1
2
3
...
50
51
52
...
54

Наконец она пригладила волосы и улыбнулась. Он взял в ладони ее лицо, наклонился и поцеловал в щеку. Она положила голову ему на грудь. Брэндон обнял ее, и так они стояли, а время неумолимо летело.

Верена высвободилась, подошла к письменному столу, достала квадратный листок бумаги и опустила в ридикюль.

– Пора.

– Пойду возьму шляпу и пальто у Питерса, – сказал Брэндон.

Она отперла дверь, вышла из гостиной и позвала Гербертса.

Через несколько минут, облачившись в старое пальто и потрепанную шляпу, Брэндон помог Верене сесть в карету. Закрывая дверцу, он заметил мальчугана в рваном синем пальто, который бросился бежать, едва Брэндон хлестнул лошадей.

Мрачно улыбаясь, Брэндон поднял воротник, и карета тронулась с места в направлении Лондона.

В обычный день Верена была бы рада прокатиться в карете Брэндона с отличными рессорами. Ее собственная, с плохими рессорами, наклонялась набок при каждом повороте. Но ничто не могло скрасить долгое, напряженное путешествие до Литтл-Саттона.

Верена так волновалась, что тошнота подступала к горлу.

До Литтл-Саттона они добрались в час дня, остановились и спросили, как доехать до гостиницы. Там их ждала новая записка, которую принес чумазый мальчишка, в ней им было велено ехать до поляны в полумиле от городка.

Согласно плану Верена постаралась, чтобы все, кто мог, узнали, что она здесь, что проголодалась и страдает от жажды, что ничего так не хочет, как вернуться домой, в Лондон. Она жаловалась и причитала, потом расплакалась и позволила служанке довести себя до кареты.

Брэндон оставался на козлах, ведя наблюдение с высоты своего сиденья.

В назначенное время они остановились на поляне.

Верена достала из ридикюля пистолет и проверила, заряжен ли он, прежде чем высунуться из окошка.

Карету окружал густой кустарник. Над головой шумели высокие деревья.

Верена с опаской огляделась. Брэндона она видеть не могла, но чувствовала его присутствие. Сидя на возвышении, он был уязвим, и оставалось только молиться, чтобы преступники его не заподозрили.

Верена ждала. Слышно было только пение птиц и шум ветра в кронах деревьев. Карета покачнулась, когда Брэндон спрыгнул на землю и пошел к лошадям, словно бы проверить упряжь.

Прождав еще несколько минут, Верена сказала:

– Здесь никого нет.

– Жди, – тихо приказал Брэндон.

– Я хочу выйти. – Сидеть в карете в то время, как Брэндон подвергался опасности, было равносильно пытке.

– Нет. Ты в платье. И в случае необходимости не сможешь добежать до кареты.

– Плохо ты меня знаешь.

– Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы выпустить из кареты.

Верена крепче сжала ридикюль.

– Интересно, где...

– Держите его как сейчас и не двигайтесь! – раздался с края поляны голос.

У Верены остановилось сердце, они с Брэндоном переглянулись. Они знали этот голос. Знали, потому что... Верена закрыла глаза.

Когда она их открыла, перед ней стоял Роджер Каррингтон, виконт Уичэм, нацелив на нее пистолет.

Глава 23

Мужчины не понимают, что на самом деле женщина хочет, чтобы мужчина ее слушал, понимал, оплачивал ее счета. И разумеется, безумно любил, если даже ее бедра расплылись из-за печального пристрастия к конфетам.

Леди Джерси – миссис Купер, наблюдая за танцующими вальс в «Олмаке»

Брэнд не верил своим глазам. Уичэм – предатель. Его охватил гнев.

Роджер взвел курок.

– Даже и не думай, Брэнд.

Сент-Джон стиснул зубы.

– Что ты затеял, Роджер? Это же смешно!

– Нисколько. Вопрос выживания. У меня нет выбора. – Он перевел взгляд на карету. – Прошу вас, Верена, присоединяйтесь к нам.

Она открыла дверцу и спустилась на землю.

– Подожди! – Брэнд шагнул вперед, но остановился, когда Роджер направил на него пистолет. – Зачем ей выходить?

– О нет, напротив. Встаньте оба так, чтобы я видел ваши руки. И не вздумай стрелять из ружья, которое спрятано у тебя в карете. Если придется, я застрелю леди.

