ЛитМир - Электронная Библиотека

Джим переступил с ноги на ногу и подумал, сколько же Пола еще собирается сидеть там. Он раздраженно посмотрел на часы. Если она не придет через несколько минут, он сам пойдет туда и поговорит с ней в саду. Ему очень хотелось, чтобы она поняла одно: Эмма не разочаровалась в нем. Утром, когда он сказал ей, что хочет уйти с поста директора-распорядителя, бабушка согласилась и сказала, что ценит его честность. «Если ты точно знаешь, что ты этого хочешь, ты так и должен поступить, – сказала Эмма с одобряющей улыбкой. И уж я-то не буду останавливать тебя». Эмма поняла его и отнеслась к нему очень сочувственно. Она по-своему любит его. И он ей предан всей душой. Между ними существует особая связь. О ней никогда не говорят словами, но тем не менее она существует.

К своему большому облегчению, он увидел, что Пола медленно идет по тропинке. Слава Богу, она возвращается домой. Напряжение немного отпустило его, хотя на этом расстоянии невозможно было понять, в каком она настроении, или определить, как она поведет себя. Но ему всегда было трудно сделать это. Ему казалось, что она постоянно держит его в напряжении, заставляя гадать, что она думает и чувствует. Она довольно неуравновешенна, временами с ней бывает нелегко, но ни одна женщина никогда так не привлекала его и не имела такой власти над ним, как она. Хотя она совсем не стремилась к этому. Их связывает что-то, что трудно объяснить словами, и они испытывают настолько сильное физическое влечение друг к другу, что этому невозможно противиться. Пола по характеру такая серьезная, сосредоточенная, целеустремленная, у нее настолько сложная душевная организация, что он часто испытывает изумление и недоумение. Но ему всегда нравилась глубина ее характера и ее искренность. И еще его очень привлекала в ней ее страстность – то, что она испытывала сильнейшее влечение к нему в постели. Женщины, которые были у него до встречи с Полой, часто жаловались на его сексуальный аппетит, на его ненасытность в постели. Им казалось, что это ненормально, они не могли удовлетворить его, не выдерживая такого длительного полового акта. А Пола воспринимала это совсем по-другому… Никогда не жаловалась, всегда радовалась ему, с такой же готовностью, как и он, отдавалась любви, а он никогда не мог насытиться ею. И знал, что она чувствует то же самое.

Встреча с Полой была самым замечательным, что выпало ему в жизни, и он с каждым днем все глубже осознавал это. Как ему повезло, что он встретил ее тогда в самолете, возвращаясь из Парижа!

Он вернулся мыслями к тому дню, ярко вспоминая каждую деталь той их первой встречи. Ее имя показалось ему знакомым, и ее милое лицо тоже смутно о чем-то напоминало, но он не сумел сообразить, кто она такая. Когда в ту ночь он ворочался в постели и не мог заснуть и мыслями все время возвращался к ней, все вдруг встало на свои места. Он сообразил, что она – дочь Дэвида Эмори, который управляет универмагами «Харт», и, значит, внучка Эммы Харт, на которую он работает. Ему стало одновременно и страшно, и грустно. Он не сомкнул глаз всю ночь, думая о создавшейся ситуации и о том, какие последствия она может иметь.

На следующее утро он был совершенно сбит с толку, не знал, как ему держаться, его раздирали противоречивые чувства, он мучился и терзался, не зная, отменить ли встречу – они договорились поужинать вместе. В конце концов он не устоял перед желанием снова увидеть ее и поехал в ресторан «Мирабелл», испытывая страшную неуверенность. Он был взвинчен и напряжен до предела, встревожен, а сердце у него колотилось так, словно было готово выскочить из груди. Когда один из официантов упомянул о ее бабушке, он увидел возможность разрешить свои сомнения. Это была хорошая завязка для разговора, и он спросил ее, кто же эта ее известная бабушка. Пола ответила прямо и без колебаний. Она сказала об этом легко, не придавая особого значения, чем сильно облегчила его положение. И вдруг, к его удивлению, оказалось, что ее родословные связи с Эммой Харт действительно не имеют никакого значения. Те сильные чувства, которые вызывала в нем Пола, отодвинули все на задний план, и во время того ужина в «Мирабелл» он по уши влюбился в нее и решил на ней жениться – даже если Эмма уволит его, а ее – лишит наследства.

