ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да ну! Семь-восемь лет, говоришь? Ему ведь не больше двадцати двух!

— Он начал заниматься этим сызмальства. А вот и катер. Слава тебе Господи, сейчас мы избавимся от него и умоем руки.

— Как Пилат?

— Что ты городишь, Энди? При чем тут Пилат?

— Дэйв, признаю, что я не в ладах с логикой. Но говорю тебе, я не собираюсь сдавать этого юного паршивца, когда в состоянии ему помочь. Что-то в нем есть такое, что меня очень привлекает.

— Вроде собачьей крови в твоем волке, — саркастически выдавил из себя Дэйв. — А в этом молодце, уверен, есть волчья кровь. Ладно, Энди, можешь говорить что хочешь, но я не собираюсь в это ввязываться. Одиночка Джек Димз заслуживает виселицы, и всякий порядочный гражданин должен помочь накинуть на него петлю!

— А я не порядочный гражданин, братец, — ответил Эндрю. — Я просто человек. Во имя неба, Дэйв, если парень способен так приручить пса, как этот приручил Команча, значит, в нем есть что-то необыкновенное, а этого не так уж и мало! Он обнимал его за шею, ты видел?

— Очень трогательно! — буркнул Дэвид. — Ну, не буду вмешиваться, выпутывайся сам, как знаешь!

Бросившись в шезлонг, Дэвид откусил кончик сигары и сердито сжал ее в зубах.

Эндрю с сомнением поглядел на спину брата, в раздумье пожал плечами. Много лет он был для этого юноши наполовину братом, наполовину отцом, но никогда еще тот так не раздражал его, как в эту ночь.

Еще раз взглянув на темное отверстие люка, Эндрю повернулся, чтобы встретить лицом к лицу дотошных тюремщиков со сторожевого катера, который мягки скользил к борту яхты.

Глава 3

ОХОТНИК НА ЛЮДЕЙ

— Эй, на яхте!

— Слышу вас, на катере.

— Мы швартуемся к вам. Быстро багры!

Низко сидящее быстроходное судно остановилось рядом, его машины урчали со сдержанной силой.

— Кто здесь главный?

— Я, — ответил Эндрю Эпперли.

— Минуту назад одному из наших людей показалось, что он видел сбежавшего заключенного, плывущего к вашей посудине. Мог он добраться до вас и спрятаться внизу?

— Исключено, — твердо ответил Эндрю. — Здесь нет иллюминаторов, через которые можно пробраться внутрь. Если бы он поднялся на борт, ему пришлось бы пересечь палубу, а мы не покидали ее с тех пор, как началась погоня.

— Как ваше имя, простите?

— Эндрю Эпперли. А это Дэвид Эпперли, мой брат.

— Дэвид Эпперли! О, он не из тех, кто ввязывается в такие игры. Я читал о вас, мистер Эпперли!

Человек с уважением кивнул Дэвиду.

— Только, — продолжил он, — тип, за которым мы гонимся, пострашнее любого тигра или льва, с которым вы имели дело, мистер Эпперли! Это Одиночка Джек Димз — вы наверняка о таком слыхали!

— Я знаю о нем, но только из газет. А пресса, как известно, живет дутыми сенсациями.

— Им нечего раздувать насчет Димза. Он как будто нарочно родился для того, чтобы служить пищей для газет.

— За какое преступление он попал на Блэкуэлл?

— Никто точно не знает, но кажется, что там было что-то вроде подлога, а еще скандал с иммигрантами. За этим стоят люди куда повыше Димза.

— Его допрашивали?

— Пытались. Точно с таким успехом можно допрашивать змею или ящерицу. Выяснить, что у Одиночки Джека в голове, может разве что пуля! Теперь он опять выскользнул из рук. Надзирателя за это уж точно уволят с работы!

— А раньше он сбегал?

— Его ни разу еще не удалось додержать до суда. Он всегда сматывался по-быстрому. Его ловили пять раз до этого; нынче, если поймают, это будет шестой. Все думают, что у него есть кто-то наверху, уж слишком хорошо удаются ему побеги. Но точно никто не знает, как все это у него получается. Скользкий дьявол!

Полицейский сержант — командир катера — который ходил взад-вперед по палубе, остановился у крышки люка.

— Конечно, — сказал он, — Одиночка Джек может превратиться в невидимку. Он может проскользнуть по палубе, пока вы на секунду отвернулись в другую сторону, вполне может быть сейчас внизу и подслушивать наш разговор…

Собственное предположение заставило его поспешно отступить от отверстия люка.

