ЛитМир - Электронная Библиотека

— Этого я не могу вам сказать. А с чего это вы вдруг заинтересовались Уилксом? Уверяю вас, шериф, это исключительно порядочный и жизнерадостный парень!

— Еще бы, мистер Куэй, чего бы ему не радоваться! Живет себе, не тужит в тихом, укромном местечке и время от времени, пару раз в год выбирается в свет, чтобы заняться настоящим делом. За свою жизнь Уилкс неоднократно сидел в тюрьме и в общей сложности провел за решеткой четырнадцать лет. А взрыв сейфа в банке «Ранч энд Фармерс», что в Клайвсдейле, по изяществу исполнения практически точь в точь повторяет один из его подвигов прежних времен!

— Постойте-ка, — строго проговорил Куэй. — Вы что, хотите сказать, что мои люди тайком выбираются из долины и… и совершают разбойничьи набеги на окрестности?

— Я никого ни в чем не обвиняю, — с жаром ответил шериф. — Я всего-навсего констатирую факты, и ставлю вас в известность о том, что за последние пять лет всякий мало-мальски крупный город в радиусе двух дней пути от этой вашей Долины Счастья так или иначе пострадал от грабителей. А в более крупных городах такие случаи были далеко не единичными. Поймите, я никого не обвиняю, но никто не может запретить мне сопоставлять факты и делать выводы, мистер Куэй. Я просто хотел поделить с вами своими соображениями по этому поводу!

— Шериф, — сказал Куэй, — я потрясен до глубины души, но готов выслушать все, что вы хотите мне сказать.

— Ну так вот вам мой ответ. Вы собрали этих парней и попытались наставить их на путь истинный. Возможно, кое с кем из них вам это удалось. Остальные же откровенно дурачат вас, морочат вам голову, прикидываясь тихими овечками. Строят из себя раскаявшихся грешников, бодро шагающих по пути исправления, а сами при любом удобном случае выбираются якобы «на охоту» и «на рыбалку», в то время, как истинной целью подобных вылазок становится набитый деньгами банковский сейф или лавка богатенького ювелира. Мистер Куэй, послушайте доброго совета. Перестаньте безоговорочно верить всем, кому попало и повнимательнее приглядитесь к своим подопечным. Более чем уверен, что вы заметите за ними много такого, о чем вам захочется незамедлительно рассказать мне!

— Боже мой! — пробормотал Куэй. — Луис, неужели такое возможно?

— Возможно? — переспросил громкий, гнусавый голос Кендала. — Когда имеешь дело с шайкой таких проходимцев, пусть даже и бывших, то возможно все. Как говорится, горбатого могила исправит. Но можете не сомневаться, шериф, мы с них теперь глаз не будем спускать!

— Циник чертов! — чуть слышно пробормотал Лэндер.

Глава 14

Каким бы раздосадованным не был шериф, но этот разговор, похоже, его порядком утомил. Он и его люди согласились задержаться ненадолго, чтобы выпить по чашке горячего кофе, и во время завязавшегося за столом разговора он снова заверил Джонатана Куэя в том, что его откровения вовсе не были вызваны личной неприязнью к кому бы то ни было.

— Шериф, — проникновенно сказал Куэй, — мне кажется, что вы все-таки ошибаетесь; нет, я просто уверен, что вы не правы; но совету вашему обязательно последую и постараюсь быть понаблюдательнее!

Вскоре шериф уехал, отклонив настойчивые приглашения остаться на ночь, объяснив это тем, что не желает тратить время понапрасну и намерениями немедленно отправиться в обратный путь. Не обнаружив беглеца в долине, он был уверен, что Джим Фэнтом, скорее всего, направляется в Спенсервиль, от которого было рукой подать до канадской границы.

Он решил отправиться следом за беглецом, должно быть, рассчитывая, перехватить его по дороге, если Фэнтом все же решит переждать ночь в окрестностях долины.

— Я был откровенен с вами, — сказал шериф на прощание. — Вы хороший человек, мистер Куэй, и слишком известный, что не дает мне права обвинять вас в чем бы то ни было. Надеюсь, что после нашего разговора вы посмотрите совсем другими глазами на кажущиеся привычными вещи. Как знать!