Джим вспомнил ту ночь, месяц спустя после их первого свидания, когда они наконец оказались в постели вдвоем. Неожиданно эротические воспоминания и мысли о близости с ней начали просыпаться в его мозгу, завладев им, и он почувствовал, как его обдало жаром. Он знал, что он сделает в ту самую минуту, когда она войдет, знал, как уладить все проблемы между ними. Если хорошенько подумать, слова и длинные объяснения бессмысленны и неуместны. Важны действия и поступки. Да, так будет лучше всего, это единственный возможный путь, это позволит им стереть само воспоминание о недавней ссоре.

Когда в комнату вошла Пола, Джим увидел, что она немного успокоилась, что ужасная бледность прошла и цвет лица у нее нормальный. Он подошел к ней и взял ее руки в свои.

– Мне очень плохо от этих ужасных ссор, – сказал он.

– Мне тоже.

Не произнося больше ни слова, он взял ее лицо в свои руки и поцеловал ее в губы, пытаясь своими губами пробудить в ней ответное желание. Он чувствовал, что уже возбужден и его желание растет. Джим обнял ее и притянул к себе, чтобы чувствовать все изгибы ее тела. Его руки опустились по спине, ниже, лаская округлость ее ягодиц, и он прижал ее к себе со всей силой своего нетерпеливого желания. Она должна понять, как он возбужден, должна понять, что он хочет обладать ею немедленно.

Пола не возражала против его поцелуев, но потом быстро оттолкнула его:

– Джим, пожалуйста, не надо. Они уже вот-вот приедут…

Он заставил ее замолчать, закрыв ее рот поцелуем. Потом, оторвавшись на секунду от нее, потянул ее к кровати. Он бросил ее на кровать, лег рядом с ней и обхватил ее своими длинными ногами. Голосом, хриплым от охватившего его желания, он сказал, жарко дыша ей в затылок:

– Я хочу тебя. Сейчас. Быстрее, пока они не приехали. У нас есть время. И ты знаешь, что это всегда помогает забыть о ссоре. После того как мы позанимаемся любовью, она уходит совсем. Ну пожалуйста, дорогая, разреши мне раздеть тебя.

Пола хотела возразить. Она была не в настроении, настороже, потому что чувствовала, что он опять пытается манипулировать ею. Но он уже неловко расстегивал пуговицы на ее рубашке, и она не сказала того, что хотела. Иногда гораздо легче уступить – она уже успела понять это за последний год. Джим считает, что секс может решить все их проблемы. Но ведь это не так.

Глава 18

На следующее утро, в половине седьмого, Пола выехала из Лонг Медоу в свою контору. Она выглядела спокойной и элегантной. На ней был великолепно сшитый черный льняной костюм с ослепительно белой шелковой рубашкой.

Проведя беспокойную ночь, – она ворочалась и не могла уснуть, ее одолевали тревожные мысли – она встала раньше обычного. Только Нора уже поднялась и готовила бутылочки, чтобы кормить малышей. Приняв душ и одевшись, Пола провела четверть часа в детской с близнецами и их няней, отдыхая душой, а потом спустилась в кухню. Выпив наскоро чашку чая, она написала Джиму записку, объясняя, что у нее очень трудный день в универмаге и она хочет быть там пораньше.

Это было правдой только отчасти. Пола ощущала настоятельную необходимость разобраться в своих запутанных мыслях и спокойно все оценить. Она могла это сделать только в одиночестве. Но ведь ее всегда окружают люди. Единственное время, когда она одна – это когда работает в саду или в машине.

Съезжая с посыпанной гравием дорожки, она осознала, что, уехав из дома, чувствует облегчение. Сегодня дом действовал на нее еще более угнетающе, чем когда бы то ни было. Хотя она очень любит сад и оранжерею, Лонг Медоу никогда не станет местом, где ей по-настоящему хорошо, несмотря на то, что он стал выглядеть более приветливо и атмосфера в нем стала более приятной, благодаря их с Дэзи усилиям. Бабушка тогда сказала: «Вы обе сделали все, что могли, но из свиной кожи нельзя сшить шелковый кошелек».

65
{"b":"501","o":1}