ЛитМир - Электронная Библиотека

Рикардо задумался. И чем больше думал, тем больше ему хотелось попробовать. Немедленно! Пока не поздно! Оказалось, это совсем не трудно. Вот только забираться назад было сложнее, чем он предполагал. Впрочем, несмотря на врожденную лень, еще ни разу не пожелавший за всю свою молодую жизнь сделать что-нибудь полезное, сейчас он был полон сил и энергии. Словно мартовский кот!

Рассвет наступил вскоре после его возвращения. Теперь Рикардо ощущал себя намного уверенней, чем раньше, поскольку лично убедился, что может в любое время не только убежать, но и вернуться. Не торопясь, он оделся, а когда забрезжили первые лучи рассвета, услышал тихий щелчок замка в своей двери. И больше ничего, за исключением едва уловимого колебания половиц пола – будто внезапный порыв ветра почему-то заставил их пошевелиться. Но Рикардо знал: это были шаги крадущегося Селима!

А коли дверь отперта, наверное, уже можно открыто выходить из комнаты. Рикардо спустился вниз и прошел через дом, который при дневном свете еще больше походил на корабль. На нижнем этаже до него явственно донесся запах жареного бекона. Завтрак в столь ранний час? Он невольно вздохнул, вспомнив свою вольготную жизнь в доме Пересов. Затем через боковую дверь вышел во двор и постоял там, поеживаясь от утренней прохлады. Первое, что приковало его внимание, был высокий всадник на гнедом жеребце, стремительно приближающийся к дому, галантно огибающий стоящие на его пути изгородь, стену, насыпи. Это был Уильям Бенн!

Из сарая тут же выскочил горбун и принял от него лошадь.

– Он еще не готов, поработай с ним побольше, – велел ему Бенн.

– Один человек не может как надо работать с десятью лошадьми, – пробурчал конюх.

Бенн ничего не ответил, просто проследил взглядом, как уводят его жеребца, а потом повернул к дому. Увидев Рикардо, он изобразил искреннее удивление и приветливо кивнул ему:

– Вижу, ты не из тех, кто любит поваляться в постели. Это хорошо. Мы здесь встаем рано… Завтрак уже должен быть готов.

Они вошли в дом, где великан Селим тут же подал им яичницу с беконом, кофе и тосты. Рикардо ел с отменным аппетитом, ибо был по-настоящему голоден, а после завтрака поинтересовался, чем ему следует заняться прежде всего.

– Похоже, тебе не терпится поскорее начать учиться делу? – удивился Уильям Бенн. – Не спеши. Осмотрись денек-другой. Не имеет смысла стараться познать мое дело, не познав меня. Занимайся чем хочешь… но только оставайся между деревьями и рекой!

Он произнес это с едва заметной улыбкой, от которой слегка поднимались уголки его губ и которая всегда вызывала у Рикардо невольную мысль, будто это демон издевается над бедной христианской душой. Но он и не подумал о каком-либо непослушании, просто погулял вокруг дома, внимательно изучил к нему подходы, попробовал поближе познакомиться с конюхом Лу, но не смог вытащить из маленького горбуна ни слова. А когда вернулся в дом и попытался заговорить с Селимом, наткнулся на точно такое же гробовое молчание. И тем не менее было заметно, что он явно интересовал их обоих: взгляды и того и другого неизменно следовали за ним, куда бы он ни пошел.

Уильям Бенн уехал куда-то еще утром. Поскольку к полудню он еще не вернулся, Рикардо пришлось обедать в полном одиночестве. Селим прислуживал ему, подавая еду, как всегда, в полном молчании. После обеда юноша поспал пару часов в своей комнатке, а затем, прихватив удочку и снасти, которые нашел в чулане сарая, отправился на реку половить рыбу.

Рыбалка оказалась неудачной, но зато удалось довольно приятно скоротать время до самого вечера, когда наконец на усталой, взмыленной лошади вернулся Уильям Бенн. Они вместе поужинали, причем за все время Бенн не произнес и десяти слов, затем перешли на веранду, где он – Рикардо уже привык к этому – то и дело вскакивал и расхаживал взад-вперед по своему «капитанскому мостику», время от времени резко останавливаясь и устремляя пристальный взор на бегущую внизу реку.

