Содержание  
A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
57

— Да судя по тому виду, в каким он уехал из лагеря, я бы так не сказал! А она сейчас тут, неподалеку.

— Ладно, пойду поговорю с ней, — сказал Данмор. — Джимми, тебе же хорошо известно, зачем я здесь. Если она заарканит Фурно, пиши пропало! Значит, я только зря потратил время и мне ни за что не вытащить его отсюда.

— Угу, — понурился мальчик, — только держите ухо востро!

— Что ты хочешь сказать, Джимми?

— Да вот когда я был еще совсем мальцом, обожал строить крепости из грязи и песка. Знаете, что мне больше всего нравилось? Рушить и ломать то, что выстроил накануне. Так и она. Сегодня обручилась и рада до смерти, а назавтра разорвала помолвку, и рада еще больше!

— Ох, Джимми, да ты женоненавистник, как я погляжу! Погоди, вот станешь постарше, посмотрим, что тогда запоешь!

— Ну конечно, — буркнул Джимми. — Думаете, в один прекрасный день и я тоже буду таять, как воск, да? Ну нет, моя голова всегда при мне останется! И ее я вижу насквозь, учтите!

— Ладно, ладно, — ухмыльнулся Данмор. — Еще что скажешь?

— Да как ей вообще пришло в голову обручиться с каким-то Фурно, когда вокруг нее есть парочка настоящих мужчин?!

— Но Фурно — настоящий джентльмен, — задумчиво проговорил Данмор.

— Конечно, — согласился паренек. — Но ей-то что с того? У нее своих денег пруд пруди. То есть, я хочу сказать, это вовсе не ей пристало палить из пистолета или хвастаться силой и гонять во весь дух по горам! Но ей это нравится.

— Брось, Джимми, она вовсе не такая, как ты расписываешь!

— Да что там! — не унимался Джимми. — Она лузгает парней, будто семечки — крак! и нету! Понятия не имею, как у нее это получается! Готов поставить серебряный доллар против одного из ваших ножей, что среди наших ребят не осталось ни одного, кто бы в свое время не ползал в ногах у ее милости! Кроме вас и Танкертона, конечно!

— Джимми, попридержи язык!

— Да вы сами убедитесь, ей Богу! Вот только выйдите, она живо вас взнуздает, и оглянуться не успеете! Уж больно любит, когда каждый день новый за ней бегает. Да смазливые девчонки все такие!

Данмор встал.

— Пойду поговорю с ней, — сказал он.

— Э эй! — завопил Джимми. — Погодите чуток. Сначала я с ней потолкую, идет? Попробую, может удастся сбить ее со следа.

Он ринулся к двери, потом вернулся.

— Босс, — прошептал он, — если вы и впрямь хотите вытащить отсюда Фурно, есть одно средство. Схватите девчонку, суньте ее в мешок и ходу, а уж тогда парень потащится за вами на конец света!

— Джимми, ты спятил! Неужто собираешься посоветовать мне ее похитить?

— О, вот еще? С чего это вы взяли? — возмущенно проворчал Джимми, — Я и словечком об этом не обмолвился!

И весь кипя от негодования, вылетел из хижины.

А Данмор, проводив его взглядом, озадаченно поскреб подбородок. Само собой, то, что предложил мальчишка, было смехотворно, но пока что он, как ни ломал себе голову, все же не видел способа оторвать Фурно от шайки. И если правда, что молодой человек обручился с Беатрис, значит, дело проиграно. Теперь его клещами не оторвать от Танкертона!

Так, гадая, что делать, Данмор задумчиво расхаживал взад и вперед по дому, пока наконец не приблизился к двери настолько, что до него донеслись отголоски чьего-то разговора. Он прислушался. Через мгновение ему стало ясно, что это Джимми и Беатрис. Они стояли на другом конце поляны, похоже, не имея ни малейшего понятия о том, что их могут услышать.

Данмор услышал, как девичий голос спросил:

— Все еще спит?

— Да нет, почти проснулся. Один глаз открыл, факт! — ответил Джимми.

— Ты с ним говорил?

— Угу.

— Джимми, не валяй дурака! Что он сказал?

— Это о чем?

— О том, чтобы продать кобылу, само собой!

— Сказал, что можете, если хотите, покормить Прошу Прощения, и лучше всего овсом!

— Он не мог так сказать! — воскликнула она.

— Это почему же?

— Он придет?

