ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не говори глупостей! – резко ответила Пола с растущим раздражением, сосредоточенная на своей цели. Ей не терпелось поскорее найти цветочный магазин, где можно купить луковицы и саженцы.

– Пола, я плохо себя чувствую! Меня сейчас стошнит!

– Это все из-за хлебно-масляного пудинга. Не надо было так много есть.

– Нет, это не из-за него, – продолжала скулить Эмили. – Это из-за того, что я думаю про своего червяка. Мне плохо. Меня сейчас вырвет, – предупредила девочка. Она стала мертвенно-бледной, ее огромные глаза наполнились слезами.

Пола почувствовала себя пристыженной. Она очень любила маленькую Эмили и почти никогда не обижала ее. Она обняла пятилетнюю малышку за дрожащие плечи и погладила ее по мягким белокурым волосам.

– Ну, будет тебе, Эмили, не плачь. Я уверена, у тебя нет никакого солитера, правда-правда. Чтоб мне на месте провалиться!

В конце концов Эмили перестала плакать и нашла в кармане кофточки носовой платок. Она громко высморкалась, потом доверчиво вложила свою ручку в руку Полы и спокойно засеменила рядом с ней, укрощенная и притихшая. Так они прошли по набережной, мимо многочисленных причудливых старых магазинчиков. Наконец Эмили собрала всю свою храбрость и опасливо спросила шепотом:

– А если все-таки он у меня есть? Что мне делать с моим…

– Я запрещаю тебе больше говорить о своем страшном червяке, противная маленькая девчонка! – воскликнула Пола, снова теряя терпение. – Знаешь, что я тебе скажу, Эмили Баркстоун: ты просто зануда. Ужасная зануда. И если ты сию секунду не замолчишь, я никогда больше не буду с тобой разговаривать.

Эмили была уничтожена.

– Но ты же всегда говорила, что я твоя любимица. Это что же значит? Я – твоя любимая зануда? – спросила Эмили, пытаясь идти в ногу с Полой, глядя с надеждой на свою старшую двоюродную сестру, которую боготворила.

Пола рассмеялась. Она взяла Эмили на руки и приласкала маленькую пухленькую девчушку:

– Да, ты – моя любимая зануда, булочка ты моя с запеченным яблочком. Я знаю, что ты будешь хорошей девочкой и перестанешь капризничать, как избалованный ребенок, поэтому я расскажу тебе очень-очень важный секрет.

Эмили был так польщена, что слезы ее сразу же высохли, а зеленые глаза широко раскрылись.

– Какой секрет?

– Я собираюсь устроить для бабушки сад, очень красивый сад. Поэтому мы с тобой и пришли в Скарборо, чтобы купить семена и все, что для этого нужно. Но ты не должна ничего про это говорить бабушке. Это большой-большой секрет.

– Я обещаю, обещаю! – возбужденно закричала Эмили.

В течение следующего получаса, пока две девочки ходили из одного цветочного магазина в другой, Эмили с рабским обожанием слушала Полу, а Пола красноречиво живописала красоты своего будущего сада – все чудесные растения, которые она там посадит. Она описывала все цветы в мельчайших подробностях: какие у них лепестки и какие листья, и как они пахнут, и какого цвета. Эмили была в таком восторге, так зачарована возможностью участвовать в таком взрослом деле, что скоро и думать забыла о солитере. Наконец, хорошенько все обдумав и взвесив, Пола выбрала любимые бабушкины цветы и купила их. Они вышли из последнего цветочного магазина с сумкой, до краев наполненной луковицами, пакетиками с семенами и каталогами для садовода.

Когда они дошли до конца улицы, Эмили посмотрела снизу вверх на Полу, улыбнулась ласково и хитро, на ее маленьком личике появились ямочки.

– А теперь-то мы можем пойти к лотку с моллюсками?

– Эмили, ты что, опять начинаешь занудствовать? Веди себя как положено.

Эмили не обратила никакого внимания на это увещевание.

– Послушай! У меня есть предложение получше. Давай пойдем в «Грэнд» и выпьем там чаю. Мне очень хочется. И там можно съесть по слойке с кремом и по бутерброду с огурцом, и по лепешке с клубничным джемом и сгущенными сливками, и…

– У меня уже не осталось денег, – твердо заявила Пола, надеясь, что это моментально заставит Эмили замолчать.

– А ты подпиши счет, как бабушка всегда делает, – предложила Эмили.