Юноша не сводил с него глаз. Чего бы он только не отдал, чтобы узнать, для какого дела его выбрали, чем объясняется такое странное поведение слуг и столь зловещие, жестокие манеры Уильяма Бенна.

– Ты умеешь управляться с оружием? – внезапно поинтересовался тот.

– Не очень.

– Завтра иди к водопаду и начинай практиковаться. Селим снабдит тебя патронами. Попробуй уговорить его пойти с тобой и дать тебе несколько уроков.

Рикардо немедленно согласился, а Бенн продолжил:

– Нам придется бывать в самых разных опасных местах. Скажем, к югу от границы нередко встречаются бандиты, для которых обчистить человека догола все равно что раз плюнуть. Тебе необходимо научиться постоять за себя, постоять по-настоящему, прежде чем ты отправишься со мной по делам.

Рикардо задумался. Странным было не то, что в этих местах коммерсанты должны ездить по делам с оружием, а то, что ему надо учиться стрелять у водопада. Хотя, может быть, Уильям просто не хотел, чтобы звуки стрельбы услышал кто-либо, случайно проезжающий поблизости. Впрочем, юноша уже начал понимать, что вопросы никуда его не приведут. От него явно ожидалось не это, а совсем другое – самому находить ответы на все интересующие его вопросы!

Погруженный в размышления, Рикардо тем не менее вдруг услышал шаги, не походившие на те, которые он уже без труда узнавал: не шаркающая походка Лу, не дробный перестук шлепанцев Вонга, не тяжелое передвижение гиганта Селима, а быстрая, твердая поступь уверенного в себе человека, ставящего ногу сначала на пятку, а потом переносящего тяжесть тела на носок. И вскоре на веранду вошел средних лет мужчина с проседью на обоих висках, создающих впечатление, будто это рога. Незнакомец был одет как обыкновенный ковбой, однако Рикардо сразу догадался, что он был кем-то иным. Чего стоил один только взгляд его острых, пронзительных глаз!

– Чарли, какого черта ты здесь делаешь? – тут же воскликнул Уильям Бенн.

Чарли остановился у двери веранды, внимательно глядя не на Бенна, а на Рикардо.

– Я пришел, потому что настало время прийти.

Уильям резко повернулся к Рикардо и приказал:

– Иди к себе в комнату.

Юноша безмолвно повиновался, но и наверху продолжал сгорать от желания узнать, что же там происходит между Бенном и этим незнакомцем по имени Чарли.

А поскольку путь был ему уже хорошо знаком, он быстро вылез через окно, спустился на крышу веранды и с величайшей осторожностью прошел по ней, так как здесь до него уже явственно доносились их возбужденные голоса.

Стоял прохладный ясный горный вечер; яркие звезды блестели, казалось, над самой землей, порывистый ветер то завывал в ущельях, то снова стихал до ласкового шепота…

Перебравшись через кромку крыши на самом дальнем ее конце, Рикардо нашел прекрасное местечко, где мог спокойно стоять, полностью скрытый раскидистыми ветвями розовых кустов. Время от времени их острые шипы кололи его, но он не обращал на это никакого внимания, ибо теперь ничто не имело для него какого-либо значения, кроме произносимых там, на веранде, слов.

– Давай короче, – резко сказал Бенн. – Все дело в том, что ты не стал меня ждать! Ты ушел в сторону или, что еще хуже, пошел напролом и завалил все дело!

– Мне пришлось делать все самому, другого выхода не было, – ответил Чарли. – Со мной были Сэм и Мэтт.

– Где они сейчас?

– Оба мертвы!

Глава 8

Подходящие люди

Это известие вызвало у Бенна острый приступ гнева.

– Я разыскиваю подходящих людей по всему миру! – громко выкрикнул он, стремительно зашагав по своему «мостику». – Готовлю их, трачу на них деньги, а тут являешься ты и пускаешь их в расход, словно ни к чему не пригодных сосунков! Черт побери, Чарли, меня это совсем, слышишь, совсем не устраивает!

Чарли сидел с неестественно прямой спиной на стуле рядом с внутренней стеной веранды, и было сразу видно, что он слишком много часов провел в седле и привык всегда держать спину прямой.

8
{"b":"5009","o":1}