1
2
3
...
32
33
34
...
54

– Прекрасно! Раз уж мы до конца откровенны друг с другом, должен признаться, что не знаю содержание списка Хамфорда. Знаю только, что он имеет какое-то отношение к министерству внутренних дел.

– Джеймс так и подумал. – Верена улыбнулась своей ослепительной улыбкой. – У него отличная интуиция.

– У вас тоже.

– Пожалуй, – просто ответила Верена. – Я удивлена. Вы рискнули зайти так далеко, чтобы добыть этот список, зная, как он нужен министерству. Интересно, почему...

Эта маленькая плутовка пытается выведать у него что-то еще. Он принялся поглаживать ее пальцы, не пропуская ни одного.

– Мне нужен этот список, будь он неладен, потому что кто-то в министерстве считает, будто его взял мой приятель. И его ждут серьезные неприятности.

Ее лицо застыло, в глубине глаз что-то промелькнуло, но Верена ничего не сказала.

За этим что-то кроется, это ясно. Но что? Что она скрывает? Брэндон переменил позу, чтобы на лицо Верены падал свет камина.

– Верена, это важно.

Она ответила ему натянутой улыбкой.

– Я начинаю это понимать.

– А вы почему ищете этот список?

Ее взгляд сделался таинственным.

– У меня есть причины... не менее важные, чем у вас. Брэндон... – помолчала. – Если ваш приятель не брал этого списка, значит, опасность ему не угрожает.

– Все равно разразится огромный скандал, который может стать роковым для его отца. – Он взял ее лицо в ладони и повернул к себе, заставляя смотреть прямо в глаза. – Я должен найти проклятый список, чего бы это мне ни стоило.

Взявшись за его запястья, она твердо посмотрела ему в глаза.

– В этом-то вся и трудность. Понимаешь, Брэндон, я тоже должна его найти. У нас с тобой опять возникли непримиримые противоречия.

Глава 14

Мисс Митфорд сказали, что мужчинам нравятся послушные женщины. Так что теперь она только и делает, что поддакивает: «Да, мистер Фонтерной!», «Ну конечно, мистер Фонтерной!» Насколько я понимаю, в результате она сорвет себе голос и неизбежно потеряет добродетель.

Служанка Митфордов Люси – своему брату Джону, новому старшему груму герцога Девонширского, встретившись с ним на Бейк-стрит у мясной лавки

Такова, видно, ее судьба... впервые за четыре года, за четыре долгих года, Верена встретила мужчину, который волновал и интриговал ее так же, как Эндрю. И что дальше? Они оба ищут этот смехотворный список... ну, не очень смехотворный, учитывая, что и друг Брэндона, и Джеймс пострадают, если не найдут его.

Жизнь вообще несправедлива, но этот случай казался особенно жестоким – Верена встретила восхитительного мужчину, а теперь может его потерять. Как это несправедливо! У Верены было такое чувство, словно ей больше никогда не подадут к чаю ее любимые лепешки.

Однако Брэндона это, похоже, ничуть не волновало.

– Верена, мы станем искать этот список вместе. И найдем его.

– И что потом? – Она погладила Брэндона по щеке, восторгаясь опьяняющей шероховатостью мужской кожи и мягким покалыванием отросшей щетины.

Сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз испытывала подобные ощущения? Четыре года? Почти пять? Эндрю. Закрыв глаза, она прижалась лбом к щеке Брэндона. Чувство вины шевельнулось в ее душе, но она подавила его. Эндрю не стал бы ставить под вопрос ее право продолжать жить после его смерти. Он считал, что нужно жить одним днем и брать от жизни все, что она дает и открывает в каждый момент бытия.

Где-то в глубине сознания она словно слышала его голос, подбадривающий ее, побуждающий попытать счастья. Снова жить полной жизнью.

– Верена? – теплый голос Брэндона окутал ее. Она вздрогнула и крепче обняла его.

– Не надо больше вопросов, Брэндон.

Она этого просто не вынесет. Он был нужен ей, она хотела его – эти чувства, которые, как ей казалось, давно умерли в ней, ожили и требовали немедленного отклика. Брэндон как будто хотел возразить, но потом встретился с взглядом Верены, пылким и требовательным.

– Закончим разговор утром.

