ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Моего сына! — вскричал Пэрри.

— Да, — подтвердил гаучо.

— Что с мальчиком?

— Пусть она вам скажет, сеньор. Меня потащили в одну сторону, а его — в другую.

Пэрри сурово взглянул на жену. Та беззлобно смотрела на Рамона.

— Дэвид, дорогой, неужели этот лгунишка сумел тебя убедить? — улыбнулась она. — Неужели ты дошел до того, что можешь слушать это животное?

Дэвид-старший заколебался. Затем горячо воскликнул:

— Судя по тому, что и как он говорит, не вижу никакой неправды!

Жена продолжала улыбаться:

— Разумеется! По своей простоте ты веришь каждому встречному. Откуда он к тебе явился?

— Не он ко мне, а я к нему. Его кровь протекла сквозь потолок. Вон там! Красная отметка у тебя над головой.

Подняв голову, Беатрис по-кошачьи отскочила в сторону, воскликнув:

— Если это сделали мои люди, зачем им было тащить парня в дом умирать, пачкать кровью наши замечательные потолки?

— Я об этом не подумал.

— Ответ простой, — заверил хозяина Рамон.

— Ответь, если можешь! — потребовала хозяйка.

— Кто я такой? Пыль под ногами! — пояснил Рамон. — Человек без имени. Так, дунь — и нет меня. А вот Томаса Глостера они боятся как огня! Они взяли меня живьем, потому что надеялись выведать у меня, где его найти. Она, сеньор, стояла надо мной и сама меня допрашивала!

Дрожащей от ненависти рукой он указал на Беатрис. У Дэвида Пэрри перехватило дыхание.

— Можешь себе представить? — изобразила она на лице удивление. — Неужели ты поверишь этой твари, Дэвид?

Рамон откинул назад спадавшие на лоб длинные влажные космы и показал багровый рубец.

— Кто это тебя? — задал вопрос хозяин.

— Они закручивали у меня на лбу веревку, — объяснил Рамон. — Веревка врезалась до костей, а вот она стояла рядом и говорила, что, если скажу, больше не будет больно. Но я помнил своего доброго святого и не забыл, что моя жизнь дважды была в руках дона Томазо и он дважды пощадил меня. Услышав мои молитвы, святой Христофор дал мне сил, и я, сжав зубы, не произнес ни слова. — Гаучо вздохнул и устало закрыл глаза.

Беатрис, будто что-то вспомнив, крикнула:

— Теперь ты понимаешь, в чем дело, Дэвид? Эти исчадия ада подослали парня, который, несомненно, побывал в руках индейцев, чтобы он выложил нам эту небылицу и отвлек наше внимание, пока они удирают, захватив Роджера! Разве не так? Что может быть яснее? Ну скажи, Дэвид!

Пэрри опять заколебался. Козлиная физиономия Рамона выражала готовность бедняги ко всему.

— Здорово меня замаскировали! — ухмыльнулся проводник. — Даже выкрасили кровью!

— Не слушай его! — вмешалась Беатрис Пэрри. — Кому не известно, что эти гаучо только и знают, что драться между собой, разве не так?

— Похоже, так, — согласился муж.

— Тогда выходит, этого малого порезал в драке один из сообщников. А когда они увидели, что его придется оставить, он им сказал: «Пошлите меня в дом, и я стану там вроде колпака на соколе!» Именно этого и добился, в то время как Глостер с остальными скачут прочь с моим бедным Роджером. Но какое тебе до этого дело, Дэвид?

Она говорила не повышая голоса, отчего ее слова казались вполне убедительными. Дэвид Пэрри бросился к ней.

— Мне в этом не разобраться! — воскликнул он. — Не буду даже и пытаться. Кажется, ты права. Я устал во всем сомневаться. Поэтому намерен отыскать моего мальчика, и помоги тому Бог, кто его схватил!

— О, дорогой! — прильнув к мужу, пропела Беатрис, злобно глядя через его плечо на Алисию, как бы обещая, что ее еще ждет отмщение.

Глава 41

ПРЕЖДЕ ЧЕМ УПАЛ ЗАНАВЕС

Знай Том, что происходит в доме, что Пэрри снова в согласии с женой, в его голове поселились бы самые мрачные мысли. Но почти в то же самое время он торжествовал победу и сердце его пело от радости. Ибо перед ним с сияющей улыбкой на обычно суровом лице стоял юный Дэвид Пэрри.

— Ты меня знаешь, Роджер? — спросил он.

— Конечно знаю, — ответил тот. — Думаю, ты выставишь меня из дому, как это постоянно говорит мама. Ох, как она тебя ненавидит, Дэвид!

— А ты?

