ЛитМир - Электронная Библиотека

– Правда? – Дворецкий утер рукавом нос. – Ну, тогда принесу. – Он окинул Верену и Брэндона хмурым взглядом и поплелся прочь.

Верена виновато улыбнулась:

– Он хотел защитить меня.

– Знаю, – сказал Брэндон. – Иначе он не потерпел бы подобного нарушения субординации.

Она шевельнулась в его объятиях, и он нехотя, ее отпустил. Верена прошла к гардеробной, помедлила на пороге и повернулась к Брэндону.

– Хамфорд. Ты сказал, что его убили. Они... они действовали жестоко? Я бы не спрашивала, но если люди, завладевшие письмами Джеймса, те же, что убили Хамфорда...

Брэндон увидел страх в ее взгляде. Страх, который она прятала даже от себя самой. Но в этот момент она не могла скрывать правду.

– Его задушили удавкой, а тело бросили в Темзу.

Верена побледнела.

– Понятно, – прошептала она. Тяжело вздохнула и уронила руки. – Спасибо, – тихо проговорила Верена. – Мне нужно было это знать.

Брэндон, встревоженный, шагнул к ней:

– Верена...

– Я буду осторожна. Я должна, я нужна Джеймсу. – Она расправила плечи и словно стала выше ростом. – Мне надо одеться. Подожди здесь, если хочешь. Мы с Джеймсом уедем сразу же. – Вежливо улыбнувшись, она исчезла в гардеробной, и дверь закрылась.

Брэндон шагнул к гардеробной, но передумал. Она отпустила его. Холодно, без малейшего следа эмоций.

Именно так всегда поступал сам Брэндон. Нельзя показывать свои эмоции.

Черт побери, и что ему теперь делать? Стиснув зубы, он принялся одеваться. Им с Вереной необходимо найти список. И если им повезет, Верена будет сражаться не на жизнь, а на смерть, чтобы защитить брата, и Брэндон не сможет упрекнуть ее в этом. Для своего брата он сделал бы то же самое.

Но как в таком случае он сможет выполнить обещание, данное Уичэму? Вряд ли им с Вереной удастся развязать этот узел противоречий. Но если и удастся, останется еще много неразрешимых проблем.

Брэндон желал Верену. И не от случая к случаю, а всегда. Потом она ему, конечно, надоест, как это обычно бывает, но пока... никогда он еще не испытывал столь сильного влечения к женщине. Никогда им не овладевала такая слепая страсть, к которой примешивалось что-то еще... неужели нежность?

Он тряхнул головой, заканчивая завязывать галстук. Дверь смежной комнаты открылась, потом закрылась, и Брэндон услышал в коридоре шаги Верены. Она прошла мимо двери и спустилась по лестнице, шурша юбками.

Брэндон прислушался к голосам Верены и Джеймса, коротко переговорившим в холле. Потом хлопнула входная дверь. Они ушли.

Брэндон остановился у кровати, чтобы подобрать сапоги. На ней комом лежали простыни и одеяло, подушки были разбросаны. Он коснулся того места, где лежала Верена, когда он опрокинул ее навзничь, и улыбнулся, вспомнив озорное выражение ее лица в тот момент.

Настроение у него улучшилось. Какой смысл заранее расстраиваться? Наверняка они с Вереной найдут список и сделают то, что следует сделать. А это займет неделю или даже две. Брэндон выглянул в коридор, проверить, нет ли поблизости Гербертса. Затем покинул спальню Верены и тихонько выскользнул из дома.

Солнце прорвалось сквозь облака и согревало воздух. Помедлив на нижней ступеньке, Брэндон осмотрел улицу. Все казалось новым. Посвежевшим. Он улыбнулся и бросил монетку уличному мальчишке в драном синем пальто, который стоял рядом с его экипажем.

Попробовав монетку на зуб, мальчик положил ее в карман, пробормотал: «Спасибо, сударь» – и убежал.

Брэндон сел в экипаж. Одно он знал точно... пока Джеймс в Лондоне, Верена находится в опасности, и опасность эта нарастает. Верена этого не знает, но Брэндон собирается занять в жизни Верены еще большее место.

Сент-Джоны всегда заботились о своих близких, а Верена, пусть даже и ненадолго, принадлежит ему, принадлежит каждой клеточкой своего восхитительного тела.

Глава 17

Моя жизнь мало чем отличалась бы от нынешней, будь я богатым человеком. Вкусы у меня простые. Мне всего-то и надо, что большой дом, красивые кареты, идеально подобранные упряжки, элегантный гардероб, ложа в опере рядом с ложей принца, искусный повар, деньги на карманные расходы и одна-две хорошие картины. Вот и все.

