ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты – сам по себе, Малыш. Но не от тебя первого я такое слышу, уж можешь мне поверить. Слава Богу, что тебе хоть не пришло в голову петь осанну чистому горному воздуху, волшебной красоте заката и тому подобной чепухе! А то я уж было испугался не на шутку!

– Знаю. Я заметил, так что решил обойтись без этого.

– А где ты успел побывать?

– На юге. Мы с Хуаном Жилем, португальцем, погуляли в Юкатане. Очень жарко, скажу я тебе. Зато золотишко есть. – Малыш снова зевнул.

– Намыл небось?

– Немного. Впрочем, пришлось потом купить мула, чтобы вывезти то, что я намыл.

– Это ты о золоте?!

– Да. Как раз столько бедняге Хуану Жилю удалось намыть на старой шахте. Терпеливый он парень, этот Хуан!

– Так ты что же, избавился от него?

– Пришлось. В один прекрасный вечер он чуть было не перерезал мне глотку. Видишь ли, видимо, он решил, что моя доля мне не понадобится.

– И что ты с ним сделал?

– Обвязал веревкой вершины двух деревьев, согнул их, а потом привязал парня за ноги к каждой. Конечно, когда они распрямились, то не разорвали его на две половинки, но и удовольствия большого он не получил, за это я ручаюсь! Вот так я его и оставил – болтающимся между небом и землей и орущим на всю округу. А потом взял мулов, все золото, ради которого Хуан хотел пустить мне кровь, и убрался восвояси. Он клялся и божился, что выпустит мне кишки. Я слышал, что ему все-таки удалось выпутаться. Отделался только сломанными ногами.

– Но сейчас ты, похоже, не торопишься, – заметил Чэмп.

– Что ты хочешь? Отсюда до Юкатана далеко, – усмехнулся Кид. – Не могу же я ехать день и ночь напролет.

– Да уж, только, сдается мне, ты даже в пустыне умудряешься искать удовольствие, верно?

– Точно, – вздохнул Кид. – Держу пари, даже старый добрый Мехико пару раз краснел из-за меня. А мне-то казалось, что он забыл об этом пару сотен лет тому назад. А ты чем занимался?

– Я тоже когда-то торговал слитками, – признался Диксон. – И веришь, хорошо брали, если, конечно, удавалось заехать достаточно далеко на Восток. Но в последнее время проклятые шерифы и их помощники что-то совсем озверели. Поэтому я решил заняться другим делом.

– И чем же, если не секрет?

– Захват прав на воду. Это тебе что-то говорит?

– Еще бы! Только в этом нет ничего нового.

– Само собой. Так даже лучше. Это игра, в которую играли и будут играть до тех пор, пока люди не вызубрят все ходы на память.

– Тебе это нравится?

– А почему нет? По крайней мере, даже забавно.

– Тогда расскажи, как ты это делаешь.

– Да очень просто. Приглядываюсь и выбираю в округе такие ранчо, на которые у их хозяев не особенно законные права. А здесь у многих сомнительные права на землю. Кое-кто купил ее у индейцев или у какого-нибудь обнищавшего испанского аристократа, а то и у мексиканцев, да к тому же в соответствии с ихними законами, то есть по-нашему – незаконно. А бывает и так, что землю берут у тех, кто поселился здесь давно, потом разорился дотла и вот хочет убраться поскорее – такие готовы сбыть ее за бесценок. А потом выясняется, что они и прав-то на нее никогда не имели, потому что не подавали заявок. Мы сначала осматриваемся, то есть я и Шей, выбираем подходящие ранчо, а потом в один прекрасный день сваливаемся этим олухам как снег на голову и захватываем участок с самой лучшей водой, объявив его гомстедом[4]. Сам посуди: ни на одном сколько-нибудь крупном ранчо по соседству с ранчо Милманов нет ни единого нормального ручья или реки. Объяви этот участок с водой своим, и что им делать? Покупать воду у соседей? Можно, конечно, гонять туда каждый день скот на водопой, но это черт знает сколько миль, представляешь? Разумеется, можно обратиться к закону, только вряд ли что из этого получится. Само собой, они рады перерезать нам глотки, но знают, что за это грозит пеньковый галстук. Поэтому кое-кто просто сам уходит. Вот так, старина, тот случай, когда бедному переселенцу приходится защищать свои права. – Чэмп Диксон коротко хохотнул, восхищаясь своей ловкостью, и продолжил: – Да, вот так, Малыш, все в соответствии с буквой закона. А Шей действует заодно с одним пронырой законником, который может с легкостью доказать, что черное – это белое. Да и к тому же у него всегда под рукой парочка негодяев, готовых под присягой подтвердить все, что угодно, даже сколько волос было в бороде у старика Ноя. Так что если доходит до суда, шанс один к двум, что решение будет в нашу пользу. Обычно дело кончалось тем, что беднягам приходилось платить за каждую каплю воды, которую выпивали их коровы, а мы с Билли катались как сыр в масле. Ну, что скажешь, дружище, разве это не жизнь? Присоединяйся, и тебе кое-что обломится! – И вдруг он побагровел, осекся на полуслове. В первый раз Диксон заметил, что Кид не сводит с него глаз, а на лице у него уже нет прежней улыбки.

