ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миледи? – Дверь дрогнула, словно ее попытались открыть. – Вы меня слышите?

– Ответь ему, – сказал Брэндон, теперь его губы шевельнулись рядом с ее ухом. – Скажи, чтобы уходил.

Уйти должен Брэндон, а не Гербертс, подсказывал ей разум. Но предательское тело говорило совсем другое. Рай был так близок, на расстоянии прикосновения. И все же она не может... Верена оттолкнула Брэндона:

– Нет.

– Нет?

– Нет... я не могу. Я не знаю вас, не знаю, зачем вы сюда пришли, что вам нужно, что...

Он прижал к ее губам палец.

– У меня тоже есть к вам вопросы. У вас хватит смелости на них ответить?

Она вздернула подбородок:

– А у вас хватит смелости их задать?

Губы Брэндона изогнулись в улыбке, в глазах вспыхнули искорки смеха.

– Скажите Гербертсу, чтобы уходил. Мы сами справимся.

Он прав. Они сами справятся.

– Гербертс?

– Да?

– Мистера Сент-Джона здесь нет.

Наступило долгое молчание.

– Куда же он делся?

– Не знаю. Но он так и не приходил сюда. Может, ушел, пока ты закрывал парадную дверь?

Снова долгая пауза.

– Может, и ушел, хозяйка. Вполне мог проскочить вниз по лестнице.

– Возможно.

– Или вылезти в дымоход, – с сарказмом произнес Гербертс.

– Гербертс?

– Да?

– Доброй ночи.

Последовал громкий вздох.

– Спокойной ночи, хозяйка. Спокойной ночи, мистер Сент-Джон.

Гербертс загрохотал по ступенькам, и в каждом его шаге слышался укор.

Глава 13

Если верить роману леди Каро Лэмб «Гленервон», весь мир вертится вокруг экзальтированных радостей, страстных объятий и любви без взаимности. По мне, так пусть мир лучше занимается более насущными заботами, например стоимостью хорошей пары полусапожек и качеством новых шляпок, доставляемых из Франции.

Миссис Митфорд – своей служанке Люси, пока это многострадальное существо занималось ее прической

Брэндон посмотрел Верене в глаза.

– Гербертс ушел. Мы остались вдвоем.

– Да.

Она высвободилась из его рук и оправила платье. Постаралась разгладить юбку, но тут уже ничем нельзя было помочь – вся юбка намокла и липла к телу.

Брэнд едва владел собой. Под платьем легко угадывалась нижняя сорочка, тонкая ленточка, завязанная над ложбинкой между грудями, такими полными и округлыми.

Верена оставила попытки привести платье в порядок и с порозовевшими щеками сцепила перед собой руки.

– Я подумала, что вы могли бы остаться здесь... со мной. – Когда он изумленно посмотрел на нее, Верена покраснела и торопливо добавила: – Не навсегда, не подумайте. Но мы могли бы вместе, без... Не то чтобы я не хотела, но мы не можем слишком много думать о... – Она прижала ладони к пылающим щекам. – Вы понимаете, о чем я говорю?

Он чуть не задохнулся. Именно эти слова он говорил всем женщинам, которых соблазнял.

– Верена, возможно, будет лучше, если мы просто подумаем об этом как... – Боже великий, трудно, однако. Он запустил в волосы пятерню и сморщился, когда по шее потекла вода. – Думаю, нам нет нужды что-либо объяснять.

– Полагаю, вы правы. Это не важно.

При других обстоятельствах Брэндон нашел бы эти слова обнадеживающими, но в ее устах они прозвучали как-то странно. Однако не уменьшили его желания. Нет, он все же возьмет процесс обольщения под свой контроль, даже если это убьет его.

То, что Верена изо всех сил старалась держать его на расстоянии, пусть и признаваясь, что хочет близости, заставляло Брэндона с еще большей решимостью добиваться от нее уступок – в доказательство того, что за все отвечает он. Что она хочет его не только в своей постели.

– Верена, это... влечение между нами появилось с самой первой нашей встречи. Нет ничего плохого в том, что мы желаем друг друга.

– Если бы я думала, что в этом есть что-то дурное, я бы никогда этого не предложила. Я только хотела заметить, что физическая... – Вспыхнув, она продолжила: – близость не обязательно изменит наши отношения. Мы взрослые люди. Достаточно пожили на свете. И у нас нет причин ожидать чего-то большего.