Белвинс, личный лакей герцога Девонширского, – своему хозяину, помогая этому достойному господину надеть пальто

Брэнд поехал домой, где Пул, обратив внимание, что голос хозяина звучит не в полную силу, стал уговаривать его положить на грудь горчичник. Брэнд протестовал как мог, не повышая голоса, но, в конце концов, пришлось изрядно порычать, чтобы Пул оставил его в покое.

Спасшийся бегством Брэндон укрылся в «Уайтсе». Едва оказавшись в этом благословенном месте, он взял свежую газету и уединился в углу. Разумеется, не для чтения. Его мозг был слишком занят, прокручивая создавшуюся ситуацию, чтобы позволить себе роскошь читать.

Газета защищала его от опасности быть вовлеченным в пустую болтовню и тем самым позволяла скрыть охрипший голос, который вызвал бы у знакомых Брэндона неуемное веселье.

Брэндон целый час глотал чай, щедро сдобренный бренди. Это мало помогло, но теперь по крайней мере он мог произносить короткие, лаконичные фразы – в два-три слова.

Его ни на минуту не покидала мысль, что необходимо действовать, причем срочно. Пошелестев газетой, Брэндон невидящим взором уставился в рекламу средства для чистки обуви.

Вдруг он отбросил газету и вытянул перед собой ноги. Надо найти этот чертов список. Ради Верены и ради Уичэма. Ну, найдет он его, и что дальше? Брэндон нахмурился. Может, сделать копию и...

– Брэндон?

Брэнд сразу же узнал голос Уичэма.

– Роджер! – прохрипел он и потер горло.

Роджер стоял перед ним, бледный и измученный, галстук повязан в спешке, фрак измят. Пригладив волосы, он криво улыбнулся:

– Ты велел мне оставаться за городом, но я вынужден был приехать.

Встревоженный, Брэндон указал на стул напротив.

Роджер сел и нервно огляделся. Потом передвинул стул, чтобы спрятаться за большим растением в кадке, которое стояло рядом с их столиком.

– Я только что приехал, зашел к тебе, но не застал. Твой слуга сказал, что ты нездоров. – Он озабоченно посмотрел на Брэнда. – Что с тобой?

Брэндон покачал головой.

– Просто охрип. Зачем ты приехал?

– Я больше не мог жить в неведении. – Роджер наклонился и лихорадочно заговорил: – Брэнд, Колбурн отправил моему отцу письмо. Слава Богу, я успел его перехватить.

– Колбурн?

– Он служит в министерстве внутренних дел. Именно он видел меня у Хамфорда. Он и еще один человек, Фаррадэй или Фаррауэй, что-то в этом роде. Не могу вспомнить. – Роджер подался вперед, нервно облизнув губы и напряженно вглядываясь в лицо Брэндона. – Ты еще не нашел список? Не знаешь, где он?

Все почему-то считали, что список находится в городском особняке леди Уэстфорт, хотя Брэнд сильно в этом сомневался. Верена и Джеймс весь дом обыскали. Но где может быть этот проклятый список, если не там?

Брэнд отбросил эту мысль. Он не хотел привлекать к Верене внимание. У нее и без того уйма проблем.

– Мне нужна еще информация, – сказал он.

– Но я рассказал тебе все, что знал. – Уичэм с несчастным видом откинулся на стуле. – Брэндон, положение ухудшилось.

Брэнд поднял брови.

– Прости. Я не хотел превращать все в мелодраму. – Уичэм потер ладонями лицо. Одет он был небрежно, галстук повязан криво, жилет застегнут не на ту пуговицу, волосы в беспорядке. – В письме моему отцу, которое я перехватил, Колбурн дает мне неделю, чтобы вернуть потерянный список, иначе он меня арестует.

Неделю. Черт побери!

– Роджер, Хамфорд сказал тебе, что было в том списке?

– Думаю, имена. Десять – двенадцать. Не знаю. – На лицо Роджера набежала тень. – Я должен поблагодарить тебя за помощь. Ты был так добр, а я... Знаешь, я не всегда вел себя как подобает. Тратил жизнь попусту, тут мой отец прав. Но если все это закончится благополучно, я изменюсь.

37
{"b":"50","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Другой дороги нет
С милым и в хрущевке рай
Свободная касса!
Крокодилий сторож
Девушка из Англии
И вдруг никого не стало
Всё началось, когда он умер
Академия Арфен. Отверженные
Меня зовут Шейлок