ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо. – Эмма мысленно отметила, как разумно Уинстон прокомментировал ситуацию. Она улыбнулась. – Я предпочла бы, чтобы и мы сами никогда больше не упоминали об этом деле. Я думаю, и нам троим лучше всего было бы забыть о нем. Шейн уезжает на полгода. Будем надеяться, что он за это время забудет Полу.

– Он никогда не откажется от нее, – резко и горячо прервал ее Уинстон. – Не в его это характере. – Он оборвал фразу, досадуя на себя и сожалея, что не сдержался.

Но он сказал достаточно для того, чтобы Эмма ясно представила себе ситуацию. «Именно этого я и боюсь», – подумала она. А вслух сказала как можно тверже:

– Возможно, он никогда не перестанет ее любить, Уинстон. Но он – молодой человек полный сил. Не сомневаюсь, у него есть естественные потребности и желания. Будем надеяться, что в конце концов он встретит кого-то, кто даст ему то, в чем он нуждается, и кто будет под стать ему, – женщину, которая сможет помочь ему забыть Полу. Я искренне надеюсь, что он будет жить полной жизнью, найдет применение своим талантам и просто счастье.

– Не знаю, не знаю, – неуверенно пробормотал Уинстон. Нет, он должен говорить Эмме всю правду. В конце концов, это просто его обязанность по отношению к ней. Он бросил на свою тетушку мрачный взгляд. Потом, поскольку он всегда мог говорить с ней о чем угодно без малейшего смущения, добавил прямо:

– Я уверен, у него и в будущем будут мимолетные, ни к чему не обязывающие связи и легкие интрижки. Он не может их избежать, даже если бы хотел, – женщины так и вешаются ему на шею. Шейн, конечно, не святой. И он не тот человек, который мог бы вести монашеский образ жизни. В конце концов, тетя Эмма, не обязательно любить женщину, чтобы спать с ней.

– Справедливо, – сказала Эмма, поднимая брови и бросая взгляд на Эмили.

Уинстон понял этот намек, но Эмили – уже взрослая девушка. Она знает, что к чему. Проигнорировав предостережение, он горячо продолжал:

– Тебе, наверное, неприятно будет слышать, это, но я все равно скажу. По-моему, Шейн О'Нил никогда не будет любить никого, кроме Полы. Это так. Но по-моему, это трагедия и для Полы. Ей было бы гораздо лучше, и она была бы гораздо счастливее с таким человеком, как Шейн, чем с Джимом Фарли.

Резкий тон Уинстона, не говоря уже о его недружелюбных словах в адрес Джима заставили Эмму встрепенуться. Она бросила на него быстрый удивленный взгляд, заметила суровые складки вокруг рта, сердитый блеск в глазах. «А ведь он имеет зуб на Джима, – подумала она. – Вот откуда его плохо скрываемый гнев и раздражение. Уинстон настроен против Джима Фарли, потому что тот завоевал Полу, обойдя Шейна».

Эмма кивнула, но никак не ответила ему.

– Бедный Шейн, жизнь так несправедлива, – сказала Эмили грустно и отрешенно.

– Будет тебе, голубушка. Ты сейчас смотришь на эту ситуацию только глазами Шейна, – проговорила Эмма. – Возможно, Пола не думает, что жизнь несправедлива. Я уверена, она счастлива с Джимом. Я знаю, что она любит его. К тому же, Эмили, кто сказал тебе, что жизнь сладка? Она очень даже горька порой. Моя, например, была очень нелегкой. Как мы справляемся с этой жизнью, как мы реагируем на тяготы и страдания, как преодолеваем их – именно это имеет значение в конечном счете. Мы все должны быть сильными и извлекать уроки из трудностей, закалять в них характер и все тверже стоять на ногах. Мы никогда не должны позволять, чтобы трудности или неблагоприятные обстоятельства сбили нас с ног. Ну, а сейчас давайте закончим этот разговор. Я хочу несколько минут побыть одна.

Уинстон подошел к ней и поцеловал. То же самое сделала Эмили. Они молча вместе вышли из библиотеки.

Эмма чувствовала себя очень усталой. Ей казалось, что не успеет она решить одну проблему, как сразу же возникает другая. Впрочем, ее жизнь никогда и не была иной. «Милый, милый Шейн, – мысленно произнесла она. – Мне от всего сердца жаль тебя. Жизнь на этот раз обошлась с тобой несправедливо. Но ты выживешь. Так или иначе, все мы выживаем».

