ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Побледневший стюард, растерянно подобрав куски покрупнее, отправился искать швабру. Сиамский кот тем временем обнюхал остатки. Коты, как известно, неравнодушны к рыбе, и этот тоже немедленно принялся за работу. Когда вернулся стюард, кошачьи усы лоснились сливочным соусом.

Кот отошел в сторону и стал с завистью наблюдать, как с пола исчезают последние остатки. Потребовалось время, прежде чем рыбное блюдо принесли снова и поставили на столик. Том, пока еще слабый, встал с постели, готовый наброситься на еду, когда Дэвид Пэрри вдруг рассмеялся, показывая на кота:

— Погляди-ка, Том! Он нам завидует.

Кот стоял посреди каюты и царапал лапами пол. Шерсть на его спине поднялась дыбом, хвост торчал кверху трубой.

Глянув на кота, Том выскочил из-за стола:

— Не в этом дело! Ему больно, Дэвид! Он даже не возьмет еду из рук. Смотри!

Сиамский кот с отчаянным визгом принялся кататься по полу, затем, выгнув спину, встал в углу и жалобно замяукал.

— Позови стюарда, — велел Том. — Надо что-то делать. Он ведет себя так, будто у него раздирает кишки. И…

— Том! — воскликнул Дэвид. — Неужели не понимаешь?

— Что?

— Так это же рыба! Рыба, которую принесли нам. Она отравлена! Отравлена! О Господи помилуй!

Глостер со спокойным, но мрачным лицом следил за страданиями кота. Потом встал и нажал кнопку вызыва стюарда.

— Пригласите сюда капитана, — потребовал Том.

Стюард, подмигнув, ухмыльнулся:

— Капитана, сэр? Самого капитана?

— Да, мне нужно видеть капитана, — повторил парень.

До стюарда наконец дошло, что с ним говорят серьезно. Он недоуменно посмотрел на катавшегося в конвульсиях по полу кота.

Потом кот затих и, часто дыша, лежал на боку с полузакрытыми глазами. Из его рта пузырилась пена. Он оставался в таком состоянии до прихода капитана.

Капитан, рослый светловолосый чилиец, держался подчеркнуто строго. Его оторвали от ужина, и он требовал объяснить причину такого беспокойства.

Глостер показал на кота:

— Он подыхает.

Капитан поглядел на Тома как на полоумного.

— Он съел пищу, принесенную в каюту для нас, — вмешался Дэвид. — Вон там, на столике, есть еще — это рыба. Она отравлена.

Капитан вздрогнул. Уставился на издыхающего кота, на еду на столике…

— Так это же рыба, которая сегодня подавалась на все столы, — произнес он.

— И под тем же соусом? — спросил Дэвид.

Капитан опять вздрогнул.

— Кому, во имя всех святых, понадобилось подложить вам яд? — воскликнул он.

— Есть кому, — серьезно заверил Дэвид. — Поэтому у нас и возникло подозрение, как только кот плохо себя почувствовал. Не могли бы вы пригласить кока, сэр?

— Сейчас позову.

Послали за коком, тот немедленно явился. Непохожий на солидного шефа пожилой усталый человечек.

— Ты готовил рыбу?

— Я, сэр.

— Станешь есть?

— Я?

— Вон ту рыбу на столе.

Кок недоуменно посмотрел на хмурое лицо капитана, затем на настороженные лица остальных. Все молчали.

— Я уже поужинал, сэр, — ответил он.

— Поужинал?

— Да, сэр.

— Тогда принимайся во второй раз.

Зычный суровый голос капитана, казалось, лишил кока ума.

— Вы хотите сказать, чтобы я сел здесь и покушал, сэр?

— Именно.

Кок сел за стол и, подцепив кусочек вилкой, поднес его ко рту. Том остановил старика.

— Это не он, — объяснил Дэвид. — Если бы он знал, не осмелился бы.

— Что случилось? — спросил, задрожав, бедняга.

— Почему в каюты подавали рыбу не под тем соусом, что в столовой? — поинтересовался капитан.

— Верно, под другим, — признал шеф. Потом, как бы вспомнив, объяснил: — От обеда осталось немного сливочного соуса. Он был абсолютно свежий, вот я и решил пустить его на ужин с рыбой.

— Кто готовил соус?

— Я.

Капитан дернул себя за бороду.

— Можешь идти, шеф. Бой, позови доктора!

