ЛитМир - Электронная Библиотека

Брэндон посмотрел на Верену. В его взгляде было что-то высокомерно-собственническое, словно стоило ему поманить женщину пальцем, и она немедленно прыгнет к нему на колени.

А интересно было бы оказаться у него на коленях, подумала Верена. Но тут же прогнала эту мысль и, вздернув подбородок, с вызовом посмотрела на Брэндона. Он улыбнулся, взгляд его чуть смягчился, и Верену охватило странное чувство. Ей показалось, что Брэндон знает, кто она такая, какие совершила грехи, но ему на это глубоко наплевать.

Верена перевела взгляд на кучку золотых монет, лежавших перед ней на столе, ощутив при этом знакомое покалывание в ладонях. Брэндон Сент-Джон был человеком опасным.

– Леди Уэстфорт, – невнятно проговорил Джеймсон, – вы сдаете.

Верена взяла карты, ее пальцы скользили по их гладкой поверхности. Она скосила глаза на Брэндона – он уставился в свой бокал. Джеймсона и Кэбот-Льюиса совсем развезло. Момент настал.

Она перетасовала карты, ловко подложив даму в низ колоды. Следующие три кона Верена выиграла. Придвигая к себе выигрыш, она встретилась взглядом с Джеймсом, стоявшим в другом конце зала, и послала ему едва заметную улыбку. Все шло великолепно.

– Леди Уэстфорт, вы не пьете, – раздался негромкий низкий голос.

Брэндон пристально смотрел на нее. У него были просто потрясающие глаза – настолько синие, что при соответствующем освещении казались черными.

– Вы ошибаетесь, мистер Сент-Джон. Я выпила больше других.

Он поднял бокал, и Верена заметила, что его рука слегка дрожит. Верена едва удержалась, чтобы не засмеяться своей удаче, когда настал черед Брэндона сдавать карты. Она наблюдала, как он возится с ними, и подбодрила улыбкой, принимая свою первую карту.

Глаза Брэндона сузились, его взгляд стал жестким и жарким. От этого взгляда по спине Верены побежали мурашки. Должно быть, он понял, что выдал себя, потому что немедленно отвел глаза, продолжая сдавать карты. Верена была потрясена собственной реакцией на взгляд Брэндона. Ее бросило в жар. Так она реагировала только на взгляд Эндрю.

Она снова посмотрела на Брэндона. Нет, конечно же, нет, она ничего не чувствует к Брэндону Сент-Джону, кроме...

– Ваш ход, леди Уэстфорт. – Взгляд Брэндона снова скользнул по ней, но на этот раз более сдержанно. Его низкий голос, казалось, окутал ее, коснулся обнаженных плеч. – Вы сбрасываете?

Верена обнаружила, что у нее слегка дрожат руки. Это никуда не годится. Так она не сможет подменить карту. Она быстро сняла карту, остальные положила на стол.

Брэндон переключил внимание на лорда Джеймсона. Верена с облегчением вздохнула. Чтобы как-то занять руки, она взяла бокал и сделала глоток портвейна. У всех, кроме нее, бокалы были пусты. Убедившись, что никто не смотрит, она хотела вылить портвейн в кадку с растением.

Сильные пальцы, сомкнувшиеся на ее запястье, заставили Верену поставить бокал на стол. Верена посмотрела Брэндону в глаза.

Он улыбнулся своей белозубой улыбкой:

– Терпеть не могу, когда попусту расходуют хороший портвейн.

– Что такое? – поинтересовался Кэбот-Льюис и попытался заглянуть через стол, едва не свалившись при этом со стула. – Леди Уэстфорт опрокинула бокал?

– Пока нет, – сказал Брэнд и, наклонившись, чтобы никто их не услышал, спросил: – Видимо, портвейн вам совсем не по вкусу. Может, заказать для вас лимонад?

Верена поджала губы.

– Не понимаю, о чем вы говорите. Я просто рассматривала растение, мне нравится его цвет. – Она выразительно посмотрела на свое запястье. – Теперь вы можете меня отпустить.

– Выпейте.

– Нет.

– Верена. – Он наклонился еще ближе. Для всех остальных это был интимный разговор между любовниками – пальцы на запястье, губы у самого уха. – Пей, иначе я расскажу, что ты выливала вино.

Это была угроза. А угроз Верена не любила.

– Отпустите мою руку.

Он поднял брови.

– Иначе я не смогу выпить.

Он разжал пальцы, но не сводил с нее тяжелого взгляда.

