ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нойер. Вратарь мира
Демоническая академия Рейвана
Тамплиер. Предательство Святого престола
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Черный кандидат
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Истории жизни (сборник)

– За твое здоровье, бабушка, милая!

Эмма устроилась в уголке огромного дивана и, щурясь немного от яркого солнца, задумалась о своей внучке – хорошенькой двадцатидвухлетней Эмили. Эта девушка занимала особое место в ее сердце. Помимо того, что она была открытой по характеру и с ней всегда было легко, она вызывала симпатию, от нее словно исходил свет, она всегда была в хорошем настроении, всегда излучала оптимизм. Кроме того, она была очень деятельна – работала и жила азартно и увлеченно. И хотя розовые щечки, нежная кожа и белокурые волосы наводили на мысль о хрупкости и напоминали пастушку на дрезденском фарфоре, это впечатление тем не менее было обманчиво. Под этой внешней хрупкостью скрывалась незаурядная энергия поезда, мчащегося на полной скорости. Эмма знала, что некоторые в семье, особенно ее сыновья, считают Эмили легкомысленной болтушкой. Это в душе забавляло Эмму, потому что она отлично понимала, что Эмили умышленно создает у людей это ложное представление о себе. Оно никоим образом не отражало серьезности и целеустремленности, составлявших основу ее характера. Эмма уже давно пришла к выводу, что на самом деле ее сыновья недолюбливают свою племянницу, потому что она резковата в суждениях, неуступчива и говорит то, что думает – а это их не устраивает. Эмма не раз была свидетельницей столкновений, когда Киту и Робину здорово доставалось от бесстрашной и прямодушной Эмили.

Эмма посмотрела в ясные зеленые глаза Эмили – такие же, как и у нее самой когда-то, и увидела в них огонек надежды, а потом обратила внимание на уверенную улыбку, играющую на губах внучки. Совершенно очевидно, Эмили убедила себя, что ей удастся добиться того, чтобы все было так, как она хочет. О Господи! Глубоко вздохнув, Эмма сказала с легким смешком:

– Для человека, у которого есть серьезная проблема, ты не выглядишь достаточно встревоженной, дорогая моя. Сегодня утром ты буквально сияешь.

Эмили кивнула, соглашаясь:

– Я не думаю, что моя проблема настолько серьезна, бабушка. Я хочу сказать, сегодня она такой мне уже не кажется.

– Я рада это слышать. Когда мы разговаривали во вторник утром, мне показалось, что ты несешь на своих плечах бремя всех мировых проблем.

– Правда? – рассмеялась Эмили. – Наверное, я вижу все в гораздо более оптимистическом свете, когда ты рядом. Возможно, потому, что я знаю, как ты всегда умеешь решить любую проблему, и я знаю, что ты… – Она не закончила фразу, потому что Эмма подняла руку, жестом показывая, чтобы Эмили помолчала.

– Я уже давно догадывалась, что ты хочешь вернуться в Париж и работать там в нашем универмаге. Ты ведь об этом хотела поговорить? Это и есть твоя проблема?

– Да, бабушка, – ответила Эмили, глядя на нее сияющими глазами, в которых горело нетерпение.

Эмма поставила свой стакан на сервировочный столик и наклонилась к Эмили, мгновенно посерьезнев. Тщательно подбирая слова, она сказала:

– Боюсь, я не смогу разрешить тебе поехать в Париж. Мне очень жаль разочаровывать тебя, Эмили, но ты должна остаться здесь.

Счастливая улыбка сбежала с лица Эмили, глаза потухли.

– Но почему, бабушка? – спросила она убитым голосом. – Я думала, ты была довольна тем, как я вела дела в Париже прошлым летом и осенью.

– Да, очень довольна – даже гордилась тобой. Мое решение никак не связано с тем, как ты себя там проявила. Нет, я не совсем точно выразилась. То, как ты показала себя там, – это одна из причин, побудивших меня подумать о новых планах применения твоих сил. – Говоря все это, Эмма ни на минуту не отводила взгляда от своей внучки. – Планах, связанных с твоим будущим. А твое будущее, я уверена в этом, должно быть связано с «Харт Энтерпрайзиз».

– «Харт Энтерпрайзиз»! – воскликнула Эмили, не веря своим ушам.

Она застыла на диване, ошеломленно глядя на бабушку.