Сказав это, он немедленно отбыл в сопровождении своих подручных, не обращая ни малейшего внимания на их многозначительные взгляды и страдальческие вздохи по поводу предстоящего им долгого пути. Перестук лошадиных копыт смолк вдали, и Куэй открыл дверь убежища, выпуская двоих хоронившихся там беглецов на свет Божий. Вид у него при этом был измученный и печальный.

— Мне пришлось солгать, и вы это слышали, — сурово, почти гневно проговорил он, обращаясь к Фэнтому. — Я обманул честного человека. Да простит Господь мою грешную душу!

И словно не желая ещё больше расстраивать Фэнтома, тут же поспешно добавил:

— Я ни о чем не жалею. Если даже порой нам и приходится в чем-то преступать закон, то на этом всегда бывают очень веские причины, Джим! Я верю в тебя! Я уверен в том, что в тебе есть все задатки честного, порядочного человека, и со временем ты им обязательно станешь. Если сказанное мной сбудется, то я буду возносить хвалу Всевышнему за то, что он сподобил меня соврать шерифу сегодня. Если же нет, то я самолично пошлю за ним, и мы с ребятами сдадим тебя ему!

Он щелкнул зубами. Его уверенный, цепкий взгляд остановился на лице юноши, и Фэнтом невольно приосанился и гордо вскинул голову.

— Клянусь, — что никогда не подведу вас! — воскликнул он. У него даже дух захватило от волнения и переполнявшей его душу благородной решимости. В сердце его всколыхнулась любовь к этому странному человеку, и это ощущение было схоже с тем порывом, которое он испытал, когда они ненадолго остановились на мосту.

— Я верю тебе, мой мальчик, я верю тебе! — сказал Куэй.

Он поспешно обернулся к Лэндеру.

— Чип, — сказал он, — ты ведь парень наблюдательный, хоть и живешь здесь совсем недавно. Ты, случайно, не замечал ничего такого, в чем нас подозревает шериф? Ну, может, видел что-нибудь или слышал?

Ответ Чипа Лэндера не заставил себя долго ждать.

— Вы же сами сказали, что я здесь недавно, — неохотно буркнул он. — Лучше спросите у Луиса Кендала. Ведь уж он-то наверняка знает все обо всех!

— Бедный Луис! — покачал головой Куэй. — Обвинения шерифа так расстроили его, что он даже спать отправился раньше обычного! Я его не виню. На его месте у любого руки опустились бы. Просто в голове не укладывается… Моих подопечных обвиняют в убийствах и серийных грабежах!

Он снова покачал головой и со вздохом отвернулся. Неловкое молчание грозило затянуться, но Куэй спас ситуацию, попрощавшись с приятелями и пожелав им напоследок спокойной ночи.

— Да уж, старость не в радость, — грустно проговорил он, — и именно сейчас я как никогда чувствую это. Чип, позаботься о Джиме, помоги ему обжиться на новом месте.

После его ухода молодые люди остались стоять друг напротив друга. Фэнтом взволнованно сверкал глазами, готовый в любой момент наброситься на приятеля с расспросами, и, заметив это, Чип Лэндер закусил губу и потупился.

— Может быть пойдем, немного прогуляемся, — предложил Фэнтом.

Они вышли из дома и направились вверх по склону, проходя мимо конюшни. Было слышно, как за стеной бьют копытами сытые кони, как шуршит овес и шелестит сено в кормушках.

Эти звуки действовали на Фэнтома успокаивающе. На душе у него стало легко и возникло ощущение идиллического благополучия и покоя, царившего в этом странном поселении, раскинувшемся посреди Долины Счастья, на благополучных обитателей которой теперь пала тень подозрений. Они поднялись довольно высоко и, наконец, остановились на каменистом отроге холма. Позади поднимались к небу горные вершины, поросшие лесом. Внизу же виднелся дом Куэй, несколько окошек в котором светились мягким желтым светом. За домом была проложена широкая аллея, тянувшаяся до самого леса; отсюда также виднелось озеро, водная гладь которого поблескивала в темноте, словно черненое серебро. Призрачная лента реки сначала впадала в него, а потом возникала с противоположной стороны, продолжая свой неторопливый бег по равнине.

— Красота, — пробормотал Фэнтом, — это же просто райские кущи, Чип.

— Что, понравилось, да? А вообще-то здесь и правда неплохо, — отозвался Лэндер.

19
{"b":"4993","o":1}