилтон. – Но полагаю, ничего другого мне не остается.

– Тогда я поехал на нашу стоянку.

– До девяти утра завтра?

– Буду здесь как штык.

8
{"b":"4992","o":1}