— Я больше боюсь, чем ненавижу, потому что теперь понимаю, что ты выиграешь.

— Что я выиграю?

— Да все! Потому что тебе помогает он!

Роджер был поразительно взрослый человек, намного взрослее, чем прежде времени приобретший жизненный опыт юный Дэвид, взрослее самого Тома Глостера. Он обладал необычной способностью с легкостью добираться до сути вещей.

Беззлобно улыбаясь, малыш посмотрел на Тома:

— Мне с тобой было здорово интересно. После того как я перестал бояться, что ты случайно раздавишь меня под мышкой. А потом было очень здорово! До свидания, Томас-дьявол! — И он со смехом убежал.

Странный ребенок — полумладенец, полустарик. Глостер никогда не думал, что вообще может быть на свете такое существо.

Перед ними, отливая металлическим блеском и сверкая словно стеклянными глазами, встали две лошади. Их держал под уздечки человек с перевязанной наспех головой. Повязка лихо съехала на сторону, придавая парню пиратский вид.

— Опять Кристофер Блэк! — узнал его Том Глостер.

— Да, Блэк, — подтвердил тот. — Решил сам привести лошадей, чтобы быть уверенным, что ты поступишь разумно.

— Как?

— Берешь этих коней и спокойно, без помех, уезжаешь с мальчишкой отсюда.

— А-а! — протянул Том.

Юный Дэвид вцепился в мускулистую руку своего спасителя.

— Мы хотим облегчить тебе жизнь, Глостер, — заявил Блэк. — Прежде всего, мы восхищаемся тем, как ты с нами дрался. Победа действительно за тобой, потому что, несмотря на все наши усилия, — Бог свидетель, мы сделали все, что в наших силах! — нам не удалось тебя остановить и ты все же добрался до дома. Но теперь, когда видишь, что тебе не попасть внутрь, мы положимся на твое честное слово, что ты не попытаешься пробраться туда опять и вернешься обратно тем же путем через пампасы, каким приехал. Когда тронешься в этом направлении, тебе не будет угрожать никакая опасность. Понимаешь, Глостер? Никакая опасность. И у меня для тебя тысяча долларов. Вторую тысячу получишь по прибытии в Сан-Франциско.

— Будто им можно верить, Том! — пробормотал мальчишка.

— О, можешь верить, потому что убрать тебя с дороги стоит этих денег. Мы знаем, что можем с тобой справиться и здесь. Но это обойдется во много жизней. Тебя можно взять только так, но нам уже надоело. С нас достаточно.

— Рамон жив? — поинтересовался Том.

— Жив.

— Ведите его сюда и еще одного коня, а я дам вам обещание уехать.

— Рамона? Знаешь ли, его немного поранили. Он не усидит на коне.

— Тогда никаких обещаний! — заявил Глостер.

— Из-за этой крысы, из-за гаучо? Неужели станешь из-за него ввязываться в неприятности?

— Он человек, — гордо заявил Том.

— Который тебя дважды продал.

— А потом за нас дрался, — возразил парень. — Как видишь, выходит так на так.

— Если дело только за ним, то, клянусь, пошлем его следом в целости и сохранности.

— Обещаний не принимаю, — отказался Том. — Ты лжец и убийца. Сколько раз ты хитрил, обманывал, пытался перерезать нам глотки? Если получу Рамона, будем квиты, потому что я не уверен, что сегодня мы сможем попасть в дом. Но если его с нами не будет, попробуем еще раз.

— Слава Богу! — воскликнул мальчик. — Я уже подумал, что ты сдаешься!

Блэк рванулся было вперед, но удержался. Медленно выпрямился.

— Тогда все, — заявил он. — Дурак навсегда дурак. Валяй, Глостер! А я-то думал, ты чему-то научился! Валяй, суй голову в петлю! Она тебя дожидается!

Том с мальчиком вскочили на коней. Правда, не стали выезжать на открытую поляну, а снова скрылись в лесу. Они слышали, как бандит зычным голосом отдавал своим людям команды рассыпаться вправо и влево и открыть огонь, если Глостер попытается приблизиться.

Во всяком случае, одну часть соглашения Блэк выполнил. У Тома с Дэвидом была пара добрых коней, и они, не обращая внимания на газоны и клумбы, пустили резвых животных напрямик через парк. Позади не раздалось даже сделанного наугад выстрела, им удалось благополучно пересечь парк во всю ширину. Натянув поводья, Том обернулся к смело скакавшему мальчугану:

42
{"b":"5000","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота на охотника
Леди и Некромант
Наказать и дать умереть
В ожидании Божанглза
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Черная башня
Письма моей сестры
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет