1
2
3
...
32
33
34
...
62

— Они как с цепи сорвутся, — злорадно продолжал Чип Лэндер. — И все их взгляды будут устремлены только в одном направлении.

— Если ты, милок, втюрился в неё до беспамятства, — урезонивающе заметила миссис Сэмюэлс. — То это ещё не означает, что тоже самое должно непременно случиться и со всеми остальными! Она, небось, осветляет волосы перекисью и красит ресницы.

Чип Лэндер громко рассмеялся.

— Ну, конечно, — сказал он, — теперь вам не останется ничего другого, как просто выискивать в ней несуществующие изъяны. Советую потренироваться заранее. Потому что противопоставить ей, кроме своей болтовни, вам будет нечего. И всем вам, мужним женам, тогда придется или стреножить своих благоверных, или же выводить их на коротком поводке.

— Еще не родилась на свете такая женщина, — философски заметила миссис Райнер, — которая пришлась бы по душе всем без исключения мужчинам. Кто-то обращает внимание на смазливенькую мордашку, а другие ценят в женщине душу.

Она как бы невзначай дотронулась до кончика своего слегка вздернутого носика и недовольно нахмурилась.

— К тому же мужчины так ветрены, — заявила миссис Сэмюэлс. — Наступает месяц май, и все вокруг цветет, и все женщины кажутся им красавицами писаными. Но вот кончилась весна, и мой Терри, когда навстречу ему попадается ему какая-нибудь девица, все норовит, словно нашкодивший кот, прошмыгнуть мимо нее, и вид у него при этом, скажу я вам, откровенно виноватый.

— А когда моя девушка рядом, — заявил юный Чип Лэндер, — то на земле наступает вечная весна. И, как сказал один поэт, вся земля усыпана цветами.

— А когда она приехала?

— Как ни странно, вчера вечером. Я встретил её сегодня утром.

— И давно вы с ней познакомились? — поинтересовалась миссис Сэмюэлс.

— Пару тысяч лет тому назад, — почти серьезно ответил Чип.

— И всего-то?

— Ага. Я мечтал о ней ещё со времен фараонов.

— Тогда, наверное, ты и с Моисеем был хорошо знаком? — язвительно предположила Мэри Райнер.

— А то как же! Мы с ним всегда обедали вместе, — сказал Чип Лэндер. — И работали тоже, арканя тощих и тучных тельцов. Однако, затем наши пути разошлись!

— Отчего же? — спросил приказчик, возвращаясь с коробками заклепок. Фэнтом взял свой заказ, но остался неподвижно стоять там, где стоял, неимоверно страдая, но не находя в себе сил двинуться с места.

— Дружбе пришел конец, — весело сказал Чип Лэндер, — потому что он увидел мою красавицу и начисто позабыл о том, что его ждут дома к ужину. Мне пришлось показать ему, в какой стороне находится калитка. Он же после этого позабыл номера всех домов в том городе, кроме моего.

— Наверное, после этого он ужасно докучал вам? — насмешливо предположила миссис Сэмюэлс.

— А то как же, — подтвердил Чип. — Постоянно слонялся вокруг дома, подолгу простаивая у ворот, поглаживая седую бороду и глядя на дворового пса.

— И долго он вот так держал вас в осаде? — спросила миссис Райнер.

— В конце концов он устал. Сердце его было разбито, и он решил навеки уйти из тех мест, — ответил Чип Лэндер. — Вот почему он собрал всех своих друзей и знакомых и долго бродил вместе с ними по пустыне, придумал кучу Заповедей и заварил такую кашу, которую весь остальной мир расхлебывает и поныне. Он так и не смог забыть её, понимаете?

— Чего ж тут непонятного, — ответила миссис Райнер. — Так что же, ты сходишь по ней с ума с тех самых пор?

— Еще когда я был совсем ребенком, то она каждую ночь снилась мне по ночам, — ответствовал Чип Лэндер. — Мы были просто без ума друг от друга.

— Догадываюсь, что из двоих самым одержимым был ты. Но она-то хоть любит тебя?

— Все очень просто, — сказал Чип, — она так щедра и великодушна, что сумела даже во мне разглядеть что-то хорошее.

— Просто ей было не с кем посоветоваться, — хмыкнула миссис Райнер.

— Бедняжка, — с усмешкой покачала головой миссис Сэмюэлс. — Красавчик, так, может быть, все же откроешь нам секрет и скажешь, как её зовут?