Совершенно неожиданно слезы навернулись ей на глаза и потекли по щекам. Она пошарила по карманам, нашла носовой платок и вытерла свое старое морщинистое лицо. Ей хотелось хорошенько выплакаться. Но это было не в ее характере – вот так раскисать. И слезами делу не поможешь. Она высморкалась, положила платок в карман и встала, расправляя платье.

Эмма снова подошла к окну, несколько раз глубоко вздохнула, призывая на помощь все свои силы, всю свою огромную силу воли. Постепенно ей удалось взять себя в руки. Ее мысли вернулись к Шейну. Возможно, Уинстон и прав. Вполне вероятно, Шейн не сознавал, какие чувства он питает на самом деле к Поле, пока не стало слишком поздно. А может быть, он считал, что у него еще целая вечность впереди и он сможет завоевать ее. «Когда мы молоды, мы все думаем, что время бесконечно, – вздохнула она про себя. – Будущее расстилается перед нами, и кажется, что нет у него ни конца ни края. Но на самом деле годы проходят… они пролетают, проносятся мимо в мгновение ока». Она подумала о Блэки. Интересно, что сказал бы он в этой ситуации. Но она сразу же решила, что ничего не расскажет ему. Это огорчило бы его, причинило бы ему слишком много горя.

Вчера вечером Блэки сказал, что жизнь чертовски коротка, чтобы тратить ее на сомнения и колебания. В этих его словах много правды и мудрости, особенно если речь идет о двух старых закаленных бойцах, вроде них. Эмма вдруг приняла еще одно решение: она все-таки согласится на предложение Блэки отправиться в кругосветное путешествие. Она больше не будет сомневаться или колебаться.

Отвернувшись от окна, Эмма бодрым шагом пересекла библиотеку и вышла из нее. Она вошла в гостиную, имея перед собой четкую цель – она искала Блэки и старалась представить себе выражение его лица, когда она попросит немедленно приступить к осуществлению его Плана. Она была полна решимости сделать это, как только найдет его в толпе гостей.

Глава 12

– Ты думаешь, все семьи – такие, как наша? У нас все время возникают драмы: то одна, то другая. Мне кажется, у нас никогда не было ни одной спокойной минуты, сколько я себя помню. То наши ужасные дядюшки и тетушки затевают какую-нибудь гадкую интригу, то они готовы всем глаза выцарапать. Да и наше поколение не отстает от них и создает чудовищные проблемы. По правде сказать, у меня такое ощущение, как будто я полжизни провожу на поле боя – а я совсем не считаю себя хорошим бойцом.

Уинстон усмехнулся – его позабавил ее трагический тон, который в точности соответствовал мрачному выражению ее лица. «Ничего, у тебя неплохо получается. Мне кажется, ты – маленький солдатик».

Они сидели на старой садовой каменной скамье на нижней лужайке: несколько лужаек – каждая следующая немного ниже предыдущей – вели сюда от широкой веранды, на которую выходили окна Персиковой гостиной. За их спиной возвышался Пеннистоун-ройял, уходя в голубое небо, уже начинавшее темнеть. Особняк отсюда казался особенно внушительным во всем своем великолепии и царственной красоте. Его многочисленные окна сверкали, отражая лучи клонящегося к закату солнца.

После недолгого молчания Уинстон сказал в раздумье:

– А что касается твоего вопроса, то я не думаю, что другие семьи в точности такие же, как наша. В конце концов, у кого есть еще такая родоначальница, как Эмма Харт?

Эмили немного отстранилась и посмотрела на него снизу вверх, слегка нахмурившись, отчего на ее гладком лбу появились морщинки. Очень строго глядя на него, она сказала:

– Не обвиняй бабушку в тех бесконечных драмах и конфликтах, которые без конца разыгрываются у нас. Я думаю, она, бедняжка, стоит в стороне от них и вовсе к ним непричастна. Когда я думаю о том, как сильно мучают ее некоторые члены этой семьи, я просто прихожу в ярость.

– Ты не так меня поняла – я вовсе не критиковал ее. И я совсем не говорил, что она виновата в возникновении всех этих ситуаций, Эмили. Я просто хотел сказать, что она – самая замечательная женщина нашего времени, совершенно не похожая на других и поэтому вокруг нее просто не могут не возникать противоречия и конфликты. Подумай только, у нее была очень трудная и сложная жизнь – жизнь, которую она, несомненно, прожила на полную катушку. У нее куча детей и куча внуков, а если включить сюда всех нас, Хартов, что обязательно нужно сделать, семейство у нее просто огромное. Больше, чем многие другие семьи. И не забывай, что есть еще два близко примыкающих клана – семейство О'Нил и семейство Каллински. Сложи-ка все это вместе – и у тебя получится почти целая армия.

44
{"b":"501","o":1}