ЛитМир - Электронная Библиотека

Питер вышел из хижины. Утренний ветерок холодил виски. Тут он впервые ощутил, до чего же ему ненавистен этот здоровенный горец. Но, спускаясь под гору к корралю, где стоял Злой Рок, он продолжал мирно болтать с шагавшим следом дядюшкой Дэном:

– Сколько ему лет?

– Будет пять.

– Знаешь отца?

– Ни разу не видал.

– А мать?

– В жизни не встречал.

Вот и все, что узнал Питер о родословной Злого Рока. Подошли к корралю.

– Эй! – крикнул дядюшка Дэн. – А аркан-то забыли. Чем ловить будешь?

– Мне не нужно, – остановил его Питер. – Все равно бросать не умею.

С этими словами, повернувшись лицом к горцу, он подлез под жердь.

– Берегись! – вырвалось у того.

В дальнем конце загона раздался стук копыт, но Питер уже проскользнул внутрь, и когда разогнулся, Злой Рок на всем скаку резко повернул и, обежав вдоль ограды, как вкопанный встал перед чужаком.

– Невероятно! Не может быть! – восклицал за забором дядюшка Дэн. А тем временем уздечка уже была на голове Злого Рока, и конь, навострив одно ухо и прижав другое, лишь потряхивал головой и удивленно покусывал удила. Питер поднял седло. Фыркнув, конь резко повернулся, но потом, совсем по-собачьи обнюхав Питера, позволил ему накинуть седло на спину. Из-за ограды раздавался яростный рев вконец изумленного Томаса.

– Ты его одурманил! – завопил он.

Не удостоив его ответом, Питер затянул подпругу и вскочил в седло. Жеребец задрожал мелкой дрожью и, чуть припав к земле, напряг мышцы для прыжка; Питер тоже дрожал как осенний лист. Откровенно говоря, ему действительно стало так страшно, словно он сидел на конце молнии, которая сейчас унесется в небо. Но Злой Рок вдруг выпрямился, повернул голову и тронул губами носок ботинка Питера. Потом вскинул голову и, позвякивая уздечкой, пошел легкой рысью. Подъехав к самой двери хижины, Питер соскочил на землю. Изрыгая проклятия, дядюшка карабкался в гору. Продолжал бушевать и когда наконец добрался до хижины.

– Одурманил его! – гремел он. – Проклятие, ты его одурманил! Дай сюда поводья и…

– Послушай меня, – пытался урезонить его Питер.

– Не желаю слушать!

– А у меня есть что сказать. К примеру, послушай вот это!

И, выхватив револьвер из кобуры дядюшки Дэна, он выстрелил вверх. Легкий металлический звон засвидетельствовал, что Питер попал в цель.

– Значит, хочешь играть в эту игру? – продолжал бушевать горец. – Хорошо, сделаю из тебя решето!

– Смотри туда, – указал Питер пальцем.

Он показал на верхушку торчавшей из крыши трубы, над которой на трех ножках стоял конической формы колпак. Одна ножка оказалась перебита.

– Смотри лучше! – крикнул Питер и выстрелил снова. Конический колпак повис на одной ножке. – Еще? – Грохнул выстрел, и колпак, потеряв последнюю опору, взлетел в воздух. Питер сунул револьвер в кобуру. – Больше не желаю от тебя никаких неприятностей, – строго сказал он ошеломленному дядюшке Дэну. – Будешь вести себя тихо, а?

Дядюшка Дэн и впрямь стал другим. Его хватило только на то, чтобы изумленно глазеть на своего странного молодого гостя.

– Позови Мэри, – приказал Питер.

Старик повиновался.

– Громче! – настаивал Питер.

– Ты мне не указ!

Питер подошел поближе и ткнул стволом револьвера в громадное брюхо горца.

– Вот что, – произнес он, – когда с тобой разговаривают, веди себя вежливо и не повышай голоса. Иначе ни за что не отвечаю. Зови Мэри!

Дядюшка Дэн крикнул что есть мочи. Питер бросил револьвер обратно в кобуру.

– Если думаешь, что сумеешь спрятаться, прежде чем я достану револьвер, давай попробуй, – предупредил Питер. – Копать могилу – не моя забота!

Но Томас теперь, видно, полностью сдался. Пить даже для него оказалось рановато. Он раскис душой и телом. Из-за деревьев вышла Мэри и с первого взгляда поняла, что происходит что-то неладное.

– Мэри, – спросил Питер, – тебе здесь хорошо?

– О нет!

– Чем ты ему обязана?

– Абсолютно ничем, разве что он работает на земле.

– Это его земля?

– Мэри! – крикнул дядюшка Дэн.

