1
2
3
...
42
43
44
...
54

Это было бы славно. Славно или печально? Сердце Верены болезненно сжалось.

– Ну? – спросил Джеймс, глядя на Брэндона. – Наше признание не изменило вашего решения? Все еще хотите связать свое будущее с нами?

– Еще больше, чем прежде. Мне просто не терпится начать. – Блеснули в улыбке зубы, синие глаза потеплели. – Надо внести в жизнь хоть какое-то разнообразие. А то что-то скучно.

– Разнообразие? – Верена нахмурилась. – Вы сами не знаете, что говорите. Порой я думала о том, что было бы очень неплохо поскучать.

– Скука хороша, когда она человеку по душе, – согласился Брэндон. – Но когда ее тебе навязывают, ты ловишь себя на том, что готов на что угодно, лишь бы разбить эти оковы.

Джеймс посмотрел на него с полным пониманием:

– Значит, решено. Ну и что будем делать с заварушкой, в которую угодили?

– Первым делом нужно обеспечить безопасность Верены, – вкрадчиво произнес Брэндон.

Она напряглась.

– Что?

Джеймс спрятал ухмылку:

– Вы теряете время, Сент-Джон.

– Она не должна находиться здесь, – еще более решительно заявил он. – Дело может принять опасный оборот. Особенно теперь, когда в него вмешалось министерство внутренних дел.

– И они знают, что мы здесь, – заметил Джеймс.

– Они упомянули о Верене. Не уверен, что они знают про вас.

– Узнают, – заметила Верена. Кто он такой, чтобы выдвигать подобные требования? – Думаю, они следят за домом.

Брэндон кивнул.

У Верены упало сердце. Боже, как же все это ей ненавистно. Как похоже на жизнь с родителями – всегда быть начеку, не раскроют ли их, всегда быть готовыми сбежать под покровом ночи.

Годы тренировок приучили ее, что этот момент неизбежен. В шкафу у нее до сих пор стоит дорожная сумка с вещами на случай, если придется уезжать ночью.

Она не заглядывала в эту сумку четыре года и уже не помнила, что в ней, но вид аккуратно застегнутой сумки придавал уверенности, помогал чувствовать себя защищенной.

И теперь она поняла почему. Если ты родился Ланздауном, то это на всю жизнь.

– У меня есть одна проблема в связи с образом жизни отца, – сказал Джеймс. – Если ты однажды хоть чуть-чуть нарушил закон, то навсегда остаешься под подозрением.

Брэндон кивнул:

– Вполне вероятно. Сначала они хотели обвинить в потере списка Уичэма, чтобы скрыть собственную небрежность. А потом, узнав историю Верены, переключили внимание на нее.

– Да, – согласился Джеймс, – если они потеряли нечто важное, непременно станут искать козла отпущения.

– Если мы не обнаружим преступников первыми, – вставила Верена.

– Для этого необходимо найти список, – сказал Брэндон.

Верена права, необходимо найти способ выманить злоумышленника из укрытия.

Брэндон откинул волосы со лба.

– Джеймс, как только мы надежно спрячем Верену, мы с вами... /

Верена встала, глаза ее засверкали.

– Вы с Джеймсом? Послушайте, Сент-Джон, мы в этом деле вместе. Куда вы, туда и я.

– В этом деле у вас нет права голоса. Наше предприятие небезопасно, и этим все сказано.

Джеймс с одобрением посмотрел на Брэнда:

– Две минуты партнерства, и вы уже отдаете приказы. Мне это нравится.

– Еще бы, – бросила Верена, – тебе-то он никаких приказов не отдает.

– Верена, будь благоразумна, – запротестовал Джеймс. – Не строй из себя жеманную барышню.

– Я ничего не строю. – Она сложила руки на груди. – Я участвую в деле, хочет того Сент-Джон или нет. Если только он не свяжет и не запрет меня в чулане, я пойду с вами.

Брэнд в задумчивости потер подбородок и вздохнул.

– Тогда даете слово, что не станете подвергать себя опасности?

– Нет.

Верена постучала пальцами по подбородку.

– Нам необходим план. Что, если мы притворимся, будто нашли список?

Джеймс нахмурился:

– И что дальше?

Мысль Брэндона лихорадочно заработала.

