ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Девушка вошла в калитку и весело окликнула:

— Оливер! Оливер! Эгей, Нолл!

Басовитый молодой голос отвечал ей, и из парадной двери домика выскочил высокий мальчик лет не то семнадцати, не то восемнадцати. Пораженному Одиночке Джеку показалось, что это Стив Гранж собственной персоной, сбежавший из тюрьмы, но со второго взгляда он увидел, что этот паренек чуть помоложе, чуть потоньше, не такой обветренный, как Стив. Но он был точь-в-точь под стать ему и, видимо, в скором времени обещал стать таким же, как старший брат.

— Как дела, старушка?

— Ну, Оливер, этот адвокат такая размазня, какой я еще в жизни не встречала. Я сбежала от него. Если б я задержалась еще пять минут, он принялся бы целовать мне руки. Мне было стыдно за него, Оливер! Чтобы мужчина так по-дурацки вел себя! Он собирается сегодня вечером прийти к нам пообедать.

— Вот тебе раз!

— Вот тебе два! Он хочет поговорить подробнее о моем брате, который сидит в тюрьме. Он так и сказал. Он хочет подержать мою руку в своей и лишний раз проявить свою сентиментальность. Вот чего он хочет! Ох, Оливер, хотела бы я время от времени превращаться в мужчину, тогда бы я смогла делать и говорить то, чего мне действительно хочется, вместо того чтоб выставлять напоказ свое детское личико!

— Самое миленькое личико во всем мире, — заметил Оливер Гранж.

— Да, но как я устала от этого! — с жаром воскликнула Эстер. — Я устала наряжаться и вызывать у каждого мужчины, который попадается навстречу, желание облапить меня, и сюсюкать со мной, и нянчить, как беспомощную куклу!

— Если только кто-то попробует, я ему глотку перерву! — внезапно разъярившись, воскликнул Оливер.

— Дикая кошка, — сказала девушка, и в глазах ее вспыхнула искорка какого-то свирепого восторга. — Но я не нуждаюсь в твоей помощи, я сама позабочусь о себе! Господи, Оливер, как бы я хотела встретить мужчину, которого бы я не презирала!

— Знаю, — кивнул Оливер. — Ты не будешь счастлива, пока не встретишься с таким зверем, который будет лупить тебя пару раз на дню, заставит тебя готовить на целую ораву и наделает тебе кучу детей, чтоб ты впридачу еще и вела для него дом. Когда-нибудь ты встретишь такого парня, он возьмет кнут — и ты пойдешь за ним!

— Оливер! — яростно воскликнула девушка. — Ты что, действительно считаешь меня такой дурой?

— Подожди, вот увидишь, — сказал он с непоколебимой уверенностью юности. — Но вообще-то, сестренка, как насчет сегодняшнего ужина? Ты собираешься задать пир горой?

— Собираюсь. Я собираюсь подать на стол твоего золотого петушка.

— Эй, ты что, шутишь?

— Ни чуточки!

— Слушай, милая, того, которого я выхаживал с тех пор, как он был хворым цыпленком и не мог…

— Больше он никогда хворать не будет!

— Но, сестричка — того, который бежит, когда я ему свистну? Который понимает, когда я с ним говорю?

— Ты собираешься разнюниться из-за цыпленка? — непреклонно спросила девушка. — А если он может помочь твоему брату убраться из тюрьмы целым и невредимым?

Оливер вздрогнул.

— Есть же и другие.

— Ты же знаешь, что на всем дворе не сыщешь такого здорового, толстого, красивого петуха, как твоя золотая птичка. Вот увидишь, как он будет хорош, весь покрытый хрустящей корочкой, когда я вынесу его из печи и подам на стол этому законнику. Я хочу расколоть этого Дэвида Эпперли как щепку, Нолл, милый. Я собираюсь заставить его упасть передо мной на колени и умолять меня стать его женой, и все это сегодня же вечером, прежде чем он покинет этот дом. И, — она прервала свою яростную речь веселым смехом, — может быть, как раз жареный петушок и поможет мне обратить все в шутку!

Оливер грустно уставился в землю, однако ему пришлось уступить превосходящей силе ее характера.

— Но, сестричка, хорошо ли обходиться с ним вот так, если он вправду в тебя влюбился?

— Но что же я могу поделать, если мужчина дурак? — спросила девушка. — Я борюсь за жизнь Стива, как завещала мне мама! Иди-ка поймай своего петуха, да побыстрей!