Привели доктора, которому было приказано произвести вскрытие кота и установить причину его смерти. Беднягу сиамца унесли. Капитан остался с пассажирами. Некоторое время он молчал, наконец без обиняков спросил, почему их жизни что-то угрожает. Дэвид ответил, что Том его охраняет, а убрать хотят его самого. Глостера убили бы только из-за того, что он стоит у них на пути.

Капитан недоверчиво произнес:

— Так вы хотите, чтобы я поверил, что есть люди, желающие убить вас, мой мальчик?

— Представьте, что у вас есть племянник, — принялся объяснять Дэвид, — который является наследником миллиона долларов, а следующим наследником оказываетесь вы. Желали бы вы ему долгих лет жизни?

— Выходит, вы наследник целого миллиона?

— Побольше, — хладнокровно уточнил Дэвид и, слегка улыбнувшись, добавил: — И почти миллиона долгов.

Капитан был явно поражен, но прежде, чем продолжил расспрашивать, раздался громкий торопливый стук в дверь. Не дожидаясь ответа, в каюту влетел возбужденный доктор.

— Какая-то странная злая шутка, — выпалил он. — Кота-то, выходит, отравили, сэр. У него в желудке достаточно мышьяка, чтобы убить большого пса… или человека.

— Мышьяка? — воскликнул капитан.

Некоторое время в каюте стояла полнейшая тишина.

— С вами все, — наконец коротко бросил доктору капитан, и тот, с написанным на лице крайним изумлением, удалился. — Это дело не рук шефа, — решительно заявил шкипер. — Никто на судне — а многие ужинали по каютам — не пострадал ни от соуса, ни от рыбы. Возможно, к этому имеет какое-то отношение стюард или кто-то еще, получивший возможность поколдовать над блюдом, предназначенным для вашей каюты.

— Если уж решились подложить яду, — заметил забившийся в угол с бледным испуганным лицом Дэвид, — то будут готовы пойти на все. Не видать мне Вальпараисо. Как пить дать.

Капитан скрипнул зубами:

— Мышьяк подложил какой-то негодяй. Очень хорошо. В течение часа виновный будет найден!

Глава 13

КТО ОТРАВИЛ КОТА?

Кто бы ни был отравитель, казалось маловероятным, что он повторит свою попытку во время одного ужина, так что Том и мальчик все же поели. Юному Дэвиду еда не лезла в горло, Том, наоборот, был на удивление спокоен.

— Как ты так можешь? — неожиданно взорвался мальчишка. — Да ты понимаешь, что это значит?

— Это значит, Дэвид, что они во что бы то ни стало постараются до нас добраться, но у них ничего не получится.

— Почему ты так считаешь? — с любопытством, но все еще надувшись, спросил малыш. — Она может нанять сотни людей, а нас только двое.

— Мы уже побывали в переплетах, когда силы были неравными, — пояснил Том.

— Но теперь, когда они даже пошли на то, чтобы нас отравить… на что еще остается надеяться?

— Не знаю, но уверен в одном — не перестану надеяться, что верх будет за нами.

— Представить только, отрава! Да они убьют нас воздухом, которым мы дышим ночью! — Потом добавил: — Думаешь, у нас всю дорогу будет кот, чтобы пробовать за нас еду? Слушай, Том, разве это не чудо, что стюард уронил поднос?

— Может быть, — раздумывая и подперев подбородок кулаком, ответил парень. — Но также по-своему удивительно, что я встретил тебя. Ты не думаешь? Я ведь в жизни не объезжал лошадей до этой серой кобылы.

— Никогда?

— И никогда не участвовал в драках, однако повернул тех троих, что гнались за тобой, не забыл?

— Конечно помню! — тяжело вздохнул мальчик.

— Я ушел от тех двоих, а ты от двоих других. Разве это не чудо, а?

Дэвид молча слушал с каким-то злорадно-напряженным вниманием.

— Теперь, как видишь, мы попали на корабль и кот спас нас от отравы.

— И как можно связать все это между собой, Том?

— Не знаю, только чувствую, раз нам удалось пробиться так далеко, то обязательно дойдем до конца… хотя бы один из нас.

— Кто из нас, Том?

— Не знаю. Может, оба, может, один.

Мальчишка принялся фантазировать:

— Допустим, меня по пути сцапают. Что ты станешь делать?

13
{"b":"5000","o":1}