ЛитМир - Электронная Библиотека

Сияя радостной улыбкой, Эмили схватила его за руку, взглянула на Эдвину и воскликнула:

– Привет! Рада видеть вас обоих. Ну, что вы скажете: прелюбопытнейшая вечеринка! Правда? Просто потрясающая!

Джим довольно улыбнулся. Ему очень нравилась молодая и полная задора Эмили.

– Ты нигде не видела мою жену? – спросил он.

– Она поднялась наверх, с нянюшками и малышами. Я слышала, она что-то говорила про пеленки, которые нужно поменять. Насколько я понимаю, они усердно занимаются тем, что мочат пеленки. – Эмили хихикнула и закатила глаза. – Ты должен радоваться, что они не намочили твой элегантный французский костюм своими пи-пи.

– Эмили, ну в самом деле, – осуждающе фыркнула Эдвина. – Неужели ты не можешь обойтись без вульгарности. – Она посмотрела на племянницу холодно и неодобрительно.

Эмили, ничуть не обескураженная, снова захихикала:

– Видите ли, малыши всегда это делают. Они – как маленькие щенята. Не контролируют свой мочевой пузырь. Так что я не сказала ничего вульгарного, тетя Эдвина. Я просто констатировала факт.

Джим, не удержавшись, рассмеялся, хотя и понимал, что Эмили умышленно провоцирует Эдвину. Нахмурившись, он посмотрел на Эмили, предупреждая, что ей пора остановиться. Потом посмотрел на свою тетушку, молясь в душе, чтобы она не прицепилась к Эмили.

У Эдвины слова девушки явно вызвали раздражение. К счастью, прежде, чем она успела придумать достойную холодную отповедь, на горизонте появился Уинстон, направился прямиком к ним, поздоровался со всеми и встал между Эмили и Амандой.

Он повернулся к Джиму:

– Извини, что во время такого торжества я заговариваю о делах, но, боюсь, у меня нет выбора. Я хотел встретиться с тобой в понедельник – прямо с утра, – чтобы обсудить кое-какие вопросы. Ты найдешь время?

– Конечно, – ответил Джим, удивленно посмотрев на Уинстона. В его глазах появилась тревога, он нахмурился. – Что-нибудь серьезное?

– Нет-нет. Единственное, почему я упомянул об этом сейчас, – это, чтобы ты не забыл оставить свободный часок для меня. В понедельник нам придется поехать в Донкастер и Шеффилд да и потом вся неделя забита. У меня уйма дел.

– Тогда давай точно назначим время, Уинстон. Например, в половине одиннадцатого… подойдет? Я к этому времени уже отправлю первый тираж в киоски.

– Отлично, – откликнулся Уинстон. Когда это было улажено, Джим сказал:

– Твой отец, кажется, очень доволен собой. И Блэки вроде бы тоже. Посмотри-ка на них двоих. Они похожи на двух мальчишек, которым только что дали новую игрушку. Не знаешь, что их привело в такое веселое расположение духа?

Уинстон, оглянувшись, посмотрел на них и рассмеялся:

– Отец хочет в следующем году выставить Изумрудную Стрелу на скачки «Грэнд Нэшнл». Блэки на седьмом небе от счастья. Да и тетя Эмма, кажется, в восторге.

– Да, это видно, – сказал Джим.

– Господи, Уинстон! Какая замечательная новость! – воскликнула Эмили. – Надеюсь, в следующем году, в марте, бабушка пригласит нас всех в Эйнтри. – Какое-то время разговор вертелся вокруг «Грэнд Нэшнл» и шансов Изумрудной Стрелы на победу в скачках с препятствиями. Все были оживлены.

Все, кроме Эдвины. Она хранила молчание.

Допив свое шампанское, она украдкой, не поворачивая головы, взглянула на Уинстона. Он ей не очень нравился. Но, с другой стороны, она ведь всех Хартов недолюбливает. Единственное, что у них есть, – это много кубышек с деньгами. И неплохая внешность. Она не может отрицать, что на них приятно посмотреть, на всех без исключения. Неожиданно для самой себя, она вздрогнула от удивления – она заметила, как сильно Уинстон похож на ее мать. Она всегда знала, что у них есть общие семейные черты, но не осознавала, насколько сильно их сходство. «Ведь если присмотреться, Уинстон Харт – это более молодая копия Эммы в мужском варианте», – мысленно рассуждала Эдвина сама с собой. Он похож на нее больше, чем кто-либо из ее детей или внуков. Те же черты лица, такие четкие и определенные, словно их высекли из камня; те же рыжие волосы, отливающие золотом; те же умные глаза – такие зеленые, что их цвет лица кажется неестественным. Даже его небольшие руки, в которых он сейчас держит бокал, похожи на ее. «Господи, Боже мой! Это просто неправдоподобно», – подумала Эдвина и быстро отвернулась, не понимая, почему это открытие так неприятно поразило ее.

