ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Пустошь
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Яд персидской сирени
Осада Макиндо
Страсти по Адели
Рассмеши дедушку Фрейда
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Держать строй

Проклятие! Ну и обманщица. В то же время Брэндон не мог не восхититься в глубине души этой женщиной. Маркус прищурился.

– Насколько я понимаю, она не потрудилась проинформировать тебя об этом факте.

– Нет.

– Ты так и не сказал, сколько заплатил ей.

Брэндону не хотелось признаваться, но Маркус буквально сверлил его взглядом.

– Пять тысяч фунтов.

– Пять... Но мы никогда не платили больше трех. Что случилось?

– Она была очень убедительна. Очень, – сказал Брэндон. Неудивительно, что эта особа осталась в хорошем расположении духа... она просто-напросто ограбила его. Причем он долго уговаривал ее взять эту сумму. – Ну и штучка.

– О, на этом она не остановилась. Именно поэтому мне хотелось услышать твою версию происшедшего.

– Мою версию? – Брэнд моргнул. – Значит, ты слышал... ее версию?

– Ты обратил внимание, как на тебя глазеют? Брэндон чуть не сказал: «Нет», но вспомнил женщин у двери. Он посмотрел в их сторону и увидел, что они по-прежнему разглядывают его, хихикая и возбужденно перешептываясь.

Более того, теперь, когда он не спеша окинул взглядом бальную залу, то заметил, что многие с любопытством смотрят на него.

– Черт побери.

Маркус кивнул, хотя в глазах его мелькнула искорка смеха.

– Вскоре после твоего отъезда из Лондона леди Уэстфорт дала небольшой званый ужин и рассказала обо всем в мельчайших подробностях, позабавив собравшихся. – На этот раз Маркус улыбнулся. – Одно хорошо – она не представила чек к оплате.

Сердце Брэндона совершило прыжок.

– Она не...

Тогда зачем она взяла эти деньги? Чтобы опозорить его? Брэндон пришел в бешенство, но в глубине души испытал облегчение. Она взяла деньги лишь для того, чтобы посмеяться над ним.

– Чейз предупреждал, что она не такая, как его прежние пассии, – после долгого молчания произнес Маркус. – И теперь я склонен с ним согласиться.

– Но что произошло?

– Леди Уэстфорт представила весьма интересную цветочную аранжировку. Твой чек стал частью украшения. Его сложили в форме лягушки. Разумеется, оставив на виду твое имя.

Брэндон живо вообразил себе, как все было. Полная комната возбужденных гостей, все ловят каждое слово леди Уэстфорт, рассказывающей об их встрече. Ему казалось, что он слышит ее голос, видит ее фиалковые глаза с искорками смеха.

– И многие знают эту историю?

– Все. Весь город. – Маркиз укоризненно посмотрел на брата. – Ты действительно поцеловал ее?

У Брэнда запылали уши.

– Вот негодяйка!

Хмыкнув, Маркус холодно воззрился на Брэнда. Тот скривился.

– А где Чейз?

– У себя дома. Знаешь, он искренне привязан к леди Уэстфорт. Хотя и смеялся, когда я рассказывал ему, как мы позаботились о его будущем. Особенно больно ему было слышать о специальном разрешении на брак.

Брэнд кивнул.

– Я сегодня же вечером найду леди Уэстфорт и...

– Снова ее поцелуешь? – Маркус прищурился. – Не валяй дурака. Беги от этой женщины, как от чумы. Хотя бы пока не утихнет эта история.

– Я не могу просто стоять и...

– У тебя нет выбора. Она его тебе не оставила. Но рано или поздно все забудут об этом инциденте.

Брэнд сжал кулаки. Как можно делать вид, будто ничего не произошло, когда весь высший свет прыскает в кулак у тебя за спиной? Это нестерпимо. Проклятая женщина! И сам он не лучше со своим поцелуем, который явился для нее дополнительным козырем.

Брэндон медленно выдохнул. Маркус прав. Ему больше не следует встречаться с леди Уэстфорт. Пока. Но как только схлынет первая волна интереса к этой истории, он свое возьмет.

И тогда никто не сможет помочь леди Уэстфорт.

Целую неделю Брэндон терпел перешептывания у себя за спиной и веселые замечания близких знакомых. Хуже всех вели себя братья, в особенности Чейз.

Брэндон переносил все это с вежливой улыбкой, обдумывая все возможные способы мести, которые он скоро обрушит на голову пресловутой леди Уэстфорт. Он с нетерпением ждал их следующей встречи, представляя, как поставит эту коварную женщину на место.