Ласки Брэндона довели Верену до неистовства. Она буквально сгорала от страсти. Все ее тело покрылось испариной. Быть может, она потом пожалеет об этом, но сейчас сомнениям не было места.

Разум молчал. Она знала, что никогда не забудет эту ночь. Что бы ни случилось. И упивалась чувствами, которые в ней пробудил Брэндон.

– Верена, ты уверена?.. – хриплым голосом спросил Брэндон.

Да, она была уверена. Уверена в том, что безумно хочет его. Все остальное в этот момент не имело значения. Вдруг взгляд ее упал на его руки. Красивые и сильные, они были созданы для ласк, для наслаждений. Верена наклонилась и стала целовать ложбинки между пальцами.

– Ради Бога, прекрати! – простонал Брэндон. – Я теряю над собой контроль...

Она нежно поцеловала его в губы.

– Теперь самое время снять одежду. Вместе.

Как дивно прозвучало это слово – «вместе». Сидя на коленях у Брэндона, Верена развязала ленту, державшую ее платье. Полоска розового шелка выскочила из шнуровки и повисла.

Она стащила платье с плеч, опустив его до талии, и высвободила руки.

В глазах у Брэндона появился лихорадочный блеск.

Прильнув к нему, Верена прошептала:

– Я разделась. Теперь твоя очередь.

– Ты веришь в честную игру?

– Да, верю.

Верена с нетерпением наблюдала за тем, как Брэндон раздевается. Сначала на ковер полетел галстук, потом рубашка.

Его обнаженная грудь заставила Верену замереть от восторга. Она словно была изваяна скульптором. Верена стала теребить пальцами завитки волос, покрывавших грудь, которые узкой искушающей дорожкой сбегали вниз, до застежки брюк.

Он схватил ее за руки и крепко сжал их.

– Сначала сними платье.

Верена в этот момент ощущала свое могущество. Этот соблазнительный мужчина жаждет насладиться ею, совсем потерял голову от страсти. Верена встала, платье соскользнуло и легло белой пеной на красное море ковра.

Хрипло дыша, Брэндон впился в Верену взглядом. Сквозь тонкую батистовую сорочку просвечивали дразняще полные груди, едва заметная выпуклость живота, округлые бедра.

Брэндон вцепился в подлокотники кресла, чтобы не броситься к ней.

Наклонившись, она оперлась ладонями о его колени, раздвинула их и встала между ног Брэндона.

Ее живот оказался прямо перед ним, он видел очертания пупка и, чуть опустив глаза, светлый треугольник волос. Боже, как же она прекрасна.

Верена понимала, что мучает его, и упивалась своей властью.

Наклонившись, она запечатлела поцелуй на его животе. Потом влажным, горячим языком провела по ребрам и животу. Брэндон втянул воздух, наблюдая за Вереной из-под полуопущенных век. Она встретилась с ним взглядом, нежно целуя его сосок.

– Верена, – прошептал он в полном изнеможении. Брэндон поднялся с кресла, разделся и стащил сорочку с ее плеч, порвав при этом тонкую ткань...

Позже он не мог вспомнить, как они оказались в постели.

Оторвавшись от ее губ, он поднял голову и посмотрел ей в глаза.

– Продолжим? Это твоя последняя возможность отступить, Верена. Через мгновение будет поздно.

Верена не хотела отступать. Она обняла Брэндона за шею и запечатлела на его губах страстный поцелуй. Брэнд застонал. Тогда Верена стала поглаживать его мужскую плоть, ощущая пальцами бархатистую кожу.

Брэнд скользнул пальцами в ее лоно, затем стал ласкать его языком. Судорожно сведя бедра, Верена выгнулась. Брэндон закрыл глаза, продолжая ласкать ее и побуждая снова и снова переживать экстаз. Брэндону стоило немалых усилий сдерживаться. Это была настоящая пытка. Но он поклялся сделать все, чтобы эта ночь стала для Верены незабываемой.

Наконец он почувствовал, что теряет контроль над собой. Его плоть жаждала освобождения.

Я должен войти в тебя, – прошептал он.

– Войди! – Она упивалась выражением сладкой муки на его лице. Верена раздвинула ноги и положила руки на бедра Брэндона, побуждая его к действию.

33
{"b":"50","o":1}