Джим наконец увидел Полу. Лицо его озарилось радостью, он помахал ей и стремительно бросился навстречу.

Пола со счастливой улыбкой наблюдала, как он спешит к ней. Ее сердце забилось учащенно.

Она очень любит Джима. Ей так повезло, что она нашла его. Он – самый любимый, самый нежный и любящий, самый дорогой и честный – и просто самый хороший человек! Она постарается сделать над собой усилие, чтобы лучше ладить с Эдвиной… Ей так хочется, чтобы он был доволен.

Джим остановился, подойдя к Поле, и взял ее руки в свои. Он улыбнулся, глядя ей в глаза.

– Тебя так долго не было. Я так скучал без тебя.

– Нужно было повозиться с малышами, дорогой. – Ее лучистые ясные глаза с любовью смотрели на него. – Надеюсь, ты не окажешься одним из тех ревнивых отцов, о которых рассказывают.

– Ни за что на свете. Я безумно люблю этих малюток. – Он наклонился к ней, притянул к себе и громко прошептал: – Но тебя я тоже безумно люблю. Послушай, давай удерем сегодня отсюда вечером и спокойно поужинаем где-нибудь только вдвоем – ты и я. Твои родители не рассердятся. Они смогут поужинать с Эммой.

– Но…

– Предупреждаю: я не принимаю ответа «нет», дорогуша. – Он еще ниже склонился к ней и, еще крепче сжав ее руки в своих, шепнул ей что-то на ухо.

Пола покраснела, потом весело и мелодично рассмеялась:

– Ты просто ужасный человек. Настоящий дьявол-искуситель. – Притворно-сердито глядя на него и игриво поддразнивая, она ответила: – К вашему сведению, я замужняя женщина, мистер Фарли. Ваше предложение просто непристойно. Вот что я вам скажу.

– Ты это серьезно? – Он тоже рассмеялся, потом подмигнул ей: – Я думаю, что мое предложение заслуживает внимания.

– К нам направляется мама, – сказала Пола со смехом, искусно переводя разговор на другую тему. – А в ее глазах я вижу решимость. Не знаю только, к чему она относится.

– Скажи «да», – настаивал Джим. – Соглашайся на все.

– Да. Да. Да.

Дэзи перевела взгляд, полный любви, с дочери на зятя и огорченно покачала головой:

– Мне очень жаль нарушать ваше любовное воркование, голубки, но мама начинает проявлять нетерпение. Она хочет покончить с фотографированием. Я всех собираю. Пойдемте со мной в Серую гостиную. Да, кстати, Джим, дорогой, я предложила, чтобы Эдвину включили в один из семейных групповых портретов, и мама согласна.

– Как мило с вашей стороны, Дэзи, – с искренней благодарностью воскликнул Джим и подумал, как характерно для нее думать о других, беречь их чувства. А то, что Дэзи проявила такую заботу об Эдвине, вдвойне похвально.

Мимо Эммы никогда и ничто не проходило незамеченным.

И сегодняшний день не был исключением. Ее глаза успевали всюду, и со своего места у камина ей хорошо было видно всю комнату и всех, кто в ней был. И точно так же, как Джим Фарли держался в стороне и наблюдал за всем, что происходит, Эмма в последнее время все чаще выступала в роли наблюдателя. Однако в отличие от Джима, который воспринимал все поверхностно и, хуже того, верил всему, что видел, Эмма обладала почти пугающей интуицией, которая позволяла ей проникать в суть вещей и событий и понимать их подоплеку. Она отдавала себе отчет в том, что первое впечатление всегда поверхностно и редко отражает суть вещей; она очень остро чувствовала все подводные течения, циркулирующие в этой комнате, – соперничество, конфликты, давнюю вражду между некоторыми из присутствующих.

Ироническая улыбка тронула ее губы. Как обычно, уже сформировались враждующие группы. Легко было видеть, кто вступает в союз с кем. И их души были для нее открытой книгой.

40
{"b":"501","o":1}