ЛитМир - Электронная Библиотека

На мгновение Брэндон позавидовал брату, что тот обладает женщиной, сидевшей сейчас напротив. Эта мысль привела его в раздражение, и он нахмурился.

– Мистер Сент-Джон? Что-то не так?

Да. Все не так. Она не такая – не подходит Чейзу. И особенно не подходит ему.

Она смотрела на него, вопросительно подняв брови.

– Мистер Сент-Джон, я могу чем-нибудь...

– Осмелюсь предположить, что вы знаете, зачем я пришел. – Чем скорее разговор закончится, тем лучше.

Она на мгновение нахмурилась, потом в ее удивительных фиалковых глазах с проблеском синевы Брэндон увидел понимание. Она кивнула, спокойно, без тени раскаяния.

– Из-за вашего брата.

– Да.

– Надеюсь, он здоров.

– Несколько дней назад он уехал из Лондона и пока не вернулся. Но об этом, надеюсь, вы знаете.

– Я ни о чем подобном не знаю, я ему не сторож. – Она поколебалась и, чуть подумав, добавила: – Как и вы, впрочем.

Брэндон прищурился. Неужели эта женщина осуждает его? Взглянув еще раз в ее фиалковые глаза, он понял, что так оно и есть. Раздражение сменилось гневом, и он смерил леди Уэстфорт ледяным взглядом.

– Отношения, которые связывают меня с моими родными, вас не касаются.

Это должно было бы поставить ее на место, но она, в свою очередь, тоже прищурилась:

– Точно так же, как отношения, которые связывают меня с вашими родными, не касаются вас.

Он стиснул зубы.

– Разница есть. Все, что имеет отношение к моему брату, имеет непосредственное отношение и ко мне.

– Мистер Сент-Джон, давайте перейдем к делу. У меня ужасный характер, и мне не хотелось бы награждать пощечиной столь высокородную особу.

Он поднял брови:

– Высокородную особу?

– Одного из Сент-Джонов. Общество ставит ваше семейство выше всех нас. – В ее голосе прозвучал легкий оттенок презрения, тонкий, но убийственный. – Мне бы не хотелось идти наперекор обществу.

– Неужели? – растянул он в улыбке губы. – У меня сложилось совсем иное впечатление.

– Вы весьма проницательны. Я ни во что не ставлю ни титулы, ни происхождение.

– Только деньги, – быстро произнес он.

Она вздернула подбородок:

– Деньги доставляют мне удовольствие. А кому нет? Без них жизнь была бы ужасно скучной. Но они для меня не самоцель. И не влияют на мою дружбу с вашим братом.

– Какова же ваша главная цель, леди Уэстфорт? Брак?

– Не смешите меня. Я больше никогда не выйду замуж.

Он почти поверил ей. Почти.

– «Никогда» – очень сильное слово.

– Я уже была замужем. И хотя тогда я ни на что не могла пожаловаться, теперь я обрела свободу, которая мне гораздо больше по душе. – Она наклонилась вперед, ткань платья натянулась на ее полной груди, прямой взгляд бросал вызов. – Но спасибо, что поинтересовались. Еще что-нибудь? Или вы просто пришли позлить меня?

Брэндон обнаружил, что его гнев превращается в нечто более тонкое. В этой женщине интересно сочетались гордость, темперамент и самообладание. А также ум и роскошная фигура. Округлая и пышная, она часами будет согревать мужчину в постели.

Поудобнее усаживаясь в кресле, он поймал себя на том, что нисколько не обиделся и хочет раздразнить ее еще больше. Было что-то завораживающее в том, как загорались ее глаза, когда она сердилась.

«Дурак, – предостерег он себя, – переходи к делу и покончи с этим».

– Леди Уэстфорт, позвольте мне высказаться откровенно. Какие бы планы вы ни строили в отношении моего брата Чейза, им пришел конец. Я приехал к вам с деловым предложением – свобода брата в обмен на некоторую сумму денег. Сумму немалую, должен заметить.

Она встала так быстро, что Брэндон не успел отодвинуться и ее ноги коснулись его колен.

– Вам пора уходить.

Откинувшись в кресле, он сложил руки на груди.

– Я предлагаю вам выслушать меня.

Леди Уэстфорт сжала кулаки.

– Вы уже достаточно сказали. Я позову Гербертса, и он вас проводит.

Брэндон все больше успокаивался по мере того, как нарастало ее раздражение. Она не была дурой. Знала, какого он о ней мнения, и без колебаний была готова дать ему отпор.