Брэндон сжал кулаки.

– Роджер Каррингтон, – с глубоким презрением проговорила Верена. – Я должна была догадаться.

Роджер покраснел.

– Вы не понимаете, что происходит.

– Я знаю, вы шантажировали моего брата.

Уичэм достал из кармана пачку писем и бросил на землю.

– Они ваши. Где список?

Брэндон повернулся было к карете, но остановился с задумчивым выражением лица.

– Могу я спросить, как ты раздобыл письма Ланздауна? Уж очень кстати они оказались у тебя в то самое время, когда исчез список.

– Мне повезло. Хотя пришлось постараться.

– Что вы хотите этим сказать? – нахмурилась Верена.

– Я знал, что вы так просто не отдадите мне список. Ведь в нем содержатся ценные сведения. Поэтому я составил план.

– Каким образом вы узнали о Джеймсе?

– Я познакомился с грозным мистером Ланздауном несколько месяцев назад во Франции. И меня поразило некое сходство.

– Вы пронюхали о его романе.

Уичэм пожал плечами.

– Немного денег плохо оплачиваемому слуге, который знал куда больше, чем требовалось. Как только я узнал о письмах... это было нетрудно.

– Какой позор, – бросил Брэнд.

– Нет, просто хороший план.

Брэндон усилием воли заставил себя подавить гнев. Ради Верены.

Роджер махнул пистолетом:

– А теперь, Верена, я хочу получить этот чертов список.

– Вы станете предателем, как только возьмете его в руки.

– Мне наплевать.

– Роджер, – вмешался Брэнд, – я не знаю, что ты делаешь, но...

– Не знаешь... ты хоть представляешь, какие у меня долги?

– Твой отец...

– У него нет денег, Брэндон. – Роджер расхохотался. – О да, я тоже был удивлен. Он все потерял, вкладывая деньги в смехотворные проекты... ничего не осталось. – По лбу Роджера струился пот. – Всю жизнь я надеялся, что в один прекрасный день стану графом. Меня воспитали для богатства и власти, а не для бедности. Я... я не могу быть бедным. – Он сглотнул. – Поэтому я получу этот список. Он стоит целого состояния.

Верена покачала головой:

– Есть вещи похуже бедности. Наверняка вы можете...

– Давай сюда этот проклятый список! – приказал Роджер.

– Роджер, – шагнул вперед Брэнд, – если тебе так нужны деньги, я с радостью...

– Нет! Мне не нужны твои деньги. Я хочу иметь свои. И я их получу.

В его голосе появился надрыв, который напомнил Брэндону о том времени, когда они были детьми.

– Роджер, я не знаю, что случилось, но ты еще больше все осложняешь. Положи пистолет, и мы...

– Давай сюда этот проклятый список!

– Хотите получить список? – Верена достала из ридикюля маленький листочек. – Вот.

Роджер лихорадочно шагнул вперед, протягивая свободную руку.

Верена наклонилась вперед, держа листок, но осталась стоять на месте.

Уичэм не заметил этого, его взгляд был прикован к бумаге. Он сделал два шага и уже почти прикоснулся к листку, когда Верена отпустила его. Ветер подхватил листок и опустил на землю.

– Подними его и дай мне!

Наклонившись, Верена незаметно набрала горсть земли и, когда выпрямилась, швырнула ее в глаза Роджеру.

Тот вскрикнул и схватился за лицо.

Брэндон выхватил из кареты короткоствольное ружье и направил на Уичэма. Но не успел прицелиться, как из леса – раздался выстрел, выбивший оружие из рук Брэндона.

За спиной Роджера появился Фаррагат. Его карие глаза сверкали злобой.

– Черт, – пробормотал Брэнд.

– Спокойно. Не думаете же вы, что Уичэм спланировал такое славное дельце, а?

Верена посмотрела на Брэндона.

– Кто это?

Уичэм тер покрасневшие глаза.

– Позвольте вас представить, – сказал Брэндон. – Это Фаррагат, сотрудник министерства внутренних дел.

– Точно. Сорок лет там служу. Сорок лет, пропади они пропадом. И что получил? Ничего! Поэтому и решил превратить свои знания в золото.

51
{"b":"50","o":1}