1
2
3
...
43
44
45
...
54

И тогда кого-нибудь убьют. Они понимали, что играют с огнем. Встретившись с Вереной глазами, Брэндон представил ее в постели, вспомнил ее кожу цвета сливок, пылающую от страсти, полуприкрытые глаза, когда она в экстазе прошептала его имя. Тело Брэндона моментально напряглось.

Что с ним творится?

Надо думать о чем-нибудь другом. И он представил себе Хамфорда. Перерезанное удавкой горло, капли крови на мостовой. Рядом с этим домом. Рядом с Вереной. Брэндону пришлось вцепиться в подлокотники, чтобы усидеть на месте.

– Верена, не...

– Брэндон. – Она не повысила голоса, не сделала угрожающего жеста. Но в ее тоне он услышал предостережение.

– Я не могу, – сказал он, – участвовать в осуществлении этого плана, если вы собираетесь подвергать себя опасности.

Глаза Верены сверкнули, но прежде чем она успела ответить, вмешался Джеймс:

– Прошу прощения, но вы, кажется, забыли, что в деле участвуем мы трое. Нам нужно работать всем вместе, если мы хотим разоблачить убийцу Хамфорда.

Брэнд оторвал взгляд от Верены.

– И я о том же. Если вам нужна моя помощь, пообещайте оберегать свою сестру от опасности. Я буду править каретой, а вы – сидеть внутри. Зачем же ей ехать с нами?

– Верена, он прав. Ты будешь нас отвлекать.

– Ох! – Верена подбоченилась. – Даже не знаю, кто из вас злит меня больше. Я вполне способна вам помочь, и вы это знаете. Великолепно стреляю, умею обращаться с лошадьми!

– Знаю, но я буду волноваться за тебя и...

– Отец позволил бы мне поехать. Он никогда не оставлял меня вне игры.

Джеймс застыл при этих словах.

– Да, конечно, но я не отец.

– Верена, мы только хотим защитить вас, – сказал Брэндон.

Ее глаза сверкнули презрением.

– Я не нуждаюсь в защите. Я иду на дело – с вами или без вас.

Брэндон вздохнул.

Верена скрестила руки на груди, стиснула зубы. Джеймс откашлялся, переводя взгляд с сестры на Брэндона.

– Э... прошу прощения, что вмешиваюсь, но, может, мы продолжим поиски списка?

Верена пожала плечами:

– Зачем?

– Министерство потребует список. Не думаю, что их удовлетворит объяснение, будто мы притворялись.

Верена закусила губу.

– Ты прав. Мы займемся этим попозже. Хотя все разрешится, как только... – Верена умолкла, глядя на Джеймса.

Они обменялись взглядами. Брэндон, хмурясь, выпрямился в кресле. Они что-то скрывают.

Но через мгновение Верена как ни в чем не бывало договорила:

– Как только мы схватим преступника.

Джеймс потер руки:

– Знаешь, Верена, по-моему, у нас все получится. Брэндон поднялся. Он потом спросит Верену, а сейчас ему есть чем заняться.

– Значит, решено. С этого момента мы действуем так, будто список у нас.

Верена кивнула.

– Когда преступник сделает ответный ход?

Джеймс нахмурился:

– Я бы дал ему два-три дня. Теперь он будет осторожен. Он не может позволить себе рисковать.

– Надеюсь, вы правы, – сказал Брэндон. Можно было добавить кое-что еще, но время пока не настало. Он кивнул Джеймсу и вышел.

В холле Брэндон остановился. Черт, ему совсем не нравился принятый план. Но что делать, придется его поддержать. Иначе Верена с Джеймсом продолжат без него, и будь он проклят, если оставит Верену в одиночестве расхлебывать эту кашу.

– Сейчас-сейчас, – весело сказал Гербертс, неся Брэндону пальто. – Уже уходите?

Брэндон взял у дворецкого пальто и надел.

Гербертс поспешил открыть дверь, посторонился и жестом указал на выход.

Брэндон вышел за порог и остановился. Нашарил в кармане монетку и, обернувшись, бросил дворецкому.

Гербертс, очень довольный, поймал ее:

– Вот черт! За что вы мне ее дали?

– Чтобы ты приглядывал за своей госпожой.

– Вы хотите, чтобы я, это, подглядывал в замочную скважину? Это, конечно, можно, только многого так не увидишь, разве что как леди Уэстфорт беседует со своим братом, мистером Ланздауном, и чаще всего о погоде.

