ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставив связанного по рукам и ногам Куэя беспомощно лежать на полу, он подхватил набитую сокровищами седельную сумку и вышел из дома, задержавшись лишь для того, чтобы забрать свою винтовку, прихватив попутно чей-то дождевик, висевший на крючке возле двери.

Набросив дождевик поверх сумки, Фэнтом распахнул дверь кухни и вышел в ночь.

Прямо перед собой, у желоба поилки, он увидел темные очертания фигуры Кендала, казавшиеся уродливыми даже при тусклом свете звезд. Он расхаживал взад и вперед своей обычной, шаркающей походкой, и его двое вассалов с истинно собачьей преданностью неотступно следовали за ним.

Фэнтом уже благополучно миновал их, когда вслед ему раздался гнусавый окрик Кендала.

— Эй, ты, Фэнтом! Куда это ты собрался на ночь глядя?

Напряжение становилось непомерным, душевные силы Джима Фэнтома были на пределе. Обернувшись, он ответил с грубоватой непринужденностью:

— Сов пострелять. А что?

Затем он продолжил свой путь к амбару с содроганием думая о том, что Кендал может последовать за ним, нагоняя в два счета. Но подойдя к воротам амбара и оглянувшись назад, Фэнтом увидел, что, похоже, они не собирались преследовать его и даже не глядели в его сторону. У него просто-таки камень с души свалился, и он отправился выбирать себе лошадь. Оттого, насколько правильным окажется его выбор, зависело теперь очень многое!

Похоже, сама судьба хранила его, и правильный ответ был подсказан выше, ибо в тот же момент над перегородкой стойла поднялась изящная голова серой лошади, косившей в его сторону умным огненным глазом.

Подойдя поближе, Фэнтом увидел, что это была высокая серая кобыла, принадлежавшая неподражаемому Луису Кендалу — по долине ходили слухи, что этой лошади не было равных во всей округе, что она была норовиста, как демон, и быстра, словно ветер.

Если бы она смогла перенести его через горы, туда, где он стал бы недосягаемым для преследователей, что неминуемо должны были отправиться в погоню за ним, то все-таки имело смысл рискнуть и постараться перетерпеть проявления её буйного нрава. Так рассудил Фэнтом, и в следующее мгновение он уже набросил седло ей на спину. Кобыла зафыркала и раздула бока, не давая затянуть на них подпруги. Она шарахнулась в сторону, стараясь придавить его к стене, а затем попыталась вцепиться зубами ему в руку. Удар локтем в морду заставил её отказаться от этой затеи; а резкий тычок коленом в ребра оказался таким внезапным, что от неожиданности она выпустила воздух из легких и прежде, чем снова успела надуться, подпруги были уже туго затянуты, а их концы надежно закреплены.

Надеть уздечку тоже оказалось делом не из простых. Ему даже пришлось сунуть ей в рот большой и указательный пальцы и ущипнуть за нежные десны. После этого кобыла все-таки закусила удила, выказывая при этом все признаки яростного негодования, отчаянно мотая головой, прижимая уши и кося на Фэнтома налитыми кровью глазами.

Но юноша был даже рад этому. Пусть уж лучше этот гнев придаст лошади новые силы, и тогда все будет хорошо. Гораздо лучше, чем если бы он выбрал себе какую-нибудь покладистую клячу, которая лишилась бы сил от одного удара кнута!

Следующим ответственным моментом был выход из амбара. Здесь была и задняя дверь, но за ней находились загоны, и на то, что бы открыть все ворота или же хотя бы опустить перекладины заборов, ушло бы слишком много времени.

Но ничего другого ему не оставалось. У Фэнтома не было никакого желания выезжать из амбара через главные ворота на виду у Кендала — да ещё к тому же на его собственной лошади. И тогда он вывел кобылу из денника и повел её по длинному проходу, направляясь к дальним воротам амбара.

В это время за перегородкой тихонько зафыркала одна из лошадей, и кобыла, тряхнув гривой, заржала в ответ. Фэнтом благополучно добрался до ворот и настежь распахнул их, когда за спиной у него раздался дребезжащий голос Кендала, доносившийся с противоположного конца постройки:

— Эй! Эй!

Крепко вцепившись в поводья и пытаясь унять в руках нервную дрожь, Фэнтом не оборачиваясь вывел кобылу за ворота.