— Сказал, что подумает. Но с утра, говорит, ему думается с трудом. Данмор привалился к стене, разразившись беззвучным хохотом.

Отсмеявшись, он сделал шаг к двери, собираясь выйти, когда вдруг услышал голосок Джимми.

— Есть только одна-единственная причина, по которой он может решиться продать кобылу.

— И что же это, Джимми?

— Ну, вы же понимаете, это все-таки кобыла! А Данмор женщин на дух не переносит!

— Что за глупости, Джимми!

— Чтоб мне провалиться на этом месте! И так всегда! Лошади, птицы, собаки — но только мужского пола! Сами увидите — коли дело доходит до женщин, он прямо сатанеет. Говорит, не понимает, за каким чертом они вообще нужны!

— Просто он еще слишком молод! — беспечно отмахнулась Беатрис.

— Да нет, — весело хмыкнул мальчуган. — Наоборот, всю эту чепуху он уже перерос! И он говорит, что именно женщины мешают мужчинам выбрать свою дорогу!

Глава 28. Неожиданное пари

Странное чувство неловкости, смешанной с торжеством овладело Данмором, пока он шел к девушке и Джимми, по-прежнему занятым беседой. Парнишка уже умудрился поставить его в весьма двусмысленное положение, и он совершенно не понимал, как после этого должен держаться. Дурацкая ситуация, ворчал про себя Данмор, словно играешь втемную!

— Я просто без ума от этого животного, — сказала девушка. — Не согласитесь уступить ее мне?

— Ради вас — все, что угодно! — весело ответил Каррик.

— Прекрасно, — обрадовалась она. — Тогда скажите вашу цену.

— Думаю, — протянул Каррик, — что она сейчас стоит никак не меньше восьми сотен монет! Или даже всю тысячу!

— Идет! — радостно воскликнула Беатрис Кирк.

— Но кроме этого, — перебил ее Данмор, — она еще много значит для меня!

— Вы хотите сказать, что любите ее?

— Само собой. И это значительно отразится на ее цене. В сторону увеличения, само собой. Ну, скажем на пару сотен долларов!

— Ну, так скажите же наконец вашу цену!

— Да, и вот еще что, — словно не замечая ее нетерпения, продолжал Джимми. — Такая лошадь, да еще в нашем деле, бесценное сокровище! Ни одно живое существо здесь, в горах, не угонится за ней!

— Что?! — вскричала она. — А Ганфайр?!

— Пфф! Вы стегаете его кнутом!

— Ха! Танкертон справится с Ганфайром одной рукой! А уж коли возьмется за поводья двумя, так даже с его весом он на Ганфайре обгонит вас на милю!

Данмор покачал головой.

— Не думаю, что Ганфайру, кто бы на нем ни сидел, удалось вырваться вперед!

— Даже если это буду я?!

— Даже тогда.

— Пари! — крикнула Беатрис.

— На все, что хотите!

— Вот даже как?! Ну, держитесь! Тогда ставлю кобылу против Ганфайра! Идет?

— А что вы с ней будете делать, если выиграете? — удивился Данмор. Подойдя к Прошу Прощения, он потрепал ее по круто изогнутой шее.

Красавица кобыла, повернув к хозяину тонкую морду, любовно потерлась о его плечо.

Девушка с улыбкой кивнула.

— Джимми предупреждал, что эта красотка опасней, чем десяток гремучих змей, но я справлюсь!

— Я это слышал не раз. Когда вы окажетесь на земле, Прошу Прощения сожрет вас живьем!

— Ничего, я потерплю. Время и любовь могут творить чудеса. Даже с лошадьми!

Данмор повнимательнее взглянул на девушку. Конечно, в ее словах была изрядная доля правда, и он это знал. Сейчас, вся светясь отвагой и уверенностью в себе, она рвалась в бой. Ни один из тех, кого он знал, ей и в подметки бы не сгодился, вдруг с невольным уважением подумал Данмор. В этой девушке крылась непонятная ему сила… неукротимостью духа она почти пугала его.

Однако он покачал головой, — Нет, я не могу пойти на это, — сказал Данмор.

— Даю пятнадцать сотен. Наличными, — почти умоляюще воскликнула она. — Я сделаю все, что хотите, только скажите! Хотите, еще накину?

— Она для меня куда дороже пятнадцати сотен, — покачал головой Данмор. — А сколько вы согласны накинуть?

— Сколько скажете. Если Ганфайр не придет первым, значит, я ничего не понимаю в лошадях!

36
{"b":"4998","o":1}