– Я уйду, как только мы придем к взаимопониманию. Сколько вы хотите за то, чтобы оставить моего брата в покое?

– Да как вы... – Она сжала губы. – Вы пытаетесь купить мое содействие?

– Да. И готов предложить значительные деньги.

– Предлагайте что хотите. Ваших денег я не возьму.

– Нет? – Тут он улыбнулся... разумеется, она не возьмет денег. А завтра не взойдет солнце. Он достал из кармана банковский чек, взял руку женщины, разомкнул плотно сжатые пальцы, отметив про себя, что кожа у нее теплая и мягкая, и вложил чек в ладонь леди Уэстфорт. – Вот. Возьмите. Это достойная вас сумма. – Он сжал ее пальцы, чтобы не выпал чек, и посмотрел леди Уэстфорт в глаза. – Весьма достойная вас сумма.

Он знал, что она будет делать... станет протестовать, конечно же. Все они протестуют или делают вид. Но довольно скоро сдаются и берут деньги. И очень скоро он тронется в обратный путь, уверенный, что Чейз в очередной раз спасен.

Почему-то эта мысль обеспокоила его. На какое-то мгновение ему показалось, что она не похожа на всех остальных. Всего на мгновение. Но теперь... он заметил, как ее пальцы сжали чек. Он посмотрел на женщину с ухмылкой превосходства:

– Боитесь потерять?

Ее глаза сузились, взгляд сделался уничтожающим. Она посмотрела на смятый в пальцах чек.

– Вы ошиблись, мистер Сент-Джон. Деньги не делают меня достойнее.

И затем проделала удивительнейшую вещь: держа чек у него перед глазами, разорвала его на мелкие кусочки.

– Я не нуждаюсь ни в ваших деньгах, ни в вас.

К его досаде, к которой примешивался испуг, она высыпала клочья чека Брэндону на голову.

Глава 4

Вы знаете, что говорит Хантерстон о мисс Гренвилл? Ей повезло, что она считает себя красавицей, и не повезло, что она таковой не является. Целую неделю гадал, что бы это значило, но, ей-богу, он прав!

Эдмунд Вэлмонт – своему другу, герцогу Уэксфорду, за партией в бильярд в Уэксфорд-Хаусе

С тех пор как Верена посчитала Брэндона Сент-Джона, возможно, самым красивым мужчиной из виденных ею, прошло уже довольно много времени. Высокий, крепкого телосложения, синие глаза потрясающе контрастируют с черными волосами.

По счастью для нее, то первое, положительное впечатление оказалось полностью вытеснено осознанием того, что, будучи невероятно красивым, он является напыщенным болваном, который нуждается в хорошей отповеди.

И она была способна дать эту отповедь. Она улыбнулась, наблюдая, как он смахивает клочки бумаги с плеч. Несколько клочков остались незамеченными в волосах, придавая ему вполне заслуженный рогатый вид. Верена решила, что ей не к лицу беспокоиться и сообщать ему об этом. Пусть появится в таком виде в обществе. Жаль, что она не увидит, как люди будут показывать на него пальцем и смеяться.

– На что это вы смотрите? – резко спросил он хмурясь.

– О, просто так. Мистер Сент-Джон, спасибо за визит. Я позвоню Гербертсу, чтобы принес ваше пальто. Осмелюсь предположить, что он сейчас в нем красуется. – Она с удовлетворением наблюдала, как раздражение Брэндона Сент-Джона сменилось едва сдерживаемым гневом.

Она повернулась к звонку, когда Сент-Джон, все еще сидевший в кресле, схватил ее за запястье. Верена взглянула на него, не рассердившись – слишком уж забавляла ее сложившаяся ситуация.

– Да?

Сент-Джон плотно сжал губы, его глаза вспыхнули еще ярче.

– Я хорошо осведомлен о приемчиках, к которым прибегают женщины вашего типа.

– И к какому же типу женщин я отношусь?

Он окинул ее взглядом с головы до ног, вызывающе задержав взгляд на груди. Словно раздевал ее. В животе у Верены, к ее удивлению, стало жарко.

Наконец его взгляд вернулся к ее лицу.

– Могу я говорить откровенно?

– Не уверена, что готова выслушивать новые откровения. Во всяком случае, без ответа. Если вы продолжите в том же духе, вам придется взять с кушетки подушку для защиты.

8
{"b":"50","o":1}