— Ее зовут Красавица, — ответил Чип Лэндер, — и мы собираемся пожениться, как только я отделаю золотом весь её дом изнутри и украшу бриллиантами двери и окна.

— На это у тебя уйдет пара дней, не больше, — заметила миссис Райнер.

— Ну да, — согласился он. — После того, как я увидел её сегодня утром, мне уже ничего не страшно. Я даже могу свернуть с места старушку Лысую Гору, расколоть её надвое и вытрясти все самородки из её недр.

— А тебе не кажется, Чип, что она тебе льстит?

— Она-то? Нисколечко, просто рядом с ней я чувствую себя сильным и могущественным.

— А сколько ей лет, красавчик?

— Ровно столько, чтобы петь и танцевать без устали. Она молода, как ранняя весна, мэм.

— Держу пари, — сказала миссис Райнер, — что она носит очки, и у неё впалые щеки.

— Если уж зашел разговор об очках, — сказал Чип, — то перед тем, как взглянуть на нее, не забудьте надеть очки с темными стеклами. Так ослепительна её красота!

— Послушай, Чип, а где ты так нализался? — спросила миссис Сэмюэлс. — Вот уж никогда бы не подумала, что в нашей долине варят самогон, который так сильно ударяет в голову!

— Да уж, видать он не слишком-то он разборчив в смысле выпивки, — деликатно предположила миссис Райнер. — Господь сделал ему такой подарок — наградил крепким желудком, который принимает все без разбору. Дон, а у вас есть консервированная лососина? Ведь все-таки должны же мы что-то есть, даже если в городе и впрямь объявится эта крашенная цыпочка!

— Разумеется, вы-то есть будете, мэм, — вздохнул Чип Лэндер. — Но вот Терри, лишь однажды увидев её, наверняка потеряет аппетит. И не только он один. Очень многие из местных мужиков навсегда лишатся покоя. Они кинутся настраивать свои банджо и скрипочки, а потом начнут распеваться. И по ночам со стороны новой хижины будут нестись звуки серенад. И огромное множество следов будет вести к крыльцу маленького домика в лесу, но все они буду останавливаться у порога, перешагнуть через который будет позволено лишь одной паре шикарных сапог фабричного изготовления. А что, леди, неплохая обувка, правда?

С этими словами он с восхищением взглянул на острые носки своих сапог. Терпеть это издевательство и дальше Фэнтом не мог, это было превыше его сил. Дурацкая болтовня Чипа Лэндера вновь всколыхнули в его сердце воспоминания о красоте девушки, и он спешно направился к выходу из лавки.

— Эй, погоди! — крикнул ему вдогонку Чип. — Джимми, ты куда? Я ещё не все рассказал тебе о ней.

— Мне некогда! — огрызнулся Фэнтом и вышел из лавки, с оглушительным грохотом захлопнув за собой дверь.

Очутившись на крыльце, он подождал, пока перед глазами рассеется туман. Он все ещё находился во власти всепоглощающей ненависти.

За спиной у него, в лавке, неожиданно раздался взрыв громкого смеха, и тогда он сказал себе, что, скорее всего, именно так, шутками и прибаутками, Чип Лэндер сумел проложить себе путь к сердцу девушки.

Глава 24

Но что бесило его больше всего, так это то, что Лэндер вот так запросто и с явным пренебрежением рассказывал о девушке совершенно посторонним людям. Для Фэнтома же чувства к ней были чем-то святым, тем, что надлежало скрывать от посторонних взглядов в самом дальнем, потаенном уголке души. А этот болтун Лэндер никак не мог удержаться оттого, чтобы выставить напоказ все свои чувства!

Он сделал глубокий вдох, расправил плечи, и уже собирался забраться в свою повозку, когда за спиной него снова хлопнула дверь, и он услышал веселый свист. Это был Лэндер, он ни минуты не сомневался в этом, и его снова начали одолевать мрачные мысли, а на душу легла огромная тень.

Сильная рука хлопнула его по плечу.

— Ну и как дела, старина? Что нос повесил? — спросил Чип.

Фэнтом резко обернулся, отступая назад. Это было то самое стремительное и легкое движение, за которое его в былые времена и прозвали Призраком.

«Он может идти по сухой листве, и ни одна былинка не шелохнется у него под ногами!» — сказал тогда кто-то о нем.

33
{"b":"4993","o":1}