— Ищите, где хотите, — махнул рукой Эндрю Эпперли, — но не могу вас не предостеречь: если вы спуститесь в каюту, вы сильно рискуете.

— Рискуем? — рявкнул сержант, резко изменив голос. — Петере, Свейн, быстро сюда. Спуститесь вниз, обшарьте каюту и выясните, что там такое. Да живей поворачивайтесь!

Эндрю Эпперли пожал плечами, а Дэвид прошептал, все более тревожась:

— Что будет, если они найдут там Димза? Они подумают, что мы его укрываем! У нас обоих будут неприятности, Энди!

— Заткнись, Дэвид! Доведем дело до конца, раз уж начали. Но думаю, все обойдется!

В это время бравые Свейн и Петере начали спускаться один за другим по узкому трапу. Вдруг из глубины кабины раздался жуткий рык и угрожающее ворчание.

Свейн и Петере быстро вылетели обратно на палубу.

— Мы ищем человека. А там внизу лев или что-то вроде того! — сказал один из них.

— Что там, Эпперли? — потребовал сержант, чьи подозрения еще более усилились.

— Ничего особенного, — сказал Эндрю, — кроме опасности, о которой я попытался вас предупредить, да вы не стали слушать. Я хочу сказать, что там, внизу, моя собака. Пес оборвал цепь и сбежал вниз. Он слишком дикий, чтоб с ним поладить, поэтому мы морим его голодом и ждем, когда сможем с ним как-то управиться. Это бешеный дьявол, сержант!

— Ах, дьявол? Дьявол?! — прорычал сержант с угрозой в голосе. — Ну вот что, Эпперли! Никто не держит собаку, которая не отзывается на собственную кличку. Позовите-ка этого вашего пса, и мы наконец обыщем эту каюту.

— Команч! Ко мне, песик! — послушно позвал Эндрю.

В ответ из темной глубины под крышкой люка раздалось такое душераздирающее рычание, что вздрогнул даже хладнокровный сержант.

— Хотел бы я взглянуть на эту собаку, — пробормотал он.

— Это скорее волк, чем собака, — сказал Эндрю. — И силач, каких мало. Вот цепь, которую он оборвал, прежде чем шмыгнуть в каюту.

Сержант подобрал обрывки и проверил прочность звеньев, потом осмотрел сломанное звено, острые края которого отливали сталью.

— Я бы сказал, — заметил он, — что не всякая лошадь справится с такой цепью. И что, ее порвал пес?

— Вот именно. Пес, который весит столько, сколько я.

Сержант был поражен. В глубине души он всегда оставался простым охотником, и лишь по стечению обстоятельств объектом его преследования стали не звери, а люди.

Теперь все его охотничьи инстинкты взыграли в нем и взяли верх над осторожностью.

— Я хочу увидеть это чудовище, — заявил он. — Я вернусь сюда днем и взгляну на него. Да, видимо, зверюга вроде этой не лучшая компания для любого чужака, который окажется рядом.

Эндрю Эпперли спокойно сказал:

— Я видел, как Команч покончил однажды с мастиффом одним ударом лапы.

— Ну да? Тогда какие шансы у человека, который проберется к нему в темноте?

— Думаю, ни единого!

Казалось, Эндрю уже выиграл схватку, и сержант повернулся было к поручням яхты. Но вдруг он как-то неловко затоптался.

— Вот что я вам скажу, — пробормотал он. — У меня есть кое-что, что, скорее всего, поможет вам справиться с Команчем. По крайней мере, он появится у выхода, уж будьте уверены. Это такая маленькая вонючая бомбочка. Разрушений не будет, но в одну минуту кабина наполнится дымом, и Команч захочет глотнуть свежего воздуха. Таким образом он наверняка попадет к вам в руки. Петере, Лорен, Грегг, вы и еще шестеро встаньте здесь с веревками. Свейн, принеси мне дымовую шашку. Один из вас откроет дверь каюты…

— Чтоб этот дьявол-волк на меня набросился? — проворчал Свейн, на которого указал сержант.

— Ну так я сам это сделаю! — возбужденно проговорил сержант.

— Останови его! — выдохнул Дэвид Эпперли.

Но Эндрю оставался холоден как сталь.

— Он использует свой шанс. Это его профессия. Кроме того, не думаю, что Одиночка Джек принадлежит к тому сорту людей, которых убивают в темноте, когда есть возможность избежать этого.

3
{"b":"5006","o":1}