Черт побери, да она просто сокровище. Он хочет ее. Хочет сейчас. Накрыть ее своим телом. Крепко обнять, чтобы доказать, насколько ошибочны ее холодные, логические рассуждения. Их совокупление будет полно безудержной страсти, глубокой сексуальности и романтических чувств. Это не случайная встреча двух равных существ. Это нечто большее, гораздо большее.

Он знал это так же твердо, как то, что, пытаясь казаться равнодушной, Верена сгорает от желания, ее тело томится в предвкушении его, Брэндона, прикосновений.

– Я не согласен, милая. Думаю, к утру ты обнаружишь, что нас связывают более глубокие отношения, чем тебе кажется.

Сказав это, Брэндон решил, что сходит с ума, – ведь он только что убеждал эту женщину, что их связь не что иное, как банальная интрижка.

Но он сказал это. И к тому же вслух, что обескураживает еще больше. Боже, о чем только он думает?

Беда в том, что он вообще не думает. Она такая, как есть. Авантюристка. Карточный шулер. Она не создана для серьезных продолжительных отношений. Они ей просто не нужны. Она сама об этом говорит.

Лицо Брэндона прояснилось. Все дело в его гордости. И он с облегчением изобразил улыбку.

Верена, похоже, не заметила этого. Рассеянно отмахнувшись, она сказала:

– Сомневаюсь. Но это все равно. Прежде чем мы начнем... – она сделала неопределенный жест, – я хочу кое о чем вас спросить.

По телу Брэнда пробежал легкий озноб, и он осознал, насколько продрог. Она уходит отдела, но ничего. Он недолго позволит ей изворачиваться. Когда, наконец, все свершится, она запылает еще сильнее.

Он провел ладонью по глазам. Их жгло, словно огнем. Неторопливо, властно на него накатывало оцепенение, питаемое вспышками вожделения, которые возбуждала в нем своей близостью Верена.

– Мы можем обсудить все, что ты хочешь, – хрипло проговорил он, – но сначала я сниму промокшую одежду.

Ее глаза расширились.

– Снимете одежду? Сейчас?

– А когда? Во время нашей беседы? Это будет очень невежливо.

Ее губы дрогнули. К огромному наслаждению Брэндона, Верена подошла к нему и расстегнула верхнюю пуговицу жилета.

– Я думала, мы разденемся вместе... после того как поговорим, конечно.

Вместе. Оба. Разденутся. Боже, ну и штучка. Хотя именно это ему и нравится в ней. А еще его интересует, как далеко она зайдет.

– О чем вы хотите поговорить со мной до того, как мы разденемся?

– Я бы хотела задать вам несколько вопросов. – Ее фиалковые глаза смело встретили его взгляд.

– Справедливо. Я тоже хотел бы задать вам несколько вопросов. Кто первый?

Она поджала губы, и это едва не обезоружило его. Ее губы были розовыми, как только что расцветшая роза, и такими же сладкими и пухлыми.

– Спрашивайте вы первый, – произнесла она, наконец.

Отлично. Каждая клеточка его тела жаждет эту женщину, а она хочет поиграть в угадывания.

– Можем мы хотя бы сесть? – Он указал в сторону камина, перед которым стояло единственное кресло. Еще немного, и он не выдержит этой сладкой пытки.

Верена с сомнением посмотрела на кресло.

– Пожалуй. Попросить принести еще одно?

– Да нет, не надо. Я сыт по горло Гербертсом. – Взяв Верену за руку, он подвел ее к креслу.

– Мистер Сент-Джон... Брэндон, второе принесут очень быстро...

Продолжая держать Верену за руку, он сел и привлек ее к себе. Ноги Верены оказались перекинуты через подлокотник, голова лежала на его груди. Верена прильнула к нему.

Мгновение она молчала, затем попыталась подняться. Но Брэндон крепко ее держал.

Спустя какое-то время он пробормотал:

– Зачем вы сопротивляетесь?

Она молчала, глаза ее расширились, когда она ощутила под собой его возбужденную плоть.

– Простите. Я об этом не подумала.

В ее глазах Брэндон увидел сжигавшее ее желание.

31
{"b":"50","o":1}