– Погоди, Джеймс. Она дело говорит. Если преступник поверит, что мы нашли список, нам останется только сидеть и ждать. Он вынужден будет действовать, опасаясь, что мы передадим список министерству внутренних дел. Шах, – произнес Брэндон.

– Нет, – возразила Верена, сияя фиалковыми глазами. – Шах и мат.

– Я понял! – воскликнул Джеймс. – Блестяще!

Верена ответила брату насмешливым взглядом.

– Не прикидывайся удивленным.

– Извини, – усмехнулся он.

– Это совсем нетрудно. Нам известен размер списка. Кроме того, преступник будет думать, что он уже у нас... будет надеяться.

Брэндон задумчиво кивнул:

– Мы можем использовать листок примерно такой же величины, но показывать его только на расстоянии.

Джеймс радостно потер ладони.

– Мы потребуем обменять его на письма... место встречи назначим. Таким образом, мы сможем контролировать ситуацию, вернуть мои письма, а главное – выяснить, кто стоит за этой аферой со списком.

Дерзкий план. Но, слава Богу, в обмене Верена не будет участвовать. Брэнд испытал облегчение.

– Нам понадобятся карета и резвые лошади, – сказал Джеймс. – Я привез свои лучшие пистолеты, но Верене тоже понадобится парочка.

– Разумеется, – спокойно согласилась она, словно предложение вооружиться было для нее самым обычным делом.

– Минуточку, – произнес Брэнд. – Одно дело – мы с Джеймсом встретимся с преступником, но совсем другое – привлекать к открытой встрече с противником вас.

Верена нахмурилась:

– Не вижу в этом ничего особенного.

– Напрасно. Этот человек – убийца. Я не хочу, чтобы вы испытывали судьбу.

Верена в изумлении уставилась на Брэндона. Он понял, о чем она сейчас думает. Ведь он не может ей ничего запрещать, как человек посторонний.

Или может? Потому что не совсем посторонний. Но это известно только ему и ей.

– Верена, я этого не допущу.

– Не вам это решать.

– Джеймс, скажите хоть вы ей.

Джеймс поднял руки:

– Зная ее темперамент, я лучше промолчу.

Черт побери. Брэндон бросил взгляд на Верену.

– Это опасно.

– Это было опасно с того самого момента, как Хамфорду передали список, а я, считая его просто добродушным старичком, любителем рассказывать забавные истории и критиковать правительство, пригласила его на ужин.

На скулах Брэндона заходили желваки. Ну как ее вразумить? Он мрачно посмотрел на Джеймса:

– Насколько я понимаю, вы позволите сестре пойти навстречу опасности.

Джеймс пожал плечами:

– Она никогда не слушала моих советов.

– Совершенно верно. – Верена вздернула подбородок. – Если мое участие тревожит вас, Сент-Джон, можете уходить. Мы с Джеймсом справимся и без вас.

Брэндон попал в ловушку. Он не может уйти, бросив Верену на произвол судьбы.

– Прекрасно, – мрачно заявил он. – Полагаю, мы можем начать немедленно.

– Что будем делать? – спросил Джеймс.

– Вести себя так, словно уже нашли этот треклятый список.

Верена кивнула:

– Поскольку преступника мы не знаем, придется убеждать в этом всех и каждого – слуг, родных, прохожих.

Брэндону показалось, что это несложно.

– А что с министерством? Мы скажем им правду?

– Нет, – ответила Верена. – Скажете, что список у меня, но где я его прячу, вам неизвестно.

– Мне не хотелось бы их обманывать, – заявил Брэндон.

Их взгляды скрестились, Верена нахмурилась.

– Кто убил Хамфорда?

– Неизвестно, – пожал плечами Брэндон.

– Вот именно. А кто знал, что список был у Хамфорда?

Министерство внутренних дел. Брэндон потер лоб. Боже, узел с каждой минутой затягивается все туже. Джеймс ругнулся.

– Об этом я не подумал. Надо поступить так, как предлагает Верена. Притвориться, будто список у нас в кармане.

– Нам понадобится тайник, – сказала Верена. – Пусть это будет один из ящиков моего письменного стола.

Брэндон нахмурился:

– Зачем нам нужен тайник для несуществующей бумаги? Просто притворимся, что он у нас есть.

Верена даже не удостоила Сент-Джона взглядом.

– Если мы хоть немного отойдем от избранной линии поведения, преступник сообразит, что это обман.

43
{"b":"50","o":1}