ЛитМир - Электронная Библиотека

Я знаю, что она хотела бы поехать туда повидаться с ним, и я подумал, что ей очень понравилось бы, если бы я сам отвез ее туда. Поэтому я разработал совершенно особый план. План этот такой…

Эмили заснула на одном из огромных диванов в верхней гостиной.

Она завернулась в белый махровый халат и спала, свернувшись калачиком, прижавшись к груде диванных подушек. Она показалась склонившейся над ней Эмме маленькой и беззащитной. Эмму захлестнуло чувство щемящей нежности. Она наклонилась, ласково поправила прядь белокурых волос, упавшую на глаза, и прикоснулась губами к гладкой щеке молодой девушки. Потом выпрямилась, раздумывая, разбудить Эмили или не стоит, решила сначала сама приготовиться ко сну и на цыпочках вышла в соседнюю спальню.

Эмма повесила свой соболий жакет, сняла жемчужное колье и такие же серьги и положила их на туалетный столик. Сняла часы и изумруды Макгилла и начала снимать кольцо Блэки, но остановилась и внимательно посмотрела на него. Оно хранилось пятьдесят лет в ожидании ее, и она обещала Блэки никогда его не снимать. Она оставила его на руке, рядом с простым платиновым обручальным кольцом Пола, и продолжила раздеваться. Едва она надела ночную сорочку, раздался стук в дверь, и в проеме появилось улыбающееся лицо Эмили.

– Вот ты где, бабушка. Я не ложилась – ждала тебя.

– Я заметила, дорогуша. Но в этом не было совершенно никакой необходимости.

– Мне просто хотелось, бабуля. Но честно говоря, я не думала, что ты вернешься так поздно. Уже половина первого!

– Я прекрасно отдаю себе отчет в том, который сейчас час, Эмили. И послушай меня, пожалуйста. Если ты будешь жить со мной, тебе совсем не нужно следить за тем, когда я прихожу и ухожу. Меня не нужно опекать. Мне хватает того, что в универмаге меня опекает Пола, – сказала Эмма спокойным ровным голосом, надевая шелковый халат и завязывая пояс.

Эмили хихикнула и проскользнула в комнату.

– Если ты думаешь, что я пытаюсь поменяться с тобой ролями, это не так. Я не собираюсь опекать тебя. Я просто сказала, который час.

– А я бы хотела, чтобы ты просто запомнила мои слова.

– Конечно, бабуля. – Эмили наклонилась над туалетным столиком. Она увидела разбросанные по нему драгоценности, и глаза ее метнулись к руке Эммы. Она сразу же увидела бриллиант, который сверкал и играл в ярком свете ламп. – Ты мне не покажешь кольцо Блэки?

– Откуда ты знаешь про кольцо? – Едва произнеся эти слова, она подумала, что уж у Эмили об этом можно было не спрашивать.

– Мы были в заговоре с Блэки – Мерри и я, – объяснила Эмили. – Недели две назад он через нее попросил меня проверить размер твоего пальца. Он думал, что, может быть, пальцы у тебя стали тоньше.

– Ах, вот оно что! Придется завтра задать ему трепку. Он что, думает, что я превратилась в старую высохшую мумию? – негодующе воскликнула Эмма.

– Никто так не подумает о тебе, бабуля, а уж Блэки – меньше всего. Ты по-прежнему очень красивая.

– Нет. Уже нет. Я старая женщина, – сказала Эмма категорично и бесстрастно. – Но спасибо тебе за добрые слова, Эмили. Конечно, – добавила она со смешком, – все знают, что ты не беспристрастна. – Она протянула левую руку. – Как оно тебе нравится?

Эмили схватила руку Эммы, ее зеленые глаза загорелись и стали круглыми, словно блюдца, а подвижное живое лицо выражало волнение.

– Это великолепный бриллиант, бабушка. Готова биться об заклад, он стоил кучу денег… – Ее голос замер в нерешительности, и после недолгого колебания, она спросила неуверенно: – Это означает, что вы с Блэки собираетесь пожениться?

Эмма рассмеялась и высвободила свою руку.

– Конечно же нет, глупышка. Это было бы смешно. В наши-то годы! Как сказал Блэки, мы обручены и будем самыми добрыми друзьями до конца жизни. Если хочешь, я расскажу тебе историю этого кольца.