– Нет, если только он обманом не выудил ее у папы!

– Когда останемся одни… – снова попробовал дядюшка Дэн.

– Чего же тогда ты его терпишь?

– А куда еще мне идти? Потом, я боялась убегать.

– Мэри, я пригляжу за этим негодяем, а ты давай седлай коня и собирай вещи.

– Ты о чем, Питер?

– О том, что забираю тебя отсюда.

– Но куда?

– Куда пожелаешь.

– Но…

– Ты меня боишься, Мэри?

– Еду! – крикнула девушка.

– Ты что, тронулась? – воскликнул дядюшка Дэн. – Мэри, ты же никогда не видела этого человека!

– Хватит орать! – оборвал его Питер. – Обо мне можно узнать больше с одного взгляда, чем о тебе за тысячу лет. Однако хватит рыпаться, дядюшка Дэн. Чем дольше я на тебя смотрю, тем больше мне хочется привязать тебя вон к тому дереву и оставить распутывать веревки, а?

Побледнев, горец окончательно умолк. А Мэри словно подменили. Она помчалась вниз по склону, и вскорости Питер услышал, как она распевает в одном из корралей. Потом галопом понеслась обратно на крепкой чалой кобылке. Подскакав к дому, бросила поводья и, соскочив с седла, побежала внутрь. Через пять минут появилась снова с узелком под мышкой.

– Мэри, это все твое имущество?

– Ага.

– Если бы было время, – сказал Питер, обращаясь к дядюшке Дэну, – я бы поговорил с тобою плеткой. Такой разговор ты бы понял. Но нам некогда. Однако запомни следующее: если вздумаешь за нами погнаться, я остановлюсь в ближайшем городке и расскажу там, как ты обращался с Мэри. Они, дядюшка Дэн, воздадут тебе по закону и кое-что в придачу. Заруби это себе на носу… а пока – гуд-бай!

Мэри вскочила в седло, и в следующий момент их кони, стуча копытами, во весь опор мчались по дороге; на случай если дядюшке Дэну вздумается сбегать в дом за ружьем, следовало быть подальше. Позади не раздалось ни выстрела.

Глава 6

Под звездами

Но веселый азарт приключения, ожидание погони, милое личико скакавшей рядом Мэри – все это оказалось ничто по сравнению с восторгом от езды на сером красавце. Злой Рок мчался словно ветер – легкой, ровной рысью. Пританцовывая, спускался по крутым каменистым склонам и как бы парил на равнине. Когда они, взобравшись на одну из вершин, придержали коней, чтобы оглядеться и обдумать положение, Злой Рок дышал, будто и не участвовал в бешеной скачке, тогда как бедная чалая стояла вся взмыленная.

– Если я теперь вернусь… – начала Мэри.

– А зачем?

– Но куда мне ехать, Питер?

– Куда захочешь.

– У меня же нет другого дома.

– Родственники есть?

– Только сестра матери в Кинси-Сити.

– Почему бы не поехать к ней?

– Откуда мне знать, будут ли мне рады?

– Не найдется на свете такого человека, который не обрадовался бы тебе.

– Питер, зачем ты так?

– Потому что это правда.

– Перестань!

– Мэри, если бы я имел зеркало, я бы быстро тебя убедил.

– Питер, ты заставляешь меня краснеть.

– В таком случае я ужасно рад. Это все равно что…

– Что?

– Мэри, – оборвал себя Питер, – со сколькими ребятами ты знакома?

– За последние четыре года… ни с одним!

– Тогда никто не говорил тебе ничего такого…

– Что, например, Питер?

– Когда найдем местечко получше, постараюсь тебе объяснить.

Тут, будто догадавшись, что он имеет в виду, она пустила чалую вперед. Питер тронул следом Злого Рока. Его не оставляло ощущение, что отныне он полностью овладел сердцем Мэри и та будет так же покорна ему, как послушно скачущая в темпе, задаваемом Злым Роком, чалая кобылка. Даже когда Мэри, пригнув голову, подстегивала чалую, Питер не сомневался: скажи он одно лишь слово, как она, радостно смеясь, обернется и одарит его счастливым взглядом. И Питер упивался своим могуществом!

Он принялся размышлять о девушках вообще. Решил, что все зависит от того, как к ним подойти. В данном случае, чтобы завоевать доверие Мэри, оказалось достаточно одной встречи. И все же, заговори он с ней так, как тогда с той, первой, Мэри, его, несомненно, ожидала бы неудача. Каждая девица – что твой музыкальный инструмент, на разных инструментах играют по-разному. И Питер чувствовал в себе безграничные способности находить ключик к любой.

8
{"b":"5013","o":1}