– Бога ради... – Брэндон не знал, то ли смеяться, то ли плакать. – Я не хочу, чтобы ты шпионил за ней, недотепа. Хочу, чтобы примечал все необычное. Если увидишь, что что-то не так, сразу же пошли за мной. – Он достал визитную карточку и подал ее дворецкому. – Понял?

Гербертс взял карточку и, прищурив один глаз, воззрился на нее.

– Думаю, беды не будет, ежели я буду держать ухо востро, ведь это мой долг. – Внезапно улыбка пропала. – Постойте-ка, сударь! Вы думаете, что-то случится? Что-нибудь нехорошее?

Брэндон кивнул. Он не допустит, чтобы даже волос упал с головы Верены. Может, она и колючая, и по природе своей авантюристка, но она принадлежит ему, знает она об этом или нет. А Сент-Джоны всегда заботятся о своей собственности.

Брэндон нахмурился. Уж не познакомиться ли ему с родными Верены? Со всеми, если это возможно. Интересно, подумал он, где их искать? В Тайберне, или в эту пору они отдыхают за границей, в Бастилии?

– Твоя госпожа – очень необычная женщина.

– Это уж точно. – Дворецкий почесал нос и подмигнул. – Не бойтесь, я буду следить за ней день и ночь. Как ястреб.

Именно это Брэндону и требовалось. Он махнул рукой на прощание и через несколько секунд уже садился в свой фаэтон.

В гостиной царило молчание. Верена едва сдерживала слезы при взгляде на дверь.

Спустя какое-то время Джеймс тихо произнес:

– Прости меня.

Верена молча кивнула. У них не было выбора. Как только они получат письма Джеймса, им придется покинуть Лондон. Верена обвела взглядом гостиную. Здесь ее дом. Другого у нее нет.

– Ты, наверное, вернешься в Италию? Джеймс кивнул:

– Чтобы закончить со своими инвестициями. Поедешь со мной?

Ей было все равно, куда ехать.

– Наверное, нужно сообщить обо всем отцу... – Голос ее дрогнул, она зажала рот ладонью, чтобы сдержать рыдания.

Джеймс наклонился к сестре, взял ее ладони в свои.

– Мне жаль, что другого выхода нет.

Верена была в отчаянии. Она высвободила руки, вытерла глаза.

– А что нам делать? В министерстве внутренних дел знают, что я – Ланздаун, и вскоре догадаются, что ты тоже здесь, если уже не догадались. Они ни за что не поверят, что у нас нет пропавшего списка.

– Особенно после того, как мы станем притворяться, будто он у нас. Сент-Джон прав, – с тяжелым вздохом произнес Джеймс. – Кто-то должен заплатить за проклятый список, и это будет один из нас.

– Брэндон считает, что может нам помочь.

– Не нам, а тебе. – Джеймс нахмурился. – Верена, что для тебя Сент-Джон?

Что он для нее? Добрый, заботливый, хоть и грубоватый. Неотразим и ужасно упрям.

Трудно сказать, но, возможно, она могла бы привязаться к нему. Гораздо сильнее, чем того требовала безопасность.

На короткое время она позволила себе забыть, что между ними лежит пропасть. Больше это не повторится.

Верена через силу улыбнулась брату.

– Что для меня Сент-Джон? Разве что друг.

Именно друг. И не больше. В ее жизни нет места для такого мужчины. Он слишком хорош для нее. Верена отбросила неприятные мысли. Сейчас нужно помочь Джеймсу. Все остальное не важно.

– Идем, – сказала Верена, с деланным энтузиазмом потирая руки. – Нас ждет работа.

Глава 20

Поразительно, как незначительный случай может засесть в голове. Не могу забыть день, когда потерял 50 фунтов, поставив на лошадь по кличке Невезучий. В основном потому, что жена напоминает мне об этом по меньшей мере три раза в день.

Герцог Уэксфорд – графу Грейли у магазина модистки на Бонд-стрит, где они ожидали своих жен

Через несколько часов после ухода из дома леди Уэстфорт Брэндон поймал себя на том, что все еще обдумывает их план. План ему нравился все меньше и меньше, хотя ничего другого он придумать не мог. Нужно вывести из игры шантажиста. И побыстрее, пока не пострадал кто-нибудь еще.

Но будь он проклят, если оставит Верену одну в этом доме с охраной в лице полусумасшедшего дворецкого и безмозглого лакея. Скоро Брэндон Сент-Джон вернется в Уэстфорт-Хаус.

44
{"b":"50","o":1}