– Конечно, очень хочу, бабуля. Но только пойдем в зал. Я приготовила там для тебя термос с горячим шоколадом. Пойдем! – Она властно взяла Эмму за руку и повела ее в соседнюю комнату, не замечая, что суетится вокруг бабушки, как наседка над цыплятами. Эмма только улыбнулась и позволила Эмили распоряжаться собой. В душе это позабавило ее.

Когда история давно минувших дней была наконец рассказана, Эмили вздохнула:

– Ах, бабушка, это так замечательно, так трогательно! Хранить кольцо все эти годы! Господи, вот это – настоящая преданность! – На ее хорошеньком личике с тонкими чертами лица появилось грустно-задумчивое выражение, и она покачала головой: – А ты не верила в безответную любовь! Теперь ты должна признать, что была абсолютно не права.

Эмма снисходительно улыбнулась, но ничего не ответила.

Загоревшись новой идеей, Эмили снова возбужденно заговорила:

– Подумай только, если бы ты тогда, много лет назад, вышла замуж за Блэки, а не за этого Артура Ужасного, твои дети были бы совсем другими – ведь здесь же все дело в генах. Интересно, были бы мои тетушки и дядюшки людьми посимпатичнее? – Эмили откинула голову назад, сжала губы и задумалась, перескакивая с одной мысли на другую. Сразу несколько идей пришло ей в голову, и она снова защебетала: – А как же внуки? Например, Пола? Или я? Господи, бабушка, меня вообще могло бы не быть. Или я могла бы быть кем-нибудь совсем другим…

– Я все равно так же сильно любила бы тебя, Эмили. И Полу тоже. Кстати, может быть, ты расскажешь мне, как прошел сегодняшний ужин?

Эмили мгновенно посерьезнела и наклонилась к Эмме, как будто сообщая величайший секрет:

– Ты не поверишь, но Эдвина вела себя совершенно невероятно.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Эмма с опаской, боясь самого худшего.

Увидев выражение тревоги на лице бабушки, Эмили энергично затрясла головой:

– Нет-нет, не смотри на меня так. Все было в порядке. Эдвина вела себя очень мило… настолько мило, что мы с Полой просто не могли прийти в себя. Вдовствующая графиня была сама любезность… Ну, может быть, не совсем так. – Эмили надула губки. – Ты же знаешь, я люблю немножко преувеличить. – Эмили сморщила носик и продолжала: – Со мной и с Полой она вела себя немного… настороженно. Она нас не очень жалует. Но она была вежлива, а со всеми остальными – даже очень мила. Совершенно не могу представить себе, что ты ей сказала перед ужином, бабушка, но на нее это здорово подействовало. – Эмили изучающе посмотрела на Эмму и попыталась кое-что выведать: – Должно быть, ты сделала ей хорошее внушение. Я права?

Эмма ничего не сказала.

– Я думаю, тетя Эдвина плакала перед ужином. Когда она спустилась; глаза у нее были немного припухшие и покрасневшие. И нос тоже. Она не стала ничего пить, а попросила у меня стакан воды и таблетку аспирина. Мы с ней были вдвоем всего несколько минут. Потом приехали Пола с Джимом и тетя Дэзи с дядей Дэвидом. Эдвина сразу же приклеилась к Дэзи и уже больше не отпускала ее. Она просто питает какую-то слабость к Дэзи. Во всяком случае, во время коктейлей перед ужином она почти ни с кем больше не разговаривала, даже с Джимом. – Эмили небрежно пожала плечами. – Эдвина показалась мне какой-то очень притихшей, и она почти ничего не ела и ничего не пила за ужином. Ты же знаешь, они с мамой обычно неисправимы – всегда немного перебирают. Никогда не знают, когда нужно остановиться. Но вчера Эдвина за весь вечер не выпила ни капли – отказалась даже от вина за ужином. Но что же ты все-таки ей сказала, бабушка?

– Эмили, не будь такой назойливой. Это наше личное дело – мое и Эдвины. К тому же это вообще не столь уж важно. Важно что, что мои слова до нее дошли.

– Уверена, что это так, – согласилась Эмили. – Да, и еще кое-что. Ты ни за что не догадаешься, что она сделала, когда мы после коктейлей переходили в столовую.

– И что же?

– Она спросила тетю Дэзи, можно ли ей после ужина пригласить Энтони на чашку кофе. А потом пошла и позвонила ему в Эллингтон-Холл.

– Он приезжал? – Эмма нахмурилась.

– Да, – усмехнулась Эмили. – Вместе с Салли. Бабуля, они так влюблены и так замечательно смотрятся вместе!

35
{"b":"501","o":1}