Этот человек оскорбил ее, не принимал всерьез, а теперь еще собирался выставить на посмешище. Ну что ж! Она ему покажет. Кровь Ланздаунов, текущая в ее венах, вскипела.

Скрестив взгляды с Брэндоном, она подняла, свой бокал и выпила портвейн. Глотками. До дна. Вино растеклось по жилам, глаза заслезились, но Верена мужественно проглотила последние капли. И со стуком поставила бокал на стол.

Брэндон тихо ругнулся.

– Дурочка. Ты сделаешь все, что угодно, лишь бы не признать правды, да?

Лорд Джеймсон сдавленно фыркнул.

– Давайте, давайте, леди, У.! Покажите ему, что почем!

Верена сморгнула выступившие слезы, в глазах щипало, все тело словно горело огнем.

– Чей ход?

Брэндон откинулся на стуле с недовольным видом, когда Джеймсон продолжил игру.

Верене было все равно, что думает Брэндон Сент-Джон. Она взрослая женщина, и если ей захотелось выпить портвейна, она так и поступает. В любое время дня. Да и вообще, она и еще бокал выпьет. Или два. А может, и три.

Поймав взгляд проходившего мимо слуги, Верена указала на свой бокал. Слуга немедленно наполнил его. Вверена снова выпила до дна. А почему бы и нет? Она уже прилично выиграла. И если поведет себя осторожно, то увеличит свой выигрыш. И этого достаточно. Пока.

Верена позволила слуге снова налить ей вина.

Брэнд все сильнее и сильнее хмурился.

Она перестала обращать на Сент-Джона внимание, зато без зазрения совести кокетничала с лордом Джеймсоном и мистером Кэбот-Льюисом. Сделав глоток портвейна, она на этот раз обнаружила, что он не такой уж и противный. Чем больше пьешь, тем вкуснее. Возможно, в этом-то весь и фокус.

Они сыграли еще кон, и, к удивлению Верены, она не только снова опустошила свой бокал, но и выиграла. Она уже подумывала попросить еще портвейна, когда услышала у своего уха голос Брэндона:

– Даже не думайте, иначе я сам вылью его в кадку.

Она презрительно фыркнула:

– Вы мне не отец.

– Нет, – мрачно ответил он, и от его взгляда по спине Верены снова пробежал холодок.

– И не брат.

– Нет, – согласился он.

– Тогда вы не можете указывать, как мне жить.

– Я не указываю. Я просто запрещаю. Вы слишком много выпили, и я не собираюсь позволять вам пить дальше.

– Позволять? Что вы о себе вообразили? – Она с вызовом посмотрела на него, но лицо Брэндона расплылось перед ней. – Прекратите.

– Что прекратить?

– Двигаться. Меня от этого мутит.

Он бросил карты на стол:

– Все ясно. Мы уходим.

– Я пришла сюда играть и не собираюсь уходить.

Он пристально посмотрел на нее, его лицо было мрачным, как грозовая туча. В конце концов, он взял свои карты.

– Тогда мы сыграем. Но новую партию.

– А в чем, собственно, дело? – проблеял Джеймсон. Брэндон с безразличием посмотрел на него:

– Мы с леди Уэстфорт собираемся устранить одно разногласие между нами. Для этого и раскинем карты.

Кэбот-Льюис взмахнул рукой:

– Давайте. Мне в любом случае на сегодня хватит. Известно, кто выиграл?

– Надеюсь, я, – ответила Верена, удивляясь, что так упорно отказывалась от портвейна. Восхитительный напиток. Она подняла свой бокал и с разочарованием обнаружила, что он пуст. – Как жаль. – Она посмотрела на Брэндона, сидевшего с непреклонным видом. Мысль о нем почему-то согрела Верену, и она улыбнулась. – Если я выиграю на снятии колоды, можно мне еще портвейна?

– Целую бутылку.

Она удовлетворенно вздохнула:

– Это справедливо.

Брэндон перетасовал карты и положил перед Вереной.

Сегодня вечером она должна вернуться домой победительницей. Верена уже протянула руку к колоде, но остановилась и посмотрела на Сент-Джона.

– Постойте. А что получите вы, если выиграете?

Он окинул ее взглядом, задержавшись на линии декольте, на обнаженных плечах, на нижней губе.

– Если выиграю я, – сказал он, – вы мне позволите проводить вас домой.

Она с подозрением уставилась на него, почувствовав какой-то подвох.

18
{"b":"50","o":1}