– Мы не идем в «Грэнд», и это мое последнее слово. Замолчи немедленно. Ты только попусту время тратишь… уже поздно. Нам нужно поторопиться.

Когда две девочки вернулись в «Гнездо цапли», они уже снова были лучшими друзьями. Эмили сразу же предложила свою помощь, ей очень хотелось снова завоевать расположение двоюродной сестры. Ей всегда хотелось заслужить одобрение и любовь Полы. Она вертелась около нее, приседала на корточки, писклявым детским голоском давала непрошеные советы. Понаблюдав некоторое время за Полой, Эмили сказала:

– Могу поспорить с кем угодно, что ты родилась садоводником, Пола.

– Не садоводником, а садовником, – поправила Пола, не поднимая головы, поглощенная своей работой. И она продолжала копать и рыхлить хороший жирный чернозем, впервые в своей жизни сажая цветы, причем делая это с величайшей уверенностью в том, что она все делает, как надо, и ни секунды не сомневаясь, что они будут расти и цвести.

Она собирала свои садовые инструменты, когда Эмили напугала ее: она высоко подпрыгнула и издала душераздирающий, испуганный вопль.

– Ой! Ой! – кричала Эмили, продолжая прыгать и отчаянно отряхивая юбку.

– Что с тобой, глупышка? На твои крики сюда через минуту прибежит бабушка и увидит сад – и тогда сюрприз не получится.

– Это был червяк! Посмотри! Вот он, около твоей ноги. Он полз по моей юбке. Фу-у, какой противный, жирный и извивающийся. – Эмили была белее полотна и дрожала.

И тут Полу во второй раз за этот день посетило вдохновение и подсказало ей идею, которую она сразу претворила в жизнь. Она схватила лопату и разрубила червяка пополам. Потом засыпала его землей и повернулась к Эмили с веселой и торжествующей улыбкой:

– Должно быть, это и был твой солитер. Я думаю, он сам решил от тебя уйти. И я его убила, так что теперь все в порядке.

Пола подняла маленький ящичек с инструментами и, сделав знак Эмили, чтобы та шла за ней, быстро зашагала по садовой тропинке к сараю, где хранились инструменты. Внезапно она остановилась, задумалась на минутку и сказала:

– Но будет лучше, если ты не скажешь бабушке ничего про червяка, а то она может заставить тебя пить лекарства – на всякий случай, чтобы убедиться, что у тебя в животике нет еще одного такого же.

Эмили передернуло при одной мысли об этом.

Потом, уже летом, когда Пола и Эмили снова приехали на виллу у моря, когда они увидели сад в цвету, их восторгу не было предела. Пока их не было, все взошло и разрослось, множество разных цветов, выбранных Полой, яркими пятнами, словно нарисованными художником, оживляли темный фон земли. Эмма была глубоко тронута, когда в первый же день в «Гнезде цапли» две девочки провели ее по саду, показывая все, что посадила Пола, и заглядывая ей в лицо с надеждой и радостным ожиданием: что она скажет? как ей понравится? Эмили рассказала ей про их поход в Скарборо, предусмотрительно исключив всякое упоминание о червях. Эмма знала об этой их маленькой экспедиции в тот субботний весенний день, но сделала вид, что очень удивлена. Она похвалила обеих за то, как хорошо они все придумали, и, увидев, что из Полы может получиться хороший садовод, она с тех пор всячески подталкивала девочку к этим занятиям.

Так началась в тот год долгая и страстная любовь Полы к саду. С тех пор она вечно что-нибудь сажала, пропалывала, подрезала, рыхлила.

С одобрения Эммы она развела огород в ее йоркширском поместье, где росли разнообразные овощи и зелень. И еще она посадила и вырастила теперь уже многим известную рододендроновую аллею. На то, чтобы спланировать, посадить и вырастить эту аллею, у нее ушел не один год, и это был еще один пример того, как она всегда стремилась к совершенству в любом деле, которым занималась.

Из всех садов, которые Пола посадила, сад в «Гнезде цапли» оставался самым дорогим для нее.

И сегодня, семнадцать лет спустя после того, как она его посадила, она снова вспомнила о нем, когда, устав от работы, она встала и потянулась. Она сняла перчатки, в которых всегда работала в саду, положила их на садовую тележку и отступила на шаг назад, чтобы оглядеть свой сад с каменными горками.

56
{"b":"501","o":1}