Глава 9

Предложение

– Хорошая жизнь, – протянул Малыш, – если кому-то она по душе.

– Да ладно тебе! – с нарочитым оживлением произнес Чэмп. – Самая лучшая, какую я знаю.

– Стало быть, Шей – твой босс?

– Да, Шей – мой босс.

– И что он за человек, по-твоему?

– Отличный парень. Где он только не бывал, а уж знает столько, что ни в одной книге не вычитаешь.

– Честный?

– Ни на грош не обманет.

– То есть лучше не бывает?

– Для меня не бывает! И не любит зря болтать. Не любит попусту тратить время. Заставляет работать до седьмого пота, но и платит исправно.

Кид кивнул:

– Ты, похоже, без ума от него?

– Я? Просто он мне нравится, я так и говорю. Знаешь, Кид, я уже заработал у него не одну тысячу, можешь мне поверить!

– Ну что ж, – проговорил Малыш, – в конце концов, я на него в обиде только за одно.

– За что?

– Как-то раз он отправился из Лос-Анджелеса в Аризону, взял с собой двух лошадей, двух мулов и одного из наших старожилов – Пита Колемана. Думаю, для Шея тогда настали плохие времена. Во всяком случае, когда он пересек пустыню, с ним был только один мул. Старик Колеман, две лошади и второй мул – все исчезло, словно растаяло в воздухе. Так вот, мне хотелось бы знать, что произошло с Колеманом, а еще больше хотелось бы услышать об этом от самого Билли Шея.

– Так давай вернемся в Драй-Крик и спросим его самого. Скорее всего, на обратном пути у них были неприятности или уж не знаю что. Однако Шей не такой человек, чтобы увиливать от прямого ответа. Поедем, вот увидишь, он все тебе объяснит!

– Ой ли? – недоверчиво прищурился Кид. – Дело в том, что я только что из Драй-Крика. Пытался поговорить с Шеем, но только из этого ничего не вышло. Мне показалось, что ему не очень-то хотелось беседовать со мной. По правде говоря, он выпрыгнул со второго этажа и пустился наутек, только чтобы избежать этого разговора.

Диксон уставился на собеседника непонимающим взглядом. Вдруг глаза его сузились, а лицо потемнело от гнева.

– Ты хотел пристрелить Шея, верно? – внезапно спросил он.

– Пристрелить? – задумчиво повторил Кид. – У меня нет привычки стрелять в людей. Просто хотел задать ему несколько вопросов. Но мне показалось, что у него вдруг возникли срочные дела где-то в другом месте.

– Ты ненавидишь Шея?

– Ничуть. Просто хотел задать ему несколько вопросов.

– Почему же ты не остался в Драй-Крике?

– А ты остался бы ночевать в логове горного льва?

Чэмп неохотно кивнул.

– Жаль, – проворчал он, – жаль, что ты упустил этот шанс, Кид. На твоем месте я бы все-таки вернулся в Драй-Крик и попытался бы помириться с Шеем. Глядишь, со временем вы и поладили бы. В конце концов, чтобы выжить в этих проклятых местах, надо водить дружбу с Билли Шеем.

– Слушай, будь другом, когда увидишь его, задай ему сам этот вопрос, – попросил Малыш. – В конце концов, это все, что меня интересует. Я бы много дал, чтобы узнать, что произошло на самом деле.

вернуться

4

Гомстед – участок переселенца. По закону он выделялся бесплатно и не мог быть отобран за долги в соответствии с так называемой «льготой по гомстеду».

13
{"b":"5007","o":1}