Бедный Оливер повернулся и пошел, волоча ноги и опустив голову. Одиночка Джек Димз проследил, как тот вошел во двор за домом и свистнул. На его свист прибежал, тяжело переваливаясь, жирный красавец петух, огромный, покрытый золотыми перьями. На бегу он подскакивал и хлопал крыльями, спеша к своему хозяину. Мальчик взял его на руки, погладил и поспешно опустил на землю.

Он вошел в сарай и вышел, держа в руках ружьецо 32-го калибра. Со злостью посмотрел на петуха, но ярко раскрашенная птица, ни о чем не подозревая, весело что-то клевала у его ног. Оливер совсем повесил голову. Он не мог совершить этого убийства!

Глава 17

УЛЫБКА ВОЛКА

А прекрасная Эстер Гранж, напевая, взбежала по ступеням крыльца. Войдя в дом, она поспешила в свою комнату, сбросила шляпку и вскоре влетела в гостиную, чтобы начать уборку именно отсюда, так как к вечеру дом должен был блестеть.

И тут она застыла на пороге, потому что увидела: в дальнем конце комнаты в кресле сидит худощавый смуглолицый красивый молодой человек, спокойно сложив изящные руки на коленях. Одиночка Джек Димз!

— Сядьте здесь. — Он указал на стул перед собой.

Эстер поколебалась. По всем правилам, она должна была немедленно добиться превосходства при первой же встрече с мужчиной. Но на сей раз почувствовала, что было бы неразумно бросать вызов этому властному юноше.

С сильно бьющимся сердцем она пересекла комнату, приблизилась к указанному им стулу и встала, положив руки на его спинку.

— Вы как-то странно говорите, — сказала она. — Я не понимаю, что происходит. Надеюсь, вы не. принесли мне плохой новости о бедном Стиве?

Она позволила своим огромным голубым глазам наполниться слезами и жалобно взглянула на него. Это было ее безотказным оружием. Мужчины всегда таяли как воск перед этими голубыми глазами.

Однако на этот раз худощавый молодой человек просто улыбнулся в ответ, и эта улыбка отнюдь не была добродушной. Лишь слегка дернулись уголки его губ, но глаза его как были, так и остались непроницаемо-темными, без малейшего блеска.

— Я принес вам плохие новости, — согласился он. — И насчет Стива, и насчет кой-чего другого.

Она пристально посмотрела на незваного гостя, пытаясь догадаться, о чем это он. Но выведать его скрытые намерения представлялось совершенно немыслимым: он был непроницаемо-серьезен.

— Во-первых, — сказал он, — зарубите себе на носу, что Стив отправится в тюрьму. Это первая вещь, которую вам следует запомнить.

У нее перехватило дух.

— Это ваш хозяин приказал вам так сказать?

— У меня нет хозяина, — ответил он. — Если вы имеете в виду Эпперли — нет. Он еще ошеломлен и почти болен. Пройдет немало времени, прежде чем он оправится от того, что вы с ним сделали.

Юноша подался вперед, и в его глазах появился слабый блеск.

— Вы быстро работаете, — признался он. — Знавал я щеголих, но такой еще не видел. Вот чего я не представляю — так это что вы делаете в такой глуши?

— В глуши? — непонимающе переспросила она, пораженная ледяными манерами и голосом нежданного гостя.

— Ну да, в захолустье. Вам бы на легкие хлеба, вы умеете внушать доверие, крошка. А в стране достаточно влиятельных мошенников, которым этот ваш дар здорово бы пригодился. Примерно через полгода, получая свою долю при дележе добычи, вы бы заработали три-четыре тысячи годового дохода. Так что ж вы зарываете свой талант в землю?

Эстер вспыхнула.

— Вы считаете меня бесчестной?! — с горячностью воскликнула она.

Ответом была легкая насмешливая улыбка.

— Вы слышали меня? — спросил Димз. — Я не ребенок, как прочие. Я знаю вас, Эстер. Для меня вы — открытая книга. Я в свое время много таких читал!

Это был неотразимый удар. Какой бы ни была женщина, она всегда уверена, что она — загадка, единственная в мире, и ставить ее в один ряд с другими так же ужасно, как запереть мужчину за решеткой тюрьмы.

20
{"b":"5006","o":1}