Вообще-то сплетни его не волновали. Он привык быть в центре внимания. Но стать посмешищем, героем фарса! Такого он вынести не мог. Но постепенно, как и предсказывал Маркус, внимание общества переключилось на другие события, в основном на женитьбу сэра Ройса Пемберли на мисс Элизабет Притчард. Это был брак сезона, учитывая, что невеста считалась несколько эксцентричной особой.

И мисс Притчард не дала повода разочароваться. Не только ее платье, туфли, перчатки, украшения и цветы были всех мыслимых и немыслимых цветов, так еще ее обезьянка, прыгая по проходу в церкви в роли хранителя обручальных колец, сцепилась с довольно противным мопсом леди Берлингтон.

К тому моменту, когда мисс Притчард, подхватив юбки, побежала на выручку, с мопса был сорван бриллиантовый ошейник, а сине-оранжевое одеяние обезьянки изодрано в клочья. По счастью, ни один из питомцев серьезно не пострадал в этой схватке, только вид у обоих был встрепанный.

После венчания Брэнд остался на прием, а затем поехал на бал к леди Шелбурн. Леди Шелбурн приходилась сэру Пемберли сестрой, очень любила устраивать грандиозные приемы и прилагала немало усилий, чтобы не ударить лицом в грязь. Даже Маркус не мог пожаловаться на качество угощения или игру оркестра.

Брэнд вернулся домой лишь под утро. Пул встретил его в холле встревоженный.

– Мистер Сент-Джон! К вам посетитель. Брэнд почему-то подумал о леди Уэстфорт.

– Женщина?

Пул покачал головой:

– Нет, сэр. Лорд Уичэм.

Брэндон подавил слабое чувство разочарования.

– И давно он ждет?

– Несколько часов, сэр. Я пытался объяснить ему, что вас нет, но он настоял на том, чтобы ждать. У него случилось что-то очень серьезное, если вы простите мое замечание, сэр.

Брэнд заглянул через открытую дверь в комнату, где перед камином стояло красное кресло. Из-за высокой спинки кресла виднелись только тонкие ноги в синих брюках.

Пустые бутылки и опрокинутые стаканы на столике рядом свидетельствовали о том, как Уичэм провел последние семь часов.

– Ты все правильно сделал, Пул. Принеси чаю и тостов.

– Сию минуту, милорд.

– Нет, черт тебя возьми! – раздался из глубины кресла скрипучий голос. – Не буду я есть тосты. И чай не буду. Я каши наелся в детстве, хватит с меня.

А, значит, Роджер не в настроении. Улыбаясь про себя, Брэнд знаком отпустил Пула и подошел к креслу. Но его улыбка погасла, когда он увидел изможденное лицо Роджера.

– Боже мой, что случилось?

Роджер захлопал глазами, бледное лицо исказила гримаса. Измятый галстук болтался на шее. Волосы в страшном беспорядке – две пряди по бокам сбились, напоминая рожки чертика и создавая странный контраст с ангельски красивым лицом.

– Брэнд, меня собираются повесить.

– Ты пьян.

– Пьян. – Роджер попытался засмеяться, но это ему не удалось. – Да, кажется, я слишком много выпил, но это все равно. Брэндон, я попал в такой переплет... хуже не бывает... и если ты мне не поможешь...

– Сделаю все, что в моих силах.

Лицо Уичэма немного смягчилось.

– Других слов я от тебя и не ожидал. Брэндон, это касается леди Уэстфорт.

Брэнд замер.

– Ты ее знаешь?

– Да. Около месяца назад я был на вечере у Верены. Она дает их каждый первый вторник месяца.

Брэнд стиснул зубы. Уичэм назвал леди Уэстфорт по имени. Неужели его друг так хорошо знает эту женщину с сомнительной репутацией? Он криво улыбнулся:

– Полагаю, она кое-что рассказала тебе про меня.

– Про тебя? А, про чек? – Роджер отмахнулся. – Нет, это было раньше. Ты тогда еще ее не знал. Брэнд, я пошел на этот званый ужин, чтобы познакомиться с Хамфордом. Ты его знаешь?

Хамфорд, младший пэр королевства, был известен своими интересами в кораблестроении и любил посплетничать. Подвыпив, он обычно хвастался своим участием в делах министерства внутренних дел, хотя Брэндон сильно в этом сомневался. Потом он бежал на континент, спасаясь от кредиторов. Именно таких, как Хамфорд, можно было встретить у Верены.

13
{"b":"50","o":1}