– Разве я там нужна? В этой компании уже работают Александр, Сара и Джонатан, и я там буду пятым колесом в телеге! Я буду только мешаться у всех под ногами. И потом, я всегда работала на тебя в универмагах! Мне нравится розничная торговля, и ты это знаешь, бабушка. И я не хочу, у меня ни малейшего желания оказаться в «Харт Энтерпрайзиз»! – протестовала Эмили с необыкновенным жаром, она даже раскраснелась. Не останавливаясь ни на минуту, даже чтобы перевести дыхание, она продолжала: – Я говорю совершенно серьезно. Ты же сама всегда говоришь, что очень важно получать удовольствие от работы. А работая в «Харт Энтерпрайзиз», я уж точно не буду получать никакого удовольствия. Ну, пожалуйста, разреши мне поехать в Париж! Я очень люблю наш парижский универмаг, и очень хочу и дальше помогать тебе, чтобы он по-настоящему встал на ноги. Пожалуйста, измени свое решение. Ну, пожалуйста, очень прошу тебя, бабуленька, хорошая моя. Если ты не передумаешь, мне будет очень плохо, – причитала она. Ее руки, лежащие на коленях, были судорожно сжаты в кулаки, а лицо и сбивчивая речь выражали такое безутешное горе.

Эмма раздраженно кашлянула и неодобрительно покачала головой.

– Ну, Эмили, не надо все так трагически воспринимать! – воскликнула она чуть более резко, чем обычно. – И, ради Бога, перестань меня уговаривать и улещивать. Я прекрасно знаю, как ты умеешь добиваться своего. Иногда я соглашаюсь, а иногда, как сейчас, я просто не желаю ничего слушать. Кстати сказать, наш парижский универмаг уже вполне стоит на ногах, и в немалой степени – благодаря тебе. Там ты уже больше не нужна. Сказать по правде, ты мне нужна здесь.

Эти слова, хотя и сказанные довольно мягким тоном, заставили Эмили быстро выпрямиться и нахмуриться. Она была совсем сбита с толку.

– Я нужна тебе? Зачем, бабушка? Что ты хочешь этим сказать? – в широко раскрытых глазах Эмили появилось беспокойство. Она было подумала, что, возможно, у бабушки серьезные проблемы в «Харт Энтерпрайзиз». Да нет, вряд ли. Может быть, что-то со здоровьем? Тоже как будто не похоже. Но явно здесь что-то не так.

– Что-нибудь случилось, бабушка? – спросила она, чувствуя, что больше не может справляться с растущей тревогой. О Париже она уже и думать забыла.

Почувствовав ее тревогу, Эмма сказала, ласково улыбаясь:

– Ничего плохого не случилось, милая моя. И прежде чем я расскажу тебе, почему ты нужна мне здесь, я хотела бы объяснить, что я имела в виду, говоря о твоем будущем. Разумеется, я понимаю, что тебе нравится работа в универмаге, но в универмагах «Харт» у тебя нет настоящей перспективы. Сейчас реальная власть там – у Полы и твоего дяди Дэвида, а со временем Пола унаследует мой пакет акций. Пола очень высокого мнения о твоих способностях, и она будет рада, если ты будешь работать вместе с ней. Но, Эмили, ведь это означает, что ты навсегда останешься только служащей, получающей жалованье, не будешь иметь никакой доли в компании. Я хочу…

– Знаю, – перебила Эмили. – Но…

– Не перебивай меня, – оборвала ее Эмма. – Я тебе уже говорила в прошлом году, весной, что я тебе оставлю по завещанию шестнадцать процентов акций «Харт Энтерпрайзиз», а это очень большой капитал, поскольку корпорация очень богатая. И надежная. На мой взгляд, не менее надежная, чем Английский банк. Поэтому твое состояние, твоя уверенность в завтрашнем дне будут связаны с твоим пакетом акций «Харт Энтерпрайзиз». И я уже очень давно подумываю о том, что ты должна участвовать в управлении компанией. В конце концов, в один прекрасный день она отчасти станет твоей собственностью.

Эмма не могла не заметить, что на лице Эмили появилось выражение тревоги. Она наклонилась над столом и ласково сжала ее руку.

– Не беспокойся. Я не хочу сказать, что я не доверяю твоему брату. Ты прекрасно знаешь, что я ему полностью доверяю. Александр будет руководить компанией «Харт Энтерпрайзиз» и преданно стоять на страже ее интересов, отдавая этому все свои силы и знания. В этом я не сомневаюсь. И все же я хочу, чтобы и ты начала активно работать в компании, вместе с Сэнди и вашими двоюродными братом и сестрой. Я убеждена, что твои многочисленные способности и твоя неуемная энергия должны послужить той компании, в которой ты будешь одним из главных акционеров и которая будет тебе приносить твой основной доход.

14
{"b":"501","o":1}