— Эй ты… Фэнтом! Какого черта ты взял Злодейку?

Фэнтом шагнул назад, отступая в темноту, которая уже поглотила кобылу. Он чувствовал себя затравленным зверьком, жалким и совершенно беспомощным. Ему довелось столкнуться лицом к лицу с Кендалом и двумя его подручными; позади же него тянулся лабиринт из изгородей, ставший главным препятствием на пути к свободе.

— Да так… решил вывести её прогуляться, — ответил он. — Что в этом такого?

— Но какого черта ты взял мою лошадь, идиот?

— Так ведь она же застоялась, и небольшая пробежка ей не повредить, — примирительно отозвался юноша.

— Живо веди её обратно! Я кому сказал! Я тебе покажу, как брать первую попавшуюся лошадь! Покататься решил? А застоялась она или нет, это уж не тебе решать, идиот чертов! Веди Злодейку обрано!

Кендал быстро зашагал по длинному проходу, и от ужаса у Фэнтома помутился рассудок. Он поспешно захлопнул ворота. Это резкое движение напугало Злодейку, и она попятилась, оседая на задние ноги, Фэнтом же, улучив момент, вскочил ей на спину и сунул ноги в стремена.

С высоты своего положения он огляделся по сторонам, обводя взглядом ряды изгородей, в то время, как из амбара уже доносился гундосый крик Кендала:

— Билл! Джерри! Скорей сюда! Окружайте загон!

И тут Фэнтом отчетливо увидел, что выбор у него невелик. Придется или перепрыгивать через изгороди, или же остаться здесь на растерзание троим головорезам7 Сдаваться он не собирался, тем более, что сумка, набитая драгоценностями, все ещё была у него.

Он развернул лошадь в ту сторону, где частокол барьеров казался самым редким, и пришпорил её, с места поднимая в галоп.

В это время ворота амбара распахнулись, и тусклый свет фонаря выхватил его из темноты как раз в тот момент, когда он направил кобылу на барьер.

— Ты что, спятил? — заорал Кендал.

Лошадь во весь опор мчалась прямо на изгородь, но в самый последний момент заупрямилась, с поистине кошачьей ловкостью несмотря на свои огромные размеры вывернув в сторону и продолжая путь вдоль изгороди.

Призрак вылетел из седла, но поводьев из рук не выпустил, слыша у себя за спиной негодующий рев Кендала:

— Я пристрелю тебя, придурок! Останови её, или я тебе мозги вышибу! Фэнтом же мог только теряться в догадках относительно того, почему Кендал до сих пор ещё этого не сделал. Тем временем он снова вскочил в седло, нашарил ногами стремена и направил лошадь на видневшуюся впереди изгородь. Забор оказался довольно высоким, футов пять, не меньше, а взять такое препятствие в темноте будет совсем не просто. К тому же может оказаться, что она и вовсе не умеет брать барьеры — ведь очень многие лошади так никогда и не постигают этого искусства!

Но на этот раз по мере приближения к препятствию, он почувствовал, как её шаг становится более размеренным, а могучие мышцы крупа начинают подрагивать от напряжения, и понял, что вот-вот произойдет чудо. Она птицей оторвалась от земли, и в этот самый миг прогремел выстрел. Это стрелял Кендал.

Пуля пролетела далеко от цели. Беглец даже не слышал её свиста, но зато вопль Кендала и грохот выстрела послужили сигналом к действию для его людей.

Один из его подручных, повинуясь приказу хозяина, зашел с другой стороны амбара, и теперь Фэнтом увидел, как из-за угла постройки прямо ему навстречу выскользнула тень, и заметил блеснувший в темноте ствол наставленного на него пистолета.

Он держал поводья одной рукой, хотя прямо перед ним уже возникло из темноты новое препятствие. Фыркнув, лошадь устремилась прямо к изгороди, а Фэнтом выхватил кольт и выстрелил в сторону зловещей тени.

В ответ загремели выстрелы, но в то мгновение, как лошадь оттолкнулась от земли, в следующий момент благополучно приземляясь по другую сторону от забора, Фэнтом краем глаза заметил, как недавний стрелок вдруг подался вперед и сделав ещё один или два шага, ничком повалился на землю